Рухани Жаңғыру

Сарыарка – сакральный центр Казахстана

Сосредоточение разнообразных памятников древности и средневековья сакрализует окружающий Нур-Султан ландшафт и показывает значимость этой территории в истории страны.

Свидетельства ученых

– Археологические находки доказывают: Сарыарка – основа казахской государственности, и мы, ученые, обязаны рассказать об этом народу, – говорит Марал Хабдулина, директор Научно-исследовательского института археологии им. К. Акишева.

Под ее руководством велись в течение 3 лет (2018–2020) научно-исследовательские работы по проекту «Сакральный ландшафт Сарыарки в археологическом контексте». Одним из результатов стал выход в свет коллективного труда казахстанских и зарубежных ученых – монографии «Сак­ральный ландшафт Сарыарки».

– Найденные нами новые архео­логические материалы позволяют говорить о Сарыарке как о главной этнической территории формирования казахской государственности, – говорит Марал Хабдулина.

По ее словам, во многих письменных источниках есть сведения о привлекательности Сарыарки для казахов. Конечно, кочевое население всегда стремилось контролировать города на маршрутах Шелкового пути. Но пребывание ханов и народа в крупных южных городах Сыганак, Сауран и Яссы не было пос­тоянным. Во всем мире не было приятнее для кочевника мест, чем Сарыарка. Потомки Джучи-хана с легкостью кочевали по территории всей Средней Азии, а в Приишимье были места их любимых кочевок. Северная Сарыарка стала доменом кочевого государства, местом, где народ набирался духовных и физичес­ких сил. Археология дает доказательную базу таким выводам.

– Мы занимались изучением мавзолея Жанибек-Шалкар в Кургальджинском районе. От него остался лишь небольшой холм, усеянный осколками глазурированной плитки. Со временем обнаружили пол мавзолея, захоронения возле его стен.

Это был первый материальный факт того, что территория основательно связана с правителями Казахского государства. Кургальджинские степи – великолепный природный заповедник, а устье реки Нуры усыпано казахскими мавзолеями, архитектура которых идентична времени Золотой Орды. Как свидетельствуют историки архитектуры, расцвет «бирюзового стиля» приходится на эпоху Тимура и Тимуридов (конец XIV–XV века). Полихромный декор подчеркивает парадность культового сооружения и указывает на его неординарность и принадлежность особой исторической личности, предположительно Жанибек-султану, основателю Казахского ханства.

– Пройдены сотни километров, изучены десятки памятников, – говорит Данияр Тлеугабулов, участник экспедиций, старший научный сотрудник института археологии им. К. Акишева. – Исследованы берега озер Коргалжын, Султанкельды и берега Нуры. Зафиксирован ряд объектов ранее неизвестных для этого региона. Мы внимательно осмот­рели и сделали съемку с помощью дрона мавзолея Батагай…

По словам Сауле Бухихановой, директора научно-исследовательского центра «Бозок» при Министерстве культуры и спорта, сейчас мы наблюдаем ситуацию, когда люди находятся в поисках выхода из кризиса индивидуализации. Человек остается один с проблемой угрозы бездуховности и деградации. Достойным ответом на этот вызов времени стали проекты Первого Президента страны Нурсултана Назарбаева, направленные на возрождение исторических ценностей народа.

В своей программной статье «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания» Первый Президент Республики Казахстан Нурсултан Назарбаев пишет: «У каждого народа, у каж­дой цивилизации есть святые места, которые носят общенациональный характер, которые известны каждому представителю этого народа. Это одно из оснований духовной традиции. Для Казахстана это особенно важно. Мы – огромная по территории страна с богатой духовной историей. Иногда наши размеры играли разную роль в истории. Но никогда в народе не прерывалась связь в этом духовном географическом поясе. Однако при этом за всю историю мы не создали единое поле, единую цепочку этих важных с точки зрения культуры и духовного нас­ледия святых мест. Вопрос даже не в реставрации памятников, зданий, сооружений. Вопрос в том, чтобы увязать в национальном сознании воедино комплекс памятников вокруг Улытау и мавзолея Ходжи Ахмета Яссауи, древние памятники Тараза и захоронения Бекет-Ата, древние комплексы Восточного Казахстана и сакральные места Семиречья и многие другие места. Все они образуют каркас нашей национальной идентичности. Когда сегодня говорят о воздействии чуждых идеологических влияний, мы не должны забывать, что за ними стоят определенные ценности, определенные культурные символы других народов. А им может противостоять только собственная национальная символика. Культурно-географический пояс святынь Казахстана – это и есть такая символическая защита и источник гордости, который незримо несет нас через века…»

Таинственный город

Мавзолей Ботагай – один из наи­более величественных памятников средневекового периода степной Сарыарки. Расположен он в низовьях реки Нуры, в 2 км к востоку от поселка Коргалжын, в 1 км от русла реки.

Средневековый объект под наз­ванием «городище Ботагай (Бытыгай)» упоминается в путевых записках, в трудах дореволюционных топографов и историков. Первое описание было сделано Петром Рычковым (1762 год) в его знаменитом труде, посвященном Оренбургскому краю, и затем повторяется у Левшина, Уалиханова. Сам Рычков в Центральном Казахстане не был, памятники этого района были описаны им по материалам предшествующих экспедиций.

Одним из самых известных описаний Ботагая является заметка инженера Ивана Шангина, опубликованная в 1820 году. Он описал большое количество архитектурных сооружений в долине реки Нуры. В частности, про мавзолей Ботагай автор сообщил: «Оно построено из кирпича; внутри его находятся столбы, покрытые алебастровой штукатуркой, равно как и стены, имеющие вместо связей четырехугольные сосновые брусья в два вершка в поперечнике, для большей прочности, обожженные и покрытые камышом».

Мавзолей был принят Шангиным за развалины городского храма, а окрестный некрополь – за руины древнего города. Эта мысль вызвала волну интереса у исследователей, пытавшихся найти загадочный город.

Работы в этом месте проводила Центрально-Казахстанская археологическая экспедиция под руководством Алькея Маргулана в 1947 и 1949 годах ХХ века. Никаких свидетельств существования древнего города, за исключением небольших поселений и обширных гробниц, тогда обнаружено не было.

Тем не менее Алькей Маргулан предполагал на месте городища Батагай существование таинственного города Aqcxint – Акша-Кент, отмеченного на средневековых итальянских картах, в частности на карте Пицигани, а также на Каталонской карте. Этот город показан как торговый центр на караванных путях из Сарайчика в Алмалык, через Тургайские и Сарысуйские степи.

Еще одним загадочным объектом некрополя является ­сооружение, расположенное в 120 м к северо-востоку от мавзолея. Объект представляет собой круглую в плане оградку диаметром 8 м. Стены оградки выполнены из сырца, развалы стен мощные, шириной 2,5–3 м. С восточной стороны оставлена перемычка шириной около 1 м.

Пока проблемой остается расхож­дение между письменными сведениями, что это «великий город… с весьма много развалившихся каменных строений», и результатами археологического исследования, при котором какие-либо остатки жилищ не фиксируются. Однако, считает Марал Хабдулина, если есть обширный мусульманский некрополь, то где-то поблизости обязательно должен быть и город.

Следовательно, перед нашими археологами теперь стоит задача тщательного осмотра низовьев реки Нуры, что планируется сделать в ближайшие полевые сезоны.

Сакральные объекты столицы

По словам Данияра Тлеугабулова, за три прошедших года проведены раскопки трех объектов на территории Нур-Султана. Это памятники, вошедшие в список сакральных, но оказавшиеся в опасности антропогенного разрушения: могильник раннего железного века Куйгенжар, могильник Шубар и позднесредневековое поселение Саркырама. При исследовании выяснилось, что объект Саркырама ранее ошибочно был принят за раннесредневековый могильник. На самом деле это сезонное поселение казахов типа күзеу. Исследованное учеными поселение Саркырама находится в сакральном месте, с которым связана история строительства Акмолы. Памятник находится на правом берегу речки Саркырама – притока Нуры. Еще ранее эта территория была местом пребывания чингизида Аблай-хана и его сына Уали.

Рядом на сопке Тайтобе находятся курганы раннего железного века. У северо-западного подножия сопки расположено обширное мусульманское кладбище. Само имя Тайтобе встречается в эпосе казахов.

– Могильник Куйгенжар расположен на высоком мысу правого берега реки Ишим, на 25-километровой отметке шоссе Нур-Султан – Караганда, – говорит Данияр Тлеугабулов.

По его словам, на площадке мыса в древности были возведены 5 крупных курганов. Четыре кургана тянутся цепочкой по линии СЗ – ЮВ вдоль береговой террасы Ишима. Пятый курган находится в 35 м восточнее кургана № 1 и в настоящее время оказался на территории современного казахского кладбища.

– В исследовании кургана № 2 могильника Куйгенжар принимал участие наш зарубежный коллега археолог из Италии Жан Лука Бонора, – говорит Данияр Тлеугабулов. – Второй курган имеет высоту 3,5 метра, диаметр – 45 метров. Поверхность задернована, склоны покрыты каменным панцирем. К сожалению, поперек поверхности по линии запад-восток тянется грабительская траншея.

До раскопок при помощи дрона был вычерчен топографический план, сделаны снимки поверх­ности кургана и окружающего пространства. При вскрытии насыпи в верхних слоях было обнаружено 7 захоронений без определенного порядка. Одно из погребений по обнаруженным предметам украшений (серьги, серебряные пряжки) удалось датировать ранним средневековьем (IX–XI века).

Оставшиеся по признакам обряда относятся к позднему средневековью и могут датироваться XIV–XVI веками.

Однако под насыпью кургана археологи расчистили подземное помещение с коридором длиной более 6 м. В конце его была сооружена погребальная камера. Дно ее находится на глубине 3,5 м от уровня древней поверхности.

По данным специалистов, курган по своим размерам относится к категории элитных царских курганов эпохи раннего железа. В погребальной камере были обнаружены разрозненные кости человека.

Сакральный Бозок

– Бозокский археологический район имеет четкие границы, жестко ограниченные природными рубежами: на востоке водной гладью озера Бузукты и с трех сторон труднопроходимыми болотными массивами, – говорит Данияр Тлеугабулов. – Сакральный ландшафт этой изолированной территории формировался в течение 8 столетий (VIII–XV века). Здесь расположены разновременные культовые сооружения погребально-поминального и гражданского назначений. С востока к цепочке руин примыкает крупная по площади ирригационная планировка.

Главным фактором выбора этого места является озеро Бузукты. Именно оно привлекло внимание как яркий природный объект. Водная гладь имеет яйцевидную форму с четким контуром берегов. Озеро пресноводное, питается родниками, даже сейчас оно не усыхает в жаркие сезоны. Второй фактор привлекательности озера – что это мес­то гнездования экзотических птиц. В летнее время здесь выводят птенцов белые и черные лебеди, журавли, встречаются пеликаны, бесчисленное количество уток. В-третьих, вода и яйцевидный абрис – главные компоненты космологических мифов о сотворении мира. Так в одном географическом пространстве уникально соединились природные знаки, символы идеальной модели (образа) мира.

Такое место в космологическом мироощущении, вне сомнения, наделялось высшей сакральнос­тью, требующей его сохранения и целостности. Эта ситуация соотносилась с организацией сакрального пространства для проведения ритуальных действий по предотвращению хаоса, укреплению космического и земного порядка. Действенным может быть ритуал, происходящий в самом центре сакрального пространства. Именно в центре наблюдается мощнейший коммуникативный порт общения с Небом, успешным становится преодоление ситуации неопределенности, напряженности, тревоги, страха.

Началом организации сакрального пространства Бозока стало строительство культового цент­ра для проведения важных ритуа­лов. На возвышенной точке берега были построены 3 квад­ратные площадки, обнесенные глубоким рвом и внешней крепостной стеной. Сама трехчастная композиция, мощные крепостные укрепления являются кодом, смысл которых предстоит разгадать. В центре северного «квартала» было построено юртообразное жилище, возведенное из сырцового кирпича. В 2 м от входа стояло крупное деревянное изваяние. Все эти элементы свидетельствуют о сложности проводимых ритуальных церемоний. Можно только догадываться о периодичности посещения этого святилища и отправлении культовых обрядов. Непонятные для нашего рационального соз­нания характеристики: труднодоступность, расположение среди болот, мощные крепостные сооружения, скрытность происходящего для внешнего мира – яркие черты древнего святилища (курука, запретной территории по-древнетюркски).

Позже рядом с его руинами возникают дома земляночного типа. Их появление, обустройство ирригационной планировки – свидетельство памяти об особом статусе этого небольшого по площади места и приобщения к его сакральности. В следующие столетия XIII–XV веков территория Бозока стала местом возведения мусульманских могил. Здесь расчищены мавзолеи из жженого и сырцового кирпича, найдено 72 погребения.

Зират Караоткел

Еще один сакральный объект на территории столицы – зират Караоткел, один из самых старых и известных некрополей на территории Нур-Султана. Он расположен на правом берегу Ишима. История изучения некрополя подтверждена картами XIX–XX вв. Его размеры, топография, планировка были известны еще до основания Акмолинского приказа (1830 год).

– История некрополя привлекает внимание исследователей загадкой даты основания зирата, – говорит Татьяна Кошман, научный сотрудник Института археологии им. К. Акишева. – Найдено надгробие, датированное началом XVII века. Территория кладбища была закрыта в 1962 году. По надгробиям сделан подсчет захоронений, их более 10 тысяч.

По данным исследователя, практически все сохранившиеся плиты имеют надписи, изображения, эпиграфику либо тамгу как знак родовой принадлежности, выполненные техникой плоскорельефной резьбы. Эпитафии на надгробиях написаны на арабском, чагатайском, татарском языках. Надписи по содержанию лаконичные, ограничиваются строками из Корана, общей информацией об умершем человеке и датой его смерти. Многие из этих надгробных эпиграфических памятников частично разрушены временем, что затрудняет их прочтение. На некоторых могильных плитах, установленных над женскими погребениями, изображены цветы с числом бутонов в соответствии с количеством рожденных детей.

Кулпытасы на могилах мужчин имеют изображение звезды и полумесяца. По технике исполнения памятники достаточно одно­образны, но имеют свои особенности в технике изготовления, размерах, нанесении текстов и обустройства, от примитивной грубой работы местных мастеров до мраморных надгробий, изготовленных и установленных в последние годы. Имеются отдельные могилы, огороженные железной оградкой. Углы железных ограждений увенчаны навершиями в виде полумесяца, шаров, звезд и копий.

Среди восстановленных надгробий встречаются могильные памятники с фотографиями. Анализ надгробных плит и старинные карты позволяют сделать вывод, что наиболее ранняя часть захоронений находится в южной части современной территории. Здесь же обнаружен могильный камень сарбазам Кенесары.

В юго-западной части были зафиксированы погребения, принадлежавшие ингушам, датированные 40–50-ми годами ХХ века (период депортации). Южная часть расположена за рвом, который хорошо просмат­ривается на местности. Данная часть заполнена не полностью, по имеющимся датам на могильных плитах можно предположить, что использовалась она с конца 50-х годов прошлого века и до официального закрытия кладбища.

– На основе Google-карты мы выполнили схематический план с указанием районов освоения кладбища, – говорит Татьяна Кошман.

Таким образом, значимость мусульманского зирата Караоткел для казахстанской истории и культуры, его роль в сохранении национальной памяти сегодня велика. Объект несет в себе историко-архитектурную, научную, мемориальную ценность и занимает особое место в истории и культуре как отдельно взятого города, региона, так и в целом государства.

– Необходимо констатировать, что это уязвимая часть культуры, которая уходит со временем, и восстановить ее в большинстве своем нет возможности, – говорит Татьяна Кошман. – Стоит задача продолжения научной работы с целью выявления могил исторических личностей и известных людей, а также изучения мусульманской эпиграфики каменных надгробий.

Автор:
Игорь Прохоров
05:05, 28 Апреля 2021
0
2634
Подписка
Скопировать код

Читайте также

Популярное