Славные имена Великой степи

Гений Великой степи

​Абу Наср аль-Фараби – гордость не только тюркских народов, но и всей исламской цивилизации, всего мира. Тот факт, что ученый является нашим земляком, очень важен для нас. И будет закономерным, если мы назовем себя потомками гения.

Путь к знаниям

Абу Наср Мухаммед бин Мухаммед бин Тархан бин Узлаг аль-Фараби ат-Турки
(870–950 гг.) – великий мыслитель, ученый-энциклопедист – родился в Кедере близ Отрара (есть также предположение, что родился он в Оксызе (Уасидже) на западном берегу Сырдарьи). Большинство средневековых арабских историков указывали, что Фараб (Отрар) расположен в устье реки Арысь при ее впадении в Сайхун (Сырдарью). Это соответствует действительности.

Начальное образование Абу Наср получил на родине, в Отраре. По пути за знаниями в страны Средней Азии, Ближнего и Среднего Востока останавливался в Шаше (Ташкент), Самарканде и Бухаре. Постигал науку в иранских городах Рей (Тегеран), Исфахан, Хамадан, после чего посетил Дамаск и поселился в Багдаде.

Абу Наср не знал в то время арабский язык, который освоил впоследствии в Багдаде – крупном научном, культурном и духовном центре мусульманского Востока.

В Багдаде он стремился получить знания в области разных наук. Обучался у самых прогрессивных ученых своего времени. Греческий язык преподавал ему христианин Абу Башар Матта, медицину – Йуханна ибн Хайлан. Изучал философию, логику. Уделял внимание сочинениям Аристотеля.

Особый интерес вызвали математика, логика, медицина, музыка, астрономия... Кроме арабского углубленно изучал персидский, греческий, древнесирийский языки, параллельно читая сочинения древнегреческих ученых. По некоторым сведениям, аль-Фараби прочел «О душе» Аристотеля 100 раз, «Гармонию природы» – 40, а «Риторику» – 200 раз.

Музаффар Хайруллаев в книге «Фараби. Эпоха и учение» отмечает: «В период жизни и деятельности аль-Фараби Средняя Азия после длительных завоевательных войн была подчинена арабами и вошла в состав халифата. Крупным культурным центром Арабского халифата стал Багдад, куда стекались материальные богатства из захваченных стран.

Багдад и другие города бассейна Тигра и Евфрата стали центром зарождения новой, арабоязычной культуры, естественно-научной мысли и общественно-философских учений. Туда со всех концов халифата стремились люди, жаждущие знаний. Приехал в Багдад и аль-Фараби, чтобы продолжать свое образование... Когда аль-Фараби отправился в путешествие и прибыл в город – неизвестно. В отдельных источниках упоминается только, что он поселился в Багдаде, когда там был халифом аль-Муктадир (908–932 гг.).

В IX–X вв. научная деятельность велась преимущественно в старом культурном цент­ре Басре и Харране, куда была перенесена гречес­кая наука из Антиохии, а также в Багдаде – столице халифата. Этот город привлекал многих литераторов и ученых мусульманского мира, преиму­щественно из Персии и Средней Азии».

Древнейший город Харран, чья история насчитывает 5 тыс. лет, расположен в юго-восточной час­ти Турции, в 44 км от округа Шанлыурфа, и соединяет историчес­кую Месопотамию со Средиземным морем. Обнаруженные археологами таблички с клинописью свидетельствуют, что название города не менялось 4 тысячелетия. «Харран» на шумерском и аккадском языках означает «путешествие» или «пересекающиеся дороги».

Харран и расположен на пересечении важных торговых путей, тысячелетиями торговля между Анатолией и Месопотамией осуществлялась через него.

В городе всегда процветали наука, философия, искусство. Одна из признанных в мире философских школ называется харранской. Воспитанниками Харранского университета были известные ученые: Сабит ибн Курра – математик, врач, астроном, механик, переведший произведения греческих философов на арабский язык; аль-Баттани – выдающийся средневековый астроном и математик, правильно вычисливший расстояние от Земли до Луны; Джабир ибн Хайян, который вопреки представлениям древних греков утверждал, что мельчайшая частица вещества может быть разделена на части с выделением огромной энергии, способной разрушить города; арабо-мусульманский тео­лог Ибн Таймия… Город Харран – один из древнейших в мире – существует и сегодня.

«В Багдаде трудились и прославились своими научными исследованиями ал-Хорезми, аль-Фаргани, ат-Турки, аль-Баттани, ас-Суфи, Абу Машар, ан-Наззам, ар-Раванди, Хунайн ибн Исхак и многие историки, геогра­фы, филологи и поэты, – отмечает Музаффар Хайруллаев. – При халифе Харун ар-Рашиде и особенно при аль-Мамуне были созданы наиболее благоприятные условия для развития науки и творческой мысли. В это время – время относительной свободы слова – в высших сферах проявляли интерес к различным вероучениям и при дворе устраивались дискуссии между представителями всевозможных религий...

По приезде в Багдад аль-Фараби приступил к изучению различных отраслей средневековой науки и языков. Он общался с людьми разных религиозных убеждений и философских взглядов... Йуханна ибн Хайлан и Абу Башар Матта в небольшом трактате аль-Фараби, посвященном истории философии, упоминаются как знатоки древнегреческой философии. У Йуханна ибн Хайлана аль-Фараби изучил книгу Аристотеля «Вторая аналитика» (в биографии аль-Фараби в сборнике «Ал-Мажму» отмечается, что в тот период изучение подобных философских вопросов было зап­рещено). А Абу Башар Матта (в тексте он фигурирует как Матта ибн Юнус) преподавал ему только учение о формах бытия...

Аль-Фараби интересовался преимущественно теоретическими науками: математикой, логикой, теоретической медициной, теорией музыки и другими, но в то же время он с успехом освоил естествознание, филологию, поэзию… Согласно отдельным сведениям,
аль-Фараби освоил также персидский, греческий, сирийский и многие другие языки. В некоторых источниках говорится,
что аль-Фараби знал более 70 языков.

Рассказывается и о том, как он приобщился к знаниям. Однажды один из близких людей отдал
аль-Фараби на хранение большое количество книг, среди которых было много трактатов Аристотеля. Аль-Фараби в часы досуга начал читать эти книги и настолько увлекся ими, что бросил должность кади. Этот случай якобы сыграл решающую роль в его судьбе – он стал великим ученым.

И в самом деле, в процессе изу­чения наук аль-Фараби увлекся греческой мудростью и особенно трудами величайшего мыслителя древности Аристотеля. В тот период было много переводов работ Аристотеля, сделанных в основном с сирийского языка (на сирийский язык его труды были переведены раньше, еще в VI–VII вв.). Имеются сведения о том, с каким усердием и терпением изучал аль-Фараби труды греческого мыслителя.

Согласно многим мусульманским источникам, аль-Фараби прибыл в Дамаск в 830 г. хиджры (941 г.) и здесь провел остальную часть своей жизни, занимаясь научной работой. В литературе есть рассказ о том, что в Дамаске аль-Фараби вынужден был работать сторожем в саду на окраине города, а ночью он занимался научной работой при свете свечи, купленной на заработанные деньги...

Ибн Халликан (1211–1282 гг.) пишет, что Абу Наср часто находился вдали от людей, среди природы, жил там, где много было зелени и воды, занимался преподаванием, писал трактаты и комментарии. Поэтому Абу Наср был человеком добродетельным, не обращал внимания на свои нужды и жилище, жил очень скромно».

Второй учитель

Аль-Фараби побывал в городе Халаб (Алеппо), расположенном к северу от Дамаска, где правил султан Сайф ад-Даула ал-Хамдани (916–967 гг.). В его дворце жили многие литераторы, ученые, историки. Классик средневековой арабской литературы Ахмед ал-Мутанабби (915–965 гг.) некоторое время также провел в его дворце.

«Рассказывают, что Сайф
ад-Даула, оказав большой почет аль-Фараби, приказал дать ему из своей казны все, что он захочет. Но аль-Фараби отказался и довольствовался тем, что получал 4 дирхема ежедневно. Однажды второй учитель (аль-Фараби) пошел на базар в Дамаск и увидел стройного и красивого парня-сапожника, который вытягивал кожу зубами. Второй учитель спросил: «Сколько ты зарабатываешь в день, так усердно трудясь?» Парень ответил: «Два дирхема». Второй учитель пожалел его и стал давать ему ежедневно те 4 дирхема, которые получал от правителя. Этот парень стал собеседником учителя.

Согласно рассказам,
аль-Фараби был ниже среднего роста, одевался очень просто, носил тюркскую одежду.

Однажды у аль-Фараби спросили: «Кто больше знает – вы или Аристотель?» Он ответил: «Если бы я жил в тот период, и встретился с ним, и занимался у него, то я мог бы быть его лучшим учеником».

Однажды аль-Фараби зашел к правителю, когда у него происходило собрание ученых. Когда аль-Фараби зашел в зал, где Сайф
ад-Даула восседал на троне, правитель предложил ему сесть. Тогда ученый спросил: «Как сесть: сообразно моему сану или сообразно твоему?» «Сообразно твоему», – ответил правитель. Тогда аль-Фараби прошел мимо всех эмиров и сел около трона рядом с правителем.

Тот рассердился и сказал своему телохранителю на тайном языке, который знали немногие посвященные: «Этот тюрк нарушил все правила приличия, поэтому, когда он встанет (по окончании собрания), вы накажите его за невоспитанность». Тогда Абу Наср спросил: «Я никакого проступка не совершил, за что буду наказан?» Услышав вопрос, изумленный правитель спросил: «Ведь в народе этого языка никто не знает, где ты и у кого его изучал?»
Аль-Фараби ответил: «Мне приш­лось изучать многие языки».

В этот момент кто-то из сидящих ученых задал вопрос, и началась дискуссия среди собравшихся. Никто не мог ответить на заданный вопрос, и тогда второй учитель всесторонне объяснил его, и никто не смог с ним спорить. Тогда правитель спросил, обратившись к аль-Фараби: «Ты не второй учитель?» Аль-Фараби ответил утвердительно. И правитель попросил извинения за то, что не узнал и обидел его. А аль-Фараби пожелал правителю здоровья.

После того как разошлись соб­равшиеся ученые, правитель пригласил в зал музыкантов. Абу Наср начал как равный с равным беседовать с музыкантами о музыке. Тогда удивленный правитель спросил: «Разве учитель учителей разбирается и в вопросах музыки?» Второй учитель ответил утвердительно. Правитель приказал своим гуламам принести гипчак. Когда аль-Фараби на гипчаке сыграл различные мелодии, правитель пришел в изумление.

Затем правитель просил
аль-Фараби навсегда остаться при его дворе и оказать честь своим присутствием на его ученых собраниях. Абу Наср не согласился, но после неоднократных просьб правителя второй учитель дал согласие остаться при его дворе только на один год» (свободный перевод из сочинений ибн Халликана, сделанный Музаффаром Хайруллаевым).

Подобные рассказы свидетельствуют, что аль-Фараби знал много языков, разные отрасли наук, был одаренным музыкантом, неизменно побеждал во всех научных дискуссиях. Он был крупнейшим мыслителем своего времени и пользовался огромным авторитетом. Кроме того, аль-Фараби, несомненно, обладал высокими человеческими достоинствами.

Музаффар Хайруллаев подчеркивает, что он «довольствовался малым, не прельщался богатством, не искал высоких должнос­тей, не заискивал перед сильными мира сего, был скромен и прост в обращении с людьми, при первой же возможности был готов оказать им помощь и, живя в самых культурных и богатых городах халифата, не забывал своей родины. В этих рассказах видна была большая любовь народа к аль-Фараби».

Абу Наср побывал и в столице Египта – Каире, где поделил на разделы и дополнил свое знаменитое сочинение «Китаб ара ахл ал-мадинату-л фадила» – «Взгляды жителей добродетельного города» (сокращенно – «Добродетельный город»).

Зафиксированных письменных сведений о жизни аль-Фараби сохранилось не так много. Час­то в имеющихся о нем данных больше легенд, чем истины. Тем не менее вся информация имеет свою ценность и тщательно изу­чается современными исследователями.

Продолжение следует

Автор:
Абдсаттар Дербисали, член-корреспондент НАН РК, доктор филологических наук, профессор, директор Института востоковедения им. Р. Сулейменова
10:44, 10 Февраля 2020
0
4927
Подписка
Скопировать код

Популярное

Новости партнёров