Простыми словами

Агрессия пациентов, стрессы и депрессия: о буднях врачей экстренной помощи

"ПРОСТЫМИ СЛОВАМИ"
Журналисты редакции Kazpravda.kz "отдежурили" 1 день в приемном покое столичного Научно-исследовательского института травматологии и ортопедии (НИИТО). Мы наблюдали за работой врачей, слушали рассказы о трудовой жизни и узнали много интересных и даже шокирующих подробностей. Должен, обязан и робот – именно так воспринимают некоторые пациенты врачей, но несмотря на частую несправедливость, неблагодарность и потребительское отношение они продолжают спасать жизни. Подробно о жизни медиков экстренной помощи читайте в нашей статье.

Приемный покой. Находясь в отделении, где оказывают первую медпомощь, в минуты отсутствия пациентов, становится понятно, почему за ним закрепилось исторически слово "покой". Здесь слишком тихо. Однако эта умиротворенность обманчива, в считанные секунды ситуация может кардинально измениться, и помещение огласят вопли и стоны самоубийц, жертв ДТП, разбойных нападений и несчастных случаев на производстве. Да, именно такие пациенты поступают в НИИТО. Представьте, за 2018 год в Научно-исследовательский центр поступили 830 человек с криминальными травмами: ДТП, падение с высоты, телесные повреждения, ножевые и огнестрельные раны. Ежедневно 2-3 пациента.

Наше дежурство продлилось порядка 10 часов, в голове до сих пор крутятся мысли:"Откуда столько нервов у врачей, как они все это выдерживают, неужели и правда – роботы?". Я думаю, прочитав эту статью вы, как и я, еще раз убедитесь, что настоящими врачами могут стать только необыкновенные люди. При всех трудностях они еще умудряются сохранять чувство юмора.

Холл. Именно здесь команда, состоящая из хирургов, реаниматологов, операционных сестер и врачей- координаторов, заранее предупрежденная о прибытии пострадавшего, встречает его. Бригады скорой помощи ввозят пациентов и сообщают врачам НИИТО о его текущем состоянии .
Исходя из полученной информации, дежурные приемного покоя принимают решение, какой специалист им необходим. Они нажимают на кнопки "SOS" и сигнал поступает на специальный сотовый телефон ответственного врача, и он спускается в приемный покой для оказания помощи экстренному больному.
По правилам триаж-системы* на полу приемного покоя есть специальные разметки, которые подсказывают, куда вести экстренного больного: красная – в операционную, желтая – в кабинет к дежурным.
За время нашего дежурства (в пятницу вечером) с самообращением поступила лишь одна женщина, ее госпитализировали. Диагноз – варикозное расширение вен тяжелой степени. Затем прибыл молодой человек на плановую перевязку руки, и уже в третьем часу ночи поступил экстренный больной. К сожалению, несмотря на то, что у нас имелись все разрешительные документы на съемку, без конфликтов не обошлось. Родные пациента просили прекратить съемку в довольно агрессивной манере. Когда их требования были выполнены, нас ожидал еще битый час бессвязных выяснений отношений с ними по поводу удаления снимков.
Криминальные травмы. Медики отмечают, что сегодняшних подростков и, в целом, молодежь отличает крайняя жестокость.Так, например, одной из популярных форм "развлечений" недорослей стало избиение бездомных. Молодые люди "отрабатывают" на них приемы и удары из единоборств. Сами бездомные, как бы это страшно не звучало, говорят об экзекуциях, буднично, почти спокойно."Нас избивают, выгоняют, поджигают, и делает это все молодежь!", – говорят они.
Агрессию со стороны молодого поколения чувствуют на себе и врачи. Каждый из медиков, с кем мы беседовали, говорили, что молодые люди часто настроены потребительски, ведут себя неуважительно и так, будто им все вокруг обязаны, а медработники – роботы, состоящие у них в услужении.
Самое распространенное – это должен, обязан и робот, в результате этого начинается профессиональное выгорание, я работаю уже 15 лет. У меня профессиональное выгорание может произошло, я не знаю, со стороны надо смотреть, но мне до сих пор не безразличны судьбы людей!

Александр Степанов
Заведующий отделением травматологии #2 НИИТО
Случаи бывают разные, иногда говорят "спасибо". Вот сейчас женщина поблагодарила, некоторые посылают далеко и надолго, оскорбляют, могут и нахамить, они заходят, снимают на телефон, сходу причем, пытаются спровоцировать. В основном это выпившие люди, есть молодежь агрессивная.

Гульжанат Байдильдаева
Медсестра приемного-диагностического отделения НИИТО
Бывает, пациенты ведут себя пафосно, смотрят на врачей и говорят, что я обязан что-то делать. В таких случаях я действую по протоколу. Я осматриваю, не конфликтую, нужно руководствоваться протоколом. Не надо конфликтовать с ними, сейчас много средств массовой информации, снимут же, сразу же всплывет все. Я в таких случаях говорю: "Хорошо, снимайте на видео, я работаю по протоколу"...В любом случае врач должен оставаться врачом, быть выше обстоятельств и держать себя в руках!

Ануарбек Кулчаров
Врач травматолог-ортопед отдаления травматологии #5 НИИТО
Однако не все так безрадостно. По словам врача Ануарбека Кулчарова, бывают и настолько располагающие к себе пациенты, адекватное поведение которых, врачи воспринимают как бальзам на душу. Такая встреча произошла и в день нашей беседы. По самообращению к врачу поступила пожилая женщина: 77 лет, жалобы на боль в коленном суставе. По ее словам, 7 дней назад она получила травму. Самостоятельно вылечиться не получилось – ни мази, ни растирки не помогали.

Я сделал рентген-снимок, в коленном суставе обнаружил жидкость, сделал пункцию, выкачал жидкость и нужно было накладывать гипс.

Ануарбек Кулчаров
Врач травматолог-ортопед отдаления травматологии #5 НИИТО
Но вот не задача, оказывается бабушка через неделю собралась улетать в Мекку, чтобы совершить Хадж и попросила молодого специалиста не накладывать гипс .
Я это через себя пропустил, ну, как она будет передвигаться по Мекке с гипсом, она еле сама ходит, а гипс тяжелый. Решил не накладывать, но настоятельно попросил лежать эти дни и не передвигаться, дал рекомендации. В этом случае я к ней отнесся как к собственной бабушке. Как я сделал бы своей бабушке!

Ануарбек Кулчаров
Врач травматолог-ортопед отдаления травматологии #5 НИИТО
Столько бы не ходило баек о цинизме и черном юморе медиков, все равно они все пропускают через себя, помнят все, переживают.

Чаще всего потрясают нюансы, связанные не со своей профессиональной деятельностью, которые у нас случаются, к этому ты готов , а более человеческие. По роду деятельности мы сталкиваемся с криминальными случаями. Поражает, когда муж избил жену. Это сложно переносить! Причем, поступают такие пациенты достаточно часто, к сожалению. Мы вызываем полицию, но все зависит от женщины, обычно они прощают, а потом возвращаются к нам опять и опять! Если раз ударил, значит продолжит!

Александр Степанов
Заведующий отделением травматологии #2 НИИТО
А теперь, представьте, семья из родителей и одного ребенка едут в машине на веселый пикник в зону отдыха. Они в предвкушении, радуются и весело беседуют! Мгновение! Столкновение! ДТП! Выживает только жена, отец и ребенок погибли! Вы – врач, скорая помощь уже рассказала подробности случившегося. Задумайтесь на минутку, легко ли Вам будет сообщить этой несчастной женщине, что она час назад была счастливой женой и мамой, а теперь осталась одна? Вот и медикам НИИТО это дается с трудом!
Когда ребенок погибает, а она остается живая, попробуйте ей сказать об этом! Сообщать о гибели человека его родным очень сложно, особенно если их много, бывает очень сложно, просто кошмар! Это тоже психологически трудно, ты сам переживаешь, сообщаешь, объясняешь почему произошло именно так. Некоторые адекватные, а в большинстве случаев ... Приходится идти на обман, если мама спрашивает, что с ребёнком, приходится говорить, что в другой больнице, в другом отделении. Не всегда мы говорим правду, работа такая, иногда приходится обманывать.

Александр Степанов
Заведующий отделением травматологии #2 НИИТО
А если пациент умер на операционном столе, то вдвойне тяжелее сообщить и объяснить, в чем причина!
Когда понимаешь, что потерял пациента в голове куча мыслей: почему, как это случилось,как можно было избежать? Вопросов много, и все они одновременно крутятся в голове. Бывают дни, когда я думаю, зачем мне все это надо? Парадокс в том, что нормальные случаи я не помню, а вот кто умер или какие-то осложнения пошли, мы помним. У каждого есть свое небольшое кладбище, но оно разное бывает, случается, что из-за стечения обстоятельств, а есть случаи, когда медицина бессильна! Мы рискуем! Вы меня решили в депрессию вогнать?!

Александр Степанов
Заведующий отделением травматологии #2 НИИТО
По словам врача-хирурга отделения травматологии #2 НИИТО Валерия Иванова, каждый больной – это стресс, если хирург – настоящий человек, если он психолог и получил достаточное воспитание, то для него каждый пациент важен.
Залазишь в живот и боишься, как бы не было осложнений. Это стресс, постоянный стресс. И чем больше человек знает, – так называемое горе от ума, – тем у него больше стрессов, тем больше остерегаешься, боишься допустить ошибку, потому что все абсолютно знать невозможно, в такой профессии как медицина - вообще! Это такая терра инкогнито, можно знать очень много, но чем больше знаний, тем меньше понимаешь, все время сомневаешься, вот это сомнение должно постоянно присутствовать, самоуверенность в нашей профессии чревата печальными последствиями.

Валерий Иванов
Врач-хирург отделения травматологии #2 НИИТО
Последствия могут быть разными, например, летальный исход. К слову о своем "кладбище" наш собеседник не рассказал, но поведал историю друга.
Я помню, когда мы были молодыми врачами, первая смерть, так это .... Помню одного своего коллегу, он бабушку выписывал одну, она попрощалась с ним и ушла благополучно домой. Через минут 20 заходят родственники и говорят, что она умерла! Мой коллега в слезы, плачет, здоровый такой мужик, а сидит и плачет, переживает, так он и стал хорошим хирургом, профессионалом. Соучастие, сочувствие, сопереживание всегда есть в сердце каждого врача.

Валерий Иванов
Врач-хирург отделения травматологии #2 НИИТО
Наше дежурство окончилось, для нас это всего один день, для врачей будни. Насколько легко испытывать такое давление каждый день, судить не берусь. Возможно, необходимо быть сверхчеловеком. На мой взгляд, помимо триаж-системы и других полезных нововведений, для врачей нужно разработать программу психологической реабилитации. К примеру, как в США, где после каждого летального случая, медик обязан посещать психотерапевта. Это помогло бы избежать эмоционального выгорания, помогло бы разгрузить врачей, морально поддержать. Как бы не продвинулись далеко технологии, лечат нас по-прежнему люди из плоти и крови, не роботы, не обслуга, и нам нужно об этом не забывать.