Простыми словами
Допрыгались: почему гибнут казахстанские дети
Новый техрегламент ЕАЭС мог бы обеспечить безопасность аттракционов в казахстанских парках отдыха и развлечений. Но, вероятно, на ближайшее время гарантиями для отдыхающей публики останутся только собственная осторожность и здравый смысл.
Чертово колесо

Недавно Костанайский областной суд принял, пожалуй, беспрецедентное по нынешним временам решение, приостановив работу только что запущенного колеса обозрения в Рудном. Скандал разгорелся после размещения в Интернете видеоролика, на котором запечатлено «странное поведение» аттракциона: одну из кабинок заклинило вверх дном едва ли не в самой верхней точке подъема, а на спуске она с грохотом перевернулась и долго по инерции раскачивалась.

Фото: iagorod.kz
www.ng.kz
На счастье, пассажиров в ней в тот критический момент не оказалось, но случившееся настолько впечатлило интернет-пользователей, что история получила громкое развитие.
Безопасность оборудования в парках отдыха и развлечений, экст­рим-парках, в батутных цент­рах и на придомовых площадках по большому счету остается вне поля зрения компетентных органов
Исковое заявление от организации по защите прав потребителей о запрете эксплуатации сомнительного аттракциона суд удовлетворил с предписанием провести экспертизы и по их результатам принять окончательное решение. Тем временем в городском акимате занялись поиском ответственных и виновных. Но проблема как раз в том и состоит, что безопасность оборудования в парках отдыха и развлечений, экст­рим-парках, в батутных цент­рах и на придомовых площадках по большому счету остается вне поля зрения компетентных органов, да и органов таковых в республике попросту нет.
Зато есть нещадные факты: в каждый новый сезон из городов и весей страны просачивается информация о несчастных и просто неприятных случаях на «обезу­мевших» каруселях, незакреп­ленных батутах и испорченных горках. Спасибо, опять же, веб-пространству, куда беспрепятственно попадает весь «народный» новостной контент. Иначе как бы мы узнали о рудненском колесе «обозрения»? Скорее, никак. Оно и понятно: нет административного контроля над этой сферой услуг – нет и официальной статистики о происшест­виях на «качелях-каруселях».
Хотя, если говорить по-честному, несчастные случаи и нас­тоящие трагедии в парках аттракционов случались и в те достославные времена, когда государственная инспекция подобных досуговых учреждений все-таки существовала. Самые громкие из этих ЧП до сих пор на слуху. Но мы все-таки напомним некоторые из них.
Без «государева ока»
В 2003 году в парке Актобе из-за неисправности крепления вагонетки «американских горок» на высокой скорости две девушки выпали из нее. На таких же горках, но уже в костанайском луна-парке в 2009 году с трехметровой высоты сорвалась кабинка – четыре человека получили травмы. Годом позже на карусели в Центральном парке культуры и отдыха Алматы скончалась 8-летняя девочка, страдавшая эпилепсией. А в 2012-м в другом алматинском парке «неадекватно» повело себя колесо обозрения, начав вращаться слишком быстро – около 40 человек приш­лось экстренно эвакуировать.
В ответ на обращение в городском департаменте Комитета технического регулирования и метрологии МИИР РК по Алматы нам пояснили, что эта область коммерческих услуг оказалась вне зоны госконтроля еще в 2013 году. До тех пор надзорные функции поочередно исполняли структуры МЧС и технадзора, позже – Комитета технического регулирования и метрологии. Далее они были переданы в подведомственные организации комитета, а часть из них – на уровень акиматов.

Так в процессе нескольких министерских пертурбаций и передачи функций с одного уровня на другой обязанности по выдаче разрешений на эксплуатацию аттракционов и оценке их безопас­ности как-то незаметно выпали из ведомственного портфеля. Почему никто не подсуетился, чтобы вернуть их на место, – большой вопрос.
– Как раз с введением единого техрегламента «О безопасности аттракционов» для стран ЕАЭС встал вопрос о наделении функ­циями инспекционного контроля какого-либо из государственных органов, – говорит инспектор по госконтролю департамента Комитета технического регулирования и метрологии МИИР РК по Алматы Куралбек Кызгарин. – Какого именно, пока не возьмусь ответить. Проект постановления на этот счет Комитетом по промышленной безопасности МИИР подготовлен, но пока находится в процессе обсуждения.
Чья горка с краю
Вполне может случиться, что надзорные функции в итоге будут поделены между министерскими службами (теми же департаментами техрегулирования и метрологии) и местной исполнительной властью. Но назначить проверяющего – только малая часть дела. Для адекватного технического контроля требуются аккредитованные организации, испытательные лаборатории, органы сертификации. Да что там, в отечественной нормативной базе до сих пор нет стандартизированных условий оказания услуг парками аттракционов и утвержденных стандартов безо­пасности, такой вид деятельности не подлежит сертификации. Но об этом чуть позже.
Пока же ответственность за состояние оборудования парков всецело лежит на их собственниках и назначенных управленцах. Причем самое большое наказание на случай ЧП предусмотрено стать­ей 306 УК РК «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности». Согласно этой норме провинившийся эксплуатант может получить денежный штраф, общественные работы или арест до 75 суток с лишением права заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет. Правда, и такая карательная мера правосудием практически не применяется.
Вспомним еще несколько вопиющих историй.
10-летний

мальчик погиб в 2011 году на аттракционе «Силовые качели», установленном на базе отдыха в Петропавловске. Когда, кто и на основании каких документов смонтировал агрегат – следствие установить не смогло, виновных не нашли.
5 млн тенге

отсудили у акимата в 2017 году в гражданском процессе родители 2-летней девочки, которая попала в 2015 году в движущийся механизм карусели, спасти ребенка не удалось. Дело о привлечении контролера к уголовной ответственности прокуратура закрыла за истечением срока давности.
14-летний

мальчик получил компрессионный перелом позвоночника, по его словам, катаясь на аттракционе «свободного падения». Но владельцы агрегата доказывали, что травмировался подросток за пределами территории развлекательного центра, и у прокуратуры не нашлось доказательств обратного.
Но даже в тех случаях, когда дела по чрезвычайным происшествиям в парках развлечений доходят до гражданского судопроизводства, истребовать компенсацию материальных и моральных потерь потерпевшим невероятно сложно. В Казахстане не существует правовых механизмов, которые бы обязывали владельцев аттракционов страховать посетителей от несчастных случаев.
Зато сами владельцы научились неплохо защищать свои интересы.
В администрации двух крупнейших парков Алматы нас заверили, что в подавляющем большинстве ЧП виноваты сами пострадавшие – они ломают руки-ноги, получают ссадины, ушибы и сотрясения, потому что нарушают внутренние правила, проявляют беспечность, неосмотрительность и неуместное любопытство.
И ни слова о том, что причиной травм вполне могут быть ошибки монтажа и экс­плуатации механизмов, а также недостаточное обеспечение техники безопасности. А кто это докажет? Мы же выяснили – технических регламентов и норм для аттракционов не существует. А на нет и спроса нет.

Хотя вот, например, директор департамента технического регулирования и аккредитации Евразийской экономической комиссии Арман Шаккалиев однаж­ды так прямо и заявил: до 85% несчастных случаев на аттракционах происходят в результате неправильного монтажа или эксплуатации механизмов...
Хотели? Получите!
Как раз эти технические нормы теперь уже предусматривает новый регламент ЕАЭС «О безопас­ности аттракционов». В действие он вступил в прошлом году, но с учетом переходного периода применяться будет с октября года нынешнего.

– Для защиты жизни и здоровья человека, имущества, окружающей среды регламент устанавливает требования к безопасности самих аттракционов и связанным с ними процессами проектирования, изготовления, монтажа и эксплуатации, – поясняет инс­пектор по госконтролю Куралбек Кызгарин.

В свое время, представляя техрегламент, министр по техническому регулированию Евразийской экономической комиссии Валерий Корешков утверждал, что такого комплекс­ного докумен­та раньше не имела ни одна страна ЕАЭС. Везде была не только разная степень нормативной обеспеченности вопросов безопасности, но и действовали разные требования: у кого-то это были ведомственные правила, у кого-то стандарты. Совместными усилиями удалось привести к одному знаменателю регуляторную практику пяти стран и объединить в одном документе и конструкционные, и эксплуатационные, и другие требования безопасности для всех этапов жизненного цикла аттракциона.
Прописанные техрегламентом нормы распространяются на большую часть развлекательных механизмов: колеса обозрения, катапульты, качели, карусели, картинги, надувные батуты, элект­ромобили, водные горки, башни свободного падения, парковые поезда на рельсах...
Но здесь нужно отвлечься на пару существенных деталей. Во-первых, действие документа распространяется только на то оборудование, которое будет выпущено в странах ЕАЭС после 19 октября нынешнего года, и не имеет силы в отношении уже действующих аттракционов. А во-вторых, в Казахстане нет собственных производств по выпуску техники для парков развлечений. Впору поду­мать, что нас эти нововведения особо не коснутся.

На самом же деле все не так очевидно. В том же техрегламенте есть важная оговорка: «Возможность и условия эксплуатации старых аттракционов определяет национальное законодательство». Внимательный читатель уже понял: речь о том самом законодательстве, которого… у нас нет!
Нет – значит будет, уверяют в МИИРе. Во всяком случае, в алматинском департаменте Комитета техрегулирования и метрологии министерства нам сообщили, что, вероятно, уже к концу полугодия в свет выйдет нормативная база для обеспечения безопасности эксплуатации уже действующих аттракционов, в основу которой лягут положения из нового техрегламента ЕАЭС. Правда, дело это может оказаться нескорым, ведь создавать придется целый аппарат с системой сертифицирования, экспертной оценки, инс­пекционного контроля.

Да и с другой стороны тоже пока не все ладно – многие владельцы парков развлечений, экст­рим-парков, батутных цент­ров и детских площадок к такому повороту событий не готовы.
Добровольно-принудительно

Если нормативы по эксплуа­тации старых аттракционов все-таки будут приняты, собственникам паркового хозяйства придется изрядно похлопотать. Ведь техрег­ламент предусматривает нормы, которые у нас до сих пор не считались обязательными.

Так, кроме ежедневных проверок технического состояния и профилактики оборудования – смазки, регулировки и даже специализированного дефектоскопического обследования, необходимо будет обеспечить надежные защитные перегородки на всех движущихся частях и деталях аттракционов, обеспечить системы управления ими так, чтобы исключить любые опасные ситуации.

Или вот другое требование. Перед входом на аттракционы с ограничениями по росту и весу устанавливать ростомеры и весы и на все без исключения – аптечки для первой медпомощи.

Отдельно вменяются меры безо­пасности к детским аттракционам. Например, недопустимыми в развлекательных устройствах, особенно в их движущихся частях, станут отверстия, куда ребенок может засунуть руку, ногу или посторонний предмет. Все потенциально опасные места должны быть обеспечены перилами и ограждениями, при этом конструкция не может позволять детям стоять или сидеть на них.

Нам удалось поговорить с управляющими и специалистами нескольких городских парков и выяснить, что там живут с представлением, будто техрег­ламент вверенного им хозяйства не коснется.

Безопасность техники в Цент­ральном парке культуры и отдыха, по словам его директора Владимира Калинина, обеспечивает бригада механиков и один электронщик. Основательный профосмотр оборудования и ремонт проводится ежегодно по окончании сезона, для дефектоскопического обследования на скрытые дефекты приглашают специальную организацию. Но вот к какому классу опасности относятся парковые аттракцио­ны (теперь эту техническую характеристику предусматривает техрегламент), директор ответить затруднился:

– Без понятия. Чтобы это знать, нужны нормативные документы, а раз их нет – мы не сможем определить, представляют ли они вообще какую-то опасность.

Хочется «порадовать» наших коммерсантов: теперь такие нормативы есть – читайте техрегламент и готовьтесь к новым, более ответственным отношениям с потребителями своих услуг!

В крупнейшем алматинском аквапарке пока тоже не обеспокоены возможными переменами, а даже наоборот. Оборудование здесь испанского происхождения, монтировали его специалисты компании-производителя, и для него не установлено предельного срока эксплуатации. Абзал Джунусов, специалист по технике безопасности, тоже сетует на отсутствие регламентов в организации этого бизнеса, говорит, что систему безопасности во многом приходилось отрабатывать на собственном опыте.

– Внешнего технического конт­ро­ля нашей деятельности действительно нет. Есть требования по обеспечению безопасности на воде, и нас проверяют специа­листы ДЧС, санитарного надзора, – говорит Абзал. – И скажу честно, нас порадовало появление техрегламента. Значит будет государственная сертификация, и мы сможем протестировать оборудование, чтобы иметь на него паспорта безопасности. Это имиджевые и важные для бизнеса вещи!

Да что там, порадоваться техническому регламенту «О безопас­ности аттракционов» стоит всем нам. Ведь ожидать неприятностей там, где следует расслабиться и получать удовольствие, как-то совсем неправильно.

Людмила Макаренко