Простыми словами
Адина Нурберген
Вопросы информационной гигиены
Фальшивые новости, или фейки, занимают все больше места в мировом информационном пространстве. Из-за того, что их влияние растет, в разных странах на государственном уровне разрабатываются системы борьбы с распространением недостоверной информации. Но, несмотря на все принимаемые меры, аудитория по-прежнему предпочитает скучной правде яркую ложь.
Грибы с глазами
Вспоминаю старую шутку про то, что «в Рязани грибы с глазами, их едят – они глядят». Нам было смешно, ведь мы даже в детстве понимали, что это присказка про наивных людей, которые верят во все, что им ни скажут. И полувека не прошло, а в интернет-пространстве выдуманных новостей – как тех самых грибов после дождя, только теперь люди верят им все больше и больше.
Недостоверные, или фейковые (от английского fake – «фальшивка»), новости настолько распространены и так сильно влияют на аудиторию, что их как феномен современности изучают в вузах, пишут по ним диссертации. Фейки пугают, зас­тавляют людей терять деньги и имущество, провоцируют конф­ликты. Сегодняшние «грибы с глазами» обладают большой привлекательностью, а их авторы и разработчики год за годом повышают свой «профессионализм». Фейки отзываются на проблемы общест­ва, давят на больные мес­та, трогают за живое.
Психологи утверждают, что люди склонны легче верить тому, что их эмоционально цеп­ляет. Так работают громкие заголовки фейков. Существуют ключевые слова, которые, как соус, помогают аудитории «проглотить» любую, даже недостоверную информацию. В этом списке всем известные характеристики: «шокирую­щий», «жестокий», «невероятный», «неожиданный», «всемирно известный» и тому подобные. Хороши также в качестве «прип­равы» упоминания правительства, министров и минис­терств, имен политиков, звезд эстрады и других известных людей. Сюда же относят преувеличения, когда сильный ветер именуют ураганом, потасовку – массовой дракой, а пару царапин – смертельными ранами. И вот уже заметку ни о чем с заголовком о «звезде, получившей смертельные раны в результате урагана» пользователи готовы рассылать друг другу, практически не читая ничего, кроме заголовка.
Фредерик Бурр Оппер "Репортеры с фейковыми новостями" 1984
Кстати, самыми опасными эксперты считают фейки, которые рассылаются в мессенд­жерах. Ведь эта информация приходит к нам от наших друзей, коллег, родственников, участников клубов по интересам. От людей, которым мы доверяем больше, чем другим. А первоисточник найти уже прак­тически невозможно, потому как эту новость скопировали и переслали тысячи людей.
Находясь в мировом информационном пространстве, Казахстан так же, как и другие страны, подвергается воздейст­вию фейков. В нашей стране СМИ говорят уже об «эпидемии спама». Достаточно вспомнить, как в родительских чатах в WhatsApp волны негодования вызвала фотография якобы страницы из учебника по математике, где предлагалось посчитать, сколько раз одноклассники плюнули Феде в компот.
На самом деле эта «задачка» оказалась из юмористической книги Григория Остера «Школа ужасов» и не имела никакого отношения к казахстанским учебникам. Но обеспокоенных родителей было уже не остановить. Фото разослали по WhatsApp многотысячными тиражами, дошло даже до петиций в адрес Министерства образования и науки. Главе МОН пришлось объяснять, что в казахстанском учебнике нет никакой задачи про плевки в Федин компот, только после этого ажиотаж в Сети сошел на нет.

Эта история подтверждает то, как легко верят люди в любую выдумку, когда это касается их родных и близких. Разрушительное влияние фейков не первый год исследует главный редактор сайта Factcheck.kz Павел Банников. Вместе со своей командой он занимается проверкой на достоверность новостей, публикуемых в отечест­венном сегменте Интернета. И по его словам, почти 70% казахстанской аудитории новости не проверяют и верят всему, что попадает в их информационное пространство.
"Люди живут как будто в информационном пузыре, где собственное мнение отскакивает от его стенок и возвращается к человеку. А тем временем у нас постоянно идут информационные вбросы. Самый частый вариант – рассылают видеоролики, в которых говорится, что это все происходит в Алматы, в Костанае, а на самом деле видео откуда-нибудь из Дагестана. Из самых ярких могу вспомнить случай, когда в 2017 году в Мьянме был конф­ликт между буддистами и мусульманами. Тогда рассылали ролик, где якобы буддисты пытают мусульманского ребенка. Мы проверили этот ролик, обнаружили, что это не Мьянма, а Камбоджа. Действительно, это преступление, но совершенное в другой стране и уже давно раскрытое",

Павел Банников
Источник: 24.kz
По его словам, проверка новости на правдивость занимает от 60 секунд до 3 месяцев. Тем более что в Казахстане, по мнению эксперта, с открытыми данными ситуация весьма неплохая. Например, можно легко найти достоверные цифры статистики, актуальную информацию на сайтах госорганов. И при условии, что каждый проверит хотя бы те новости, достоверность которых можно установить за 60 секунд, информационное пространство в Казахстане станет намного чище, и мы сможем уберечь своих близких от воздействия ложной информации.

Проблеме фейковых новос­тей в нашей стране также уделяется внимание и на уровне Правительства. Участившиеся вбросы фальшивых новостей отметил министр информации и общественного развития РК Даурен Абаев.
«Мы часто сталкиваемся не только с откровенной и наглой ложью, но и с постоянными манипуляциями информацией. Для этого существует одна ключевая причина – анонимность. Она позволяет отдельным лицам безнаказанно распространять ложные факты. Чаще всего объек­тами таких атак становятся публичные персоны: чиновники, бизнесмены и даже целые компании»,

Даурен Абаев
Министр подчеркнул, что новости, за которыми нет конкретного автора с именем, фамилией и СМИ, которое он представляет, нельзя считать журналистикой. Он также отметил, что в большинстве случаев фейки бывают политически мотивированными. Авторы не просто искажают факты ради искажения, а меняют информацию так, чтобы натолкнуть аудиторию на нужные им выводы, то есть, по сути, лишают читателя права думать самостоятельно. Такая подача является признаком заказной дезинформации.
«Чаще всего это не только попытка очернить чью-то репутацию или спровоцировать конфликт, но и психологичес­кая атака на конкретного человека, намерение выбить его из колеи. Как правило, публичные люди уже привыкли к таким провокациям, но ведь они бьют и по их родным. За всеми этими репостами и лайками могут стоять поломанные судьбы»,

Даурен Абаев
Следует напомнить, что в Казахстане за распространение заведомо ложной информации предусмотрено уголовное наказание до 5 лет лишения свободы.
На самом деле правды нет?
«Абсолютной правды в медиа­мире не существует!» С таким заявлением на 20-й Центральноазиатской конференции СМИ в Алматы выступил профессор Сэлфордского университета Марек Бекерман (Великобритания). Он считает, что бороться с фейками при помощи запретов и ограничений бессмысленно, закрытие отдельных ресурсов может только спровоцировать рост популярности ложной информации. Кроме того, по мнению эксперта, еще одной причиной распространения фейков стало постепенное размывание принципов деятельности СМИ и самой сути редакторского процесса.
«Я считаю, это большая задача журналистики – вернуться в сложный мир, где аудитория хочет простых ответов на свои вопросы. Существуют всегда дополнительные факты, в любой ситуации есть не только черное и белое. Правда не бинарная, она сложная. И журналисты должны донести это до общества, которое все больше привыкает к бинарному видению мира».

Марек Бекерман
Видимо, стратегией «незап­рещения» и руководствовались организаторы газетного киоска фейковых новостей в Нью-Йорке. Такая торговая точка появилась на Манхэттене в ноябре прошлого года. Обложки периодических изданий в киоске содержали заголовки типа: «Бойцовский клуб для малышей» или «Обезболивающие в нашей канализации». А вот содержание газет было посвящено как раз тому, по каким признакам распознавать потенциально ложную информацию. Создатели киос­ка заявили, что таким неординарным способом стремятся привлечь внимание общества к проблеме фейков.
«Элита Голливуда торчит от крови младенцев»
Интересен опыт Великобритании в борьбе с потоком дезинформации. Для создания пула достоверных новостей и проверки фактов в этой стране применяются не запреты и ужесточение ответственнос­ти, а инновации. Например, в интернет-версии одного из крупнейших изданий – The Guardian – открыт блог для работы с источниками, в котором с аудиторией взаимодействуют профессиональные и авторитетные журналисты. Визуальный контент на сайте содержит сравнительные данные из нескольких источников с комментариями экспертов и открытым обсуждением. Таким образом, аудитория получает достоверную информацию с сайта и может обратиться с вопросами к профессионалам для проверки новостей, поступающих из других источников.
Guardian также придумала ставить специальные метки на старые заметки.Источник: jrnlst.ru
Но, несмотря на все меры, фейки продолжают захватывать информационное прост­ранство. И зачастую их «подкарм­ливают» не только читатели, но и сами журналис­ты в погоне за популярностью.
Показательная история прои­зошла в прошлом году в Германском издании Der Spiegel, которое считается флагманом немецкой информативной журналистики. Еженедельник разоблачил автора фейков в собственных рядах. Выяснилось, что 33-летний журналист Клаас Релотиус, с 2011 года опубликовавший в Der Spiegel 60 текстов, оказался человеком с фантазией, который приписывал выдуманные фразы несуществующим героям своих репортажей, выдавая как факты сведения, не соответствующие действительности.

Фантазера уличил во лжи его коллега, внештатный автор Der Spiegel Хуан Морено, который вместе с Релотиусом по заданию редакции работал над материалом о дейст­вующих на границе США и Мексики группах «народного ополчения». Соавтор нашел в материале «звездного» журналиста множество неточностей, рапортовал о них в редакцию и представил доводы, подтверж­денные реальными героями репортажа. Релотиус пытался их опровергнуть, но был вынужден признать подлог под давлением нескольких редакторов еженедельника. Постепенно автор фальшивых репортажей раскрыл подробнос­ти своих выдумок. В редакции Der Spiegel сотрудничество с Релотиусом назвали «низшей точкой в 70-летней истории журнала».
Скандал случился, несмотря на то что при издании работает отдел фактчекинга (проверки информации) из 60 человек, которые призваны проверять на соответствие действительности любой факт, фразу, цитату, отсылку к тому или иному событию. По данным коллег, отдел фактчекинга Der Spiegel – самый крупный среди европейских изданий.
Журналист после скандала вернул все награды и премии. Но, по оценкам экспертов, статьи Релотиуса идеальны с точки зрения стиля и драматургии, искусства репортажа, внимания к деталям, умения дать читателю возможность чувствовать и сопереживать. Проблема только в том, что в них нет правды, а если и есть – неясно, как отличить ее от выдумки и измышлений автора.
Как оказалось, когда фальшивка основана на реальных данных, отличить ее почти невозможно. Самые яркие фейки, в разы поднимающие популярность издания в Сети, получаются, когда авторы используют реальные фото и видеоролики, снабжая их вымышленными фактами. Не так давно подобная история разошлась в российском сегменте Интернета. Тогда многие, даже уважаемые издания, публиковали пугающий рассказ об истощенном, израненном, полумертвом мужчине, которого якобы нашли в берлоге медведя. Проводили даже параллели с голливудским «Выжившим». Вместе с байками по Сети курсировали снимки истощенного, покры­того ранами мужчины и видео­ролик, где его осматривают медики.
Сенсацию про «живого мерт­веца», как его называли российские СМИ, уже начали перепечатывать их западные коллеги. Может быть, все бы поверили, но пользователи сети расслышали в видео на фоне казахскую речь и провели несложное исследование. В результате оказалось, что на фото и видео пациент казах­станской клиники с запущенной формой псориаза. Его история по-своему печальна, но не имеет никакого отношения к медвежьей берлоге.
То, как молодые медики без согласия больного «выбросили» в сеть видео, показав всему миру его наготу и раны, можно назвать бесчеловечным и уж точно уголовно наказуемым. А вот какое оправдание придумают теперь СМИ, не проверившие информацию и в угоду статистике просмотров растиражировавшие фейк? Скорее всего – никакое, потому что об этом очень быстро все забудут. Возможно, уже забыли...

Когда охват аудитории и чис­ло просмотров новостей в Сети намного важнее человеческой судьбы, тогда и создается великолепная питательная среда, на которой плодятся и процветают фейковые новости. И фильтровать, проверять, правильно понимать информацию приходится каждому читателю самостоятельно. Теперь это воп­рос личной информационной гигиены.