Общество

Меня поражают мнения о неразвитости и отсталости казахского языка – автор самоучителя "Ситуативный казахский"

Фото: total.kz
О сегодняшнем уровне казахского языка и его важности для дальнейшего развития Казахстана рассказал Канат Тасибеков, автор самоучителя «Ситуативный казахский» с собственной методикой изучения государственного языка в рамках заседания «Эксперт-Совета», сообщает Kazpravda.kz.   

– Безусловно, казахский язык должен стать не только де-юре, но и де-факто государственным языком нашей страны, общим языком для всех граждан Казахстана, независимо от их этничес­кого происхождения.

Сейчас роль общего языка выполняет русский, который уже давно перестал быть языком только русского народа и является сейчас ничем иным, как лингва франка постсоветского пространства. Сейчас роль общемирового лингва франка выполняет английский язык. Ведь когда-то и тюркский, кипчакский язык был лингва франка на огромной территории Евразии, и безвестный переписчик «Слова о полку Игореве» не задумы­ваясь использовал его, свободно вставляя в русскую речь тюркские слова. Точно так же, как мы сегодня, говоря на родном казахском языке, вставляем в него русские слова.

Поэтому меня поражают мнения, высказываемые некоторыми людьми о неразвитости казахского языка, его отсталости и невозможности его функционирования в сегодняшнем технологичном мире. Стоит человеку выучить английский, съездить за границу, купить iPhone или даже просто научиться более-менее сносно излагать мысли на русском языке, как его осеняет гениальная догадка об отсталос­ти казахского языка, которую он выкладывает в соцсетях.

Да, за время нахождения в советской империи казахский язык не развивался, в него не вошли нужные новые слова и современные понятия. Лучшие умы и таланты пятнадцати сейчас независимых государств работали на благо и процветание русского языка, который входит сегодня в число мировых языков, и казахский язык в данный исторический момент не может на равных конкурировать с русским и английским языками.

Но это наш язык. Когда мне говорят о том, что кроме языка есть проблемы поважнее, как, например, наладить производство промышленных товаров, продуктов питания, проложить качественные дороги, в целом поднять экономику, хочется ответить таким людям, что язык является душой народа, без души народ прекращает свое существование. А без народа нет государства, а не будет национального государства, кому тогда нужны машины и дороги? Вопрос прио­ритета очевиден.

Сегодня имеется неудовлетворенность общества тем, как осуществляются меры по внед­рению казахского языка, люди ждут конструктивных созидательных действий со стороны Комитета языковой политики.

Да, проблемы есть. Их необходимо решать. Незнающим – учить язык, знающим – создавать контент, развивать язык, просвещать и популяризировать. Одним словом, заниматься созидательной работой, а не «хайпом».

Положение, сложившееся в нашей стране, когда не знающие государственного языка люди в течение уже 30 лет даже не задумываются о том, чтобы начать его учить, наталкивает некоторых на мысль, что достаточно просто ввести законодательные меры, ограничивающие употребление русского языка, и все разрешится. Однако не все так просто.

Я, например, родился в 1959 году. Тогда по всесоюзной переписи населения казахов в рес­публике было 29,6%. В городах было очень мало казахов. Высшее образование тогда можно было получить только на русском языке. Плохо говорившим на русском было нелегко, были и насмешки, и дискриминация. Меня пугает то, что некоторые из этих людей сейчас испытывают чувство сладкой мести. Так быть не должно. Это не по-казахски. У нашего народа другая жизненная философия. Сейчас казахов в Казахстане 70%. От кого защищать казахский язык?

Я учился в Москве два раза. Первый раз в 1984–1988 годы – очная аспирантура и второй раз в 1990–1991 годах – обучение французскому языку. Мой и моих земляков-ровесников патриотизм проходил проверку на танцах в парке, в ресторанах, в московском метро, подмосковных электричках, рабочих общагах Урала или Сибири.

Мы, казахи, все вопросы всегда старались решать по-казахски – «Возвысить степь, не унижая горы», то есть мудро, нетороп­ливо и по-доброму.

И последнее. Есть, например, клубы Мәміле. Их идея в том, что туда приходят русскоязычные, чтобы учить язык, а казахоязычные, чтобы им помочь. Почему эти люди, которые кричат о языке, не приходят в клуб помогать учить его?
Автор:
Уак Манбетеев
21:45, 17 Октября 2021
0
11391
Подписка
Скопировать код

Читайте также

Популярное