Славные имена Великой степи

Золотая веха айтыса

Многие произведения народного акына Суюнбая Аронулы стали памятниками казахской устной литературы.

Заступник обездоленных

Суюнбай Аронулы остался в памяти казахстанцев как выдаю­щийся акын, основатель поэти­ческой школы Жетысу, один из непревзойденных мастеров айты­са. Благодаря его таланту до потомков дошел целый пласт богатого духовного наследия предков. Творчество Суюнбая, прославлявшее культуру и историю Казахстана, до сих пор питает национальный дух.

Согласно историческим данным, акын родился в 1815 году в местечке Каракастек нынешнего Жамбылского района Алматинской области. Поэтический и исполнительский дар передался Суюнбаю по наследству от деда Кусепа. С малых лет Суюнбай ­заучивал длинные поэмы, постигая мудрость древних жыршы. Вскоре он стал совершенствоваться в написании собственных произведений. Меткие сравнения и глубокие философские выводы молодого поэта сразу же привлек­ли внимание земляков.

Сочинения Суюнбая, основанные на традициях сказителей-жырау, передавали дух своего времени и посвящались народу, людям-труженикам, которые творят историю. Мастер слова прямо высказывал свое мнение о недостатках и пороках в укладе жизни и быта казахов. Он был строг к султанам, богачам и религиозным деятелям, допускавшим несправедливость по отношению к бедным сородичам.

Акын защищал обездоленных, никогда не лебезил перед власть имущими. Его меткое и острое слово звучало, как разящий меч. Широко известны красноречивые сатирические изречения Суюнбая, посвященные волостным правителям и биям: «Мақсұтқа», «Қасымға», «Жетісу билеріне», «Болыстарға баға». По оценкам историков и литературоведов, творчество Суюнбая служило опорой и защитой простым людям. Слава его, как заступника бедных, распространилась на всю казахскую степь.

Особое место в поэзии Суюнбая занимает героический эпос. Благодаря красноречию акына мир узнал о таких батырах, как Отеген, Карасай, Сураншы, Сау­рык. В своих величественных дастанах акын воспел подвиги народных героев, ставил в пример их деяния, чтобы пробудить мужество и гордость у современников. Его обращение к личности Карасай-батыра вызвало подъем национального духа в то суровое время, когда казахи Старшего жуза находились под гнетом ига кокандских ханов.

Возглавив восстание, потомки Карасая, батыры Сураншы и Сау­рык прогнали вражеские войска далеко за пределы Жетысу, освободив также Тараз, Мерке и Шу. Исторические сведения свидетельствуют об участии Суюнбая в боевых походах.

В 1996 году на церемонии по случаю открытия художественно-мемориального музея акына в селе Каракастек Елбасы ­Нурсултан ­Назарбаев отметил, что главной мечтой поэта была независимость Родины, становление казахской государственности. Даже в самые трудные времена Суюнбай призывал свой народ не отчаиваться и продолжать борьбу за свободу родных земель.

– Воспевая мужество и под­виги батыров, акын выступал духовным лидером и главным идеологом исторических сражений XIX века, – подчеркнул Первый Президент. – Целью его поэзии было стремление к вечности народа, что созвучно идее «Мәңгілік Ел». Поэтому литературное насле­дие Суюнбая служит священным заветом будущим поколениям казахстанцев.

Искусство импровизации

Наибольшую известность в Казахстане и за его пределами акын получил как победитель множест­ва поэтических состязаний. По преданиям, каждый айтыс с его участием был незабываемым. Но одним из лучших образцов этого жанра исследователи считают творческую дуэль Суюнбая с именитым акыном Тезеком-торе, отразившую социальное положение народа – бесправие простых людей и чванство наделенных властью богачей.

Гордый и самоуверенный султан Тезек-торе, правнук хана Абылая, всегда едко высказывался о своих соперниках, выводил их из себя и таким способом добивался победы в айтысах. Однако в поединке с Суюнбаем его обидная риторика не возымела действия: оппонент с достоинством отражал каждую словесную атаку султана и в итоге произвел неизгладимое впечатление на многочисленных зрителей и строгих судей. Тезек-торе с чес­тью признал свое поражение.

Еще более сложным испытанием для Суюнбая стало состязание с киргизским поэтом Катаганом. На чашу весов здесь было поставлено многое: звание лучшего ­поэта-импровизатора Степи, противостояние двух школ айтыса. Словесный поединок состоялся на побережье Иссык-Куля и длился несколько дней.

Будучи мудрым и сдержанным человеком, казахский акын тщательно подбирал каждое слово, чтобы не обидеть братьев-­киргизов, но и в то же время отстоять достоинства родных земель. Суюнбаю удалось выиграть дуэль, после которой он стал широко известен и почитаем среди киргизов.

Его называли Соловьем степи, а творения передавались из уст в уста, но увидели свет лишь спустя много лет после его кончины. Акын ушел в мир иной в 1898 году, первые издания его трудов датируются 1935-м, а сборник стихов «Акиык» вышел в 1976-м. Примечательно, что ­айтысы Суюнбая с Тезеком-торе и Катаганом попали в поле зрения ученых именно после того, как были опубликованы Ильясом Жансугуровым и его супругой Фатимой Габитовой.

Как считают деятели культуры, записи импровизаторских поединков стали еще одним подтверждением большого таланта и мудрости акына. Прочитав или услышав его произведения, едва ли можно заподозрить, что их автор жил два века тому назад. Тонкие наблюдения Суюнбая, тщательно воссозданная им картина мира и традиций заслуживают бесконечного уважения.

По словам народного артиста РК композитора Алтынбека Коразбаева, поэзия и философия Суюнбая уникальны звучанием и глубиной мысли. Еще Мухтар Ауэзов называл его творчество «золотой вехой айтыса». Многие произведения поэта стали памятниками казахской устной литературы. Всесторонним анализом литературного наследия акына занимались Сакен Сейфуллин, Сабит Муканов, Габит Мусрепов, Малик Габдуллин.

– Участвуя в айтысах, Суюнбай обнаружил редкий исполнительский талант, мастерство импровизации, глубокое понимание социальных проблем, – говорит писатель Нурлан Оразалин. – Ценности, воспетые великим акыном, не потеряли актуальности и в наши дни. Он вознес на новые высоты искусство айтыса, которое полилось по просторным казахским степям, прославляя героизм батыров, наполняя сердца людей свободолюбивым духом.

Учитель и ученики

Известно, что Суюнбай был наставником и сыграл весомую роль в формировании поэтического и гражданского мировоззрения Жамбыла Жабаева. Продолжателями традиций его школы считали себя поэты Кенен Азербаев, Умбетали, Бармак. Великий Жамбыл при жизни не уставал восхищаться своим учителем и кумиром. «Я много лет был рядом с Суюнбаем, – говорил акын. – Когда он исполнял свои стихи и песни, то из его уст текли звучные завораживающие слова. Говоря иначе, он весь озарялся и, казалось, заполнял своим голосом все пространство между небом и землей».

Эти слова прозвучали в тот период, когда слава самого Жамбыла разнеслась по всему Казахстану. Будучи уже именитым сочинителем и исполнителем собственных песен и стихов, Жамбыл всегда с большим поч­тением отзывался о Суюнбае. Возведение искусства Слова в образец, сотворение кумира из творца стихов – свидетельство того, как Жамбыл ценил поэтический талант, художественную красоту и силу слова учителя. Нет для акынов дороже призвания и дара возносить и раскрывать глубины искрометного слова, выражать в нем мысли и чувства.

Таким образом, если университетом Жамбыла была земля Жетысу, учебниками – наследие народа, то учителем своим он считал Суюнбая, так как многое перенял от него. Суюнбай слыл вершиной народной поэзии в конце эпохи героических эпосов и начале становления письменной литературы.

– Среди акынов, которыми богата земля Жетысу, имена Суюнбая и Жамбыла стоят особняком, – считает писатель Исмаилжан Иминов. – Они были сородичами, земляками, их нельзя отделить друг от друга. Учитель и ученик, они навсегда остались величайшими творцами в истории казахской поэзии.

Интересно, что Жамбылский район Семиречья часто называют родиной акынов и батыров. И человек, родившийся на такой прекрасной земле, невольно ­становился поэтом. Так и Суюн­бай, восторгаясь красотами родных просторов, стал продолжателем ремесла своего деда Кусепа. Акына уважали, боялись его острого слова, называли совестью народа.

XIX век был временем расцвета казахского устного народного творчества. Многие воспитанники поэтической школы Суюнбая мечтали получить в наследство его домбру, но он передал ее Жамбылу, в ком видел своего преемника.

– Прошло более двух столетий со дня рождения Суюнбая, а творчество акына остается популярным среди земляков, немало у нас и продолжателей его дела, – рассказывает Исмаилжан Иминов. – Судьба мне подарила близкое знакомство, дружбу с замечательными акынами совре­менности, ныне покойным Алимкулом Жамбыловым, внуком Жамбыла, и Надеждой Лушниковой. Я любил беседовать с ними, читать их стихи, следить за выступлениями в айтысах. И всегда мне кажется, что, слушая этих одаренных людей, я как бы встречаюсь и разговариваю с их великим предшественником Суюнбаем.

Памяти поэта

В 2015 году общественность республики с большим размахом отметила 200-летие выдаю­щегося акына-импровизатора. Открылись памятники Суюнбаю в Алматы, Талдыкоргане, проведен капитальный ремонт художественно-мемориального музея села Каракастек.

В музее собран ряд интересных экспонатов, повествующих о жизни и творчестве мастера айтыса. Среди них картины с изображениями Суюнбая и его родителей, а также объемная диорама, посвященная импровизаторскому поединку на озере Иссык-Куль. Представлены также первые издания стихотворных сборников, предметы быта, музыкальные инструменты.

По мнению деятелей культуры, сохранившееся в записях литературное наследие Суюнбая еще не опубликовано полностью, но после обретения Казахстаном независимости его стали изучать углубленно. Ряд произведений вошли в Антологию казахской поэзии, в сборник «Поэты Казахстана», 200-томную библиотеку Всемирной литературы.

Международная организация ТЮРКСОЙ объявила творчество Сунбая достоянием всех государств тюркоязычного мира. Так, председатель Союза писателей Евразии Якуп Омароглы считает, что стихи Суюнбая «Бөрілі байрақ» – призыв к сплоченности не только казахского, но и всех тюркских народов, поскольку «бөрі» (волк) является общим символом для всех тюрков.

В свою очередь генеральный сек­ретарь ТЮРКСОЙ Дуйсен Касеи­нов отмечает, что мастер слова внес весомый вклад в развитие казахской литературы, а также в воспитание подрастающего поколения. Суюнбай воспевал человеколюбие и любовь к родной земле, защищал интересы соплеменников не только как поэт, но и как крупный общест­венный деятель того времени, глубоко знавший историю и этнографию. А сегодня творчество акына – огромный кладезь для ученых-искусствоведов тюркоязычных стран.

Примечательно, что память поэта особо почитают в Турции. Летом 2015 года в рамках празднования Дней культуры Казах­стана в Анкаре был торжест­венно открыт парк им. Суюнбая, мероприятия, посвященные 200-летию акына, прошли сразу в нескольких турецких провинциях. Отметив важную роль творчества Суюнбая в истории тюркоязычных стран, директор департамента международных отношений муниципалитета города Кучнурун Мустафа Арач подарил литературно-мемориальному музею села Каракастек памятные подарки.

Сегодня имя акына носят улицы и проспекты городов страны, школы, фольклорно-этнографический ансамбль, филармония Алматинской области. Бессмертные строки произведений Суюнбая не канули в небытие: его меткие выражения, ставшие крылатыми, передаются из поколения в поколение. Результаты исследований ученых из разных стран нашли место в четырехтомнике, специально изданном к круглой дате. В республике регулярно проводятся научно-практические конференции, айтысы, конкурс жыршы-термешi (сказителей-песенников), цель которого – популяризация старинного фольклорного жанра среди молодого поколения.

Автор:
Асет Калымов, Алматинская область
10:45, 31 Января 2020
0
5169
Подписка
Скопировать код

Популярное

Новости партнёров