Завтра была война…

Бертрану Иосифовичу Рубинштейну 90 лет, однако долгие годы мирной жизни так и не стерли из памяти ветерана воспоминаний о той страшной войне.

Она снится ему по ночам, врывается с болью от старой раны, воспоминаниями о погибших боевых товарищах. И потому главное пожелание ветерана в день Великой Победы: сохраняйте мир. И помните о тех, кто нам его подарил. 

…Двадцать второе июня 1941 года. В ту пору семнадцатилетний Бертран Рубинштейн был студентом Московского института инженеров железнодорожного транспорта. Стоял обычный воскресный день. Сессия сдана, экзамены позади. Впереди – лето, полное беззаботного отдыха. Но в полдень по радио прозвучало экстренное сообщение советского правительства, и жизнь мгновенно разделилась на две половины: ту, что была до, и после войны.

Уже в июле, за месяц до своего восемнадцатилетия, Бертран вмес­те со всем своим курсом ушел на фронт добровольцем. Попал на Западный фронт, в пехоту. Западный фронт летом 1941 года – самое горнило той страшной войны. Семнадцатая стрелковая дивизия 39-й армии, в которую попал красноармеец Рубинштейн, заняла оборону в районе Вязьмы. 

Рыли окопы, сидели в них, солдат бомбили немецкие самолеты, обстреливала артиллерия. Было страшно, никто не знал, доживет ли до вечера, утра следующего дня. В руках – одна винтовка-трехлинейка, из нее и стреляли в немцев. Врут те фронтовики, которые говорят, что сбивали из винтовки самолет. Даже чтобы застрелить из винтовки солдата противника, нужно попасть ему в жизненно важные органы. Сколько он убил немцев? Тот, кто воевал на передовой, никогда вам точно ответить не сможет. Они стреляли в немцев, немцы стреляли в них. Когда ты попал в противника, а когда нет, сказать сложно. 

О самом страшном бое ветеран рассказывать не хочет. Говорит, все бои страшны, потому что в любом из них тебя могли убить. 

– К войне невозможно привыкнуть, сколько бы ты ни воевал, в скольких бы боях ни участвовал, – говорит старый солдат. – Война – это прежде всего тяжкий труд. Это голод, холод, лишения, долгая разлука с близкими. Война – это сутками лежать в болоте под свистящими над головой пулями, каждую секунду ожидая смерть. 

В составе своей дивизии Бертран Рубинштейн принял участие в обороне Москвы. В сентябре 1941-го был ранен осколком мины в шею. Этот осколок и сейчас там сидит, его можно нащупать. Временами старая рана начинает кровоточить. 

И эту боль от фронтового ранения Рубинштейн несет через всю жизнь, вот уже более семидесяти лет. Военное фото того времени было сделано всего за несколько дней до первого ранения. Впрочем, рана, оказавшаяся легкой, разлучила солдата с фронтом лишь на короткий период. Подлечившись в медсанбате, он вернулся в строй и принял участие в обороне Москвы. Больше всего из того периода Бертран Иосифович помнит 5 декабря – начало контрнаступления советских войск под Москвой. Это был переломный момент, когда весь советский народ поверил в победу над врагом. 

После Западного фронта Рубинштейн в составе своей дивизии воевал на Калининском, а затем на Третьем Белорусском фронте. Освобождал Литву, Белоруссию. Свое второе ранение получил в 1944 году в Литве. Это снова случилось при минометном обстреле, снова осколок мины, на этот раз его ранило в ногу, но ранение вновь оказалось легким. Так что в госпиталь он опять не попал, отлежался в медсанбате и вернулся в строй. 

После освобождения Литвы и Белоруссии Бертран Рубинштейн участвовал в боях за Восточную Пруссию и Кенигсберг, где и закончил Великую Отечественную войну в составе своей родной 17-й дивизии, ставшей к тому времени гвардейской. Но с победой над Германией война для Бертрана Иосифовича не закончилась. 

– В середине мая 1945 года нас погрузили в эшелоны и повезли на восток – на войну с Японией, – говорит ветеран. – Так что окончательно я войну закончил в Порт-Артуре. 

Наконец в 1946 году Бертран Рубинштейн был демобилизован и вернулся в родной инс­титут. После его окончания получил назначение в Акмолинск, работал главным инженером на железной дороге, затем начальником станции. А в апреле 1960 года было соз­дано Кустанайское отделение Казахской железной дороги, и Рубинштейн стал первым его начальником. В этой долж­ности он проработал более 33 лет, а в 1998 году, в возрасте 75 лет, вышел на заслуженный отдых. Но и на пенсии Бертран 

Иосифович оставался активным. Написал несколько книг, публиковал свои статьи в различных изданиях. У Рубинштейна – более 30 боевых наград, среди которых самые значимые – два ордена Отечественной войны, орден Красной Звезды. 

Аслан КУДАБАЕВ,
Костанай