Юридический клуб

Там, где течет Пяндж

Так сложилось, что таинственные, неприступные горы Памир и река Пяндж дважды встретили наших воинов звенящей напряженностью в воздухе и «необъявленной войной».

В первый раз это была афганская война, продлившаяся более 9 лет. Во второй раз вступить на эту землю пришлось для сохранения безопасности в регионе и защиты нашего с вами мира и спокойствия.

Первые годы независимости выдались нелегкими для всех стран бывшего СССР. Однако особенно тяжело пришлось Таджикистану, где в 1992 году разгорелась гражданская война, при которой таджикская оппозиция решила воспользоваться случаем практического оголения границы и призвала на помощь афганских боевиков. Тогда таджикское правительство попросило Казахстан, Россию, Узбекистан и Кыргызстан ввести миротворческие войска для подавления атак афганских моджахедов. Так, в 1993 году на таджикско-афганскую границу отправились бойцы отдельного сводного стрелкового батальона Республики Казахстан или, как его называли, Казбат, сформированного из воинов-добровольцев Пограничной службы, Минис-терства обороны и внут­ренних войск МВД РК.

Казахстанские войска были направлены непосредственно на границу между Таджикистаном и Афганистаном, в горную местность. Первоначально под охраной Казбата было почти триста километров границы – от Хорога до Калай-Хумба, и численность нашего отряда составляла в разные годы от 500 до 700 солдат и офицеров. Постепенно казахстанский спецбатальон сконцентрировался на охране Джавайского ущелья, «каменного мешка», как его называли.

Сказать, что местность там сложная – не сказать ничего. Высокогорье, изолированность от мира. Единственная дорога, которую можно использовать для переброски войск и грузов, – Памирский тракт – проходит вдоль линии границы по Пянджу и простреливался с афганской стороны. Добавьте к этому полную неразбериху по обеим сторонам границы. С фронта – афганские боевики, с тыла – гражданская война.

Но от командиров до рядовых бойцов-срочников все отлично понимали, что в этих горах они защищают не только братский народ Таджикистана, но и свою страну. Поэтому готовы были сделать все от них зависящее, чтобы огонь войны не перекинулся на всю Среднюю Азию. А то, что такие планы у боевиков были, ни для кого не было сек­ретом. Смена личного состава продолжалась в теории три месяца – до прибытия следующей группы. На практике обычно ребята находились там гораз­до дольше.

Местные жители называли бойцов ОССБ «казахами», несмот­ря на то, что в подразделениях были представители и других национальностей. Так вот, по мнению памирцев, «казахи» были честными, неподкупными, смелыми бойцами. Там, где они стояли, не было никаких недоразумений, притеснений местных жителей. Все знали, что боевики и наркоторговцы не смогут их подкупить, и просто так никто не пройдет – граница закрыта.

Подтверждением их честности и стойкости служит и следующий случай. Был тогда в Таджикистане известный полевой командир – Джунайдулло, которого прозвали Грозой Джавайского Ущелья. Джунайдулло принес много беды, гибель казахстанского батальона в ущелье, где в неравном бою сложили свои головы 17 солдат – казахстанских мальчишек, а многие из оставшихся в живых были тяжело ранены – его рук дело.

В январе 2001 года по оперативной информации стало известно, что Джунайдулло собирается со своей бандой головорезов перейти через границу и укрыться в Афганистане. Переход он запланировал через пограничный пост «Мост», который обороняли казахстанские пограничники.

В итоге усилили все пункты, задействованы были все, даже повар. Заминировав все подходы к посту, казахстанские пограничники приготовились к обороне и стали ждать нападения боевиков. С того момента в ожидании боя ночи и дни на «Мосту» были тревожными. Суеты не было, но были настороженность и спокойная уверенность в своих силах.

Но через неделю по оперативной информации стало известно, что Джунайдулло ушел другим путем. Оказалось, что полевой командир встретился с российскими разведчиками, через которых потребовал, чтобы казахи открыли границу во избежание ненужных боевых потерь. На что россияне ответили: «Казахи никогда не открывают границу и в этот раз будут стоять до конца».

Хоть силы боевиков намного превосходили казахстанских пограничников, Джунайдулло решил не рисковать и пройти через таджикские посты. Ведь за семь лет он и сам не раз убеж­дался в отваге и стойкости казахов.

О неподкупности и смелости наших бойцов говорит и случай, связанный с появлением нашего первого пограничного Героя. Он произошел 28 сентября 1994 года. В этот день 200 вооруженных боевиков из банды Хакима на девяти автомашинах пересекли границу и направились в сторону города Хары, но на их пути встали 38 казахстанских и российских пограничников. Несмотря на численный перевес противника, пограничники не пошли на их поводу и на предложение «разойтись миром» не согласились. Завязался бой. Боевики попытались занять господствую­щую высоту, но российский офицер Владимир Селюк и казахстанец младший сержант Раджан ­Батырханов сумели с боем овла­деть ею. 19-летний казах вел огонь из ручного пулемета, дав возможность своему подразделению перестроиться и ударить по боевикам с тыла. Раджан был ранен в ногу, но сражался, истекая кровью. Помощь подошла слишком поздно. По дороге в лазарет он скончался.

Посмертно пограничник был награжден орденом «Айбын» II степени. Его именем названа одна из улиц и школа его родного села Катон-Карагай в Восточно-Казахстанской области. Одному из отделений Пограничного управления по Курчумскому району департамента ПС КНБ РК по Алтайскому краю присвоено имя Героя.

Самым большим испытанием для батальона стал бой в Вих­раском ущелье 7 апреля 1995 года. Тогда по задумке командования часть батальона – рота внутренних войск должна была перейти с участка хорогского на участок калай-хумбского пограничного отряда. В связи с рядом грубых ошибок организаторов этого мероприятия и утечки информации одна из банд моджахедов знала о мероприятии все. По рассказам участников событий, были нарушены все меры безопаснос­ти. Колонну не сопровождали бронетранспортеры, не была проведена разведка дороги, и даже команды на движение по радио, как потом оказалось, давали ей боевики, затеявшие «радиоигру». В итоге колонна была обстреляна.

В первые минуты были убиты командиры взводов. Оставшимся в живых, несмотря на ранения, удалось развернуть ответный бой. Через несколько часов боя из Калай-Хумба подошло подкрепление с земли и воздуха. Группы российской спецразведки высаживались прямо на горные хребты и спускались в ущелье, чтобы принять огонь на себя. Спустя пять часов непрерывного боя стрельба прекратилась. И хоть воины яростно сражались, в том бою погибли свыше 100 человек, семнадцать из которых – военнослужащие казахстанского миротворческого батальона.

Все эти годы, да скорее всего, и сейчас, на обочине дороги стоят обгоревшие остовы автомобилей, а за одним из поворотов небольшой обелиск, сооруженный собратьями погибших по оружию…

Автор:
Бекзат Молдахметова
05:09, 14 Апреля 2021
0
5122
Подписка
Скопировать код

Читайте также

Популярное