Общество

Как, где и с кем встречают свою старость достигшие финишной черты казахстанцы

В Казахстане проживают более 2 млн пенсионеров. Как, где и с кем встречают свою старость достигшие финишной черты казахстанцы?   

Матера

– Что я там буду делать? Ждать на балконе своей смерти?

Диалога снова не получилось. Отец даже слушать не хотел про переезд. Мать не могла бросить его одного. Вот и коротали они дни в одиночестве, в старом домике на окраине аула. Мужчина выбежал со двора, сел в машину и газанул в сторону трассы.

Мой собеседник попросил не называть его имени, и причина этого вполне понятна. Назовем его Ахмет. Он живет с семьей в городе, есть работа, квартира, пусть не шикарная, но свои три комнаты в столице он заработал. Дети растут, все хорошо. Но занозой в сердце сидит проблема – родители его доживают свой век одни, в ауле, который от столицы за сотни километров, от трассы республиканской тоже неблизко расположен. А это значит, что в зимние месяцы не всегда есть возможность попасть к старикам, а им в свою очередь – выехать в город к детям.

– Ни в какую ехать не хотят. Особенно отец. Я готов был поменять квартиру на дом и варианты были. Но они не хотят переезжать и все. Живу, как на пороховой бочке, все время думаю о них. Вдруг заболеют, что будут делать, особенно зимой? Я не смогу даже при всем желании доехать, если будут бураны, – делится он.
Ситуация, когда старшее поколение ни на каких условиях не желает покидать насиженное место и свое старое жилище, даже если это покосившаяся хибара, встречается нередко.

Дети вырастают и улетают из родительского гнезда, у них свой путь и своя траектория полета. Вроде все верно и правильно. И старики не зовут детей в родные пенаты, и сами ехать к ним в города не спешат, и все добровольно. Но все-таки, одинокая старость – картина печальная.

Помните в повести Андрея Распутина «Прощание с Матерой» каким было противостояние прогресса и старых обитателей деревни, обреченной на потопление? Все пойдет ко дну и цель благородная – будут возводить гидроэлектростанцию. Да вот, ни благородство цели, ни необходимость этой станции не утешают стариков, что заранее оплакивают свою жизнь. А точнее, свою историю жизни. Им жалко кресты на кладбищах, а «официальные лица» запросто говорят об этой территории, где за оградками родные и до сих пор любимые, – «зона затопления».

Так и сейчас глобализация и ряд других причин, в том числе социальных, привели к оттоку сельчан с насиженных мест и увеличению численности населения городов. Трудоспособное население уезжает из сельской местности, и в аулах остаются старики, которые доживают свой век. К слову, в медицине этот возраст так и называют «возрастом дожития».

Что же делать и где искать выход тем взрослым детям, чьи родители, уже немолодые, покидать свои аулы никак не хотят, предпочитая свободу в собственном домишке комфорту в городской квартире?

Детсад для взрослых

Клубы по интересам, занятия танцами, йогой, рисованием, вокалом или любым хобби вместо хлопот по дому и ухода за внуками – досуг наших пенсионеров все еще далек от евростандарта, когда люди на заслуженном отдыхе путешествуют, живут, ни в чем себе не отказывая, для себя.

И хотя бабушки нынче отличаются от тех, что были даже, допустим, у нас, нынешних 40-летних, все-таки махнувших рукой на внучат и взрослых детей, живущих исключительно для себя стариков у нас пока мало.

В больших городах, например, в Нур-Султане, Алматы в рамках «дорожной карты» «Активное долголетие» открываются и действуют досуговые центры для пожилых людей. Это отличная альтернатива времяпрепровождению на скамейке во дворе или на балконе квартиры. Ведь не сек­рет, что многие старики невольно становятся узниками квартир, домов, не имея возможности выехать за пределы определенной территории.

Говорить, что ничего для соз­дания достойного досуга казахстанцев в «золотом возрасте» не делается, нельзя. В стране ведется работа по созданию эффективной системы социальной защиты. Так, например, в Концепции социального развития Республики Казахстан до 2030 года определено, что гражданам пожилого возраста будут предоставлены новые возможности для самореализации. Общее количество принятых нормативных актов по социальной поддержке граждан пожилого возраста с 1991 года составило 425 единиц.

Кроме того, ряд вузов в стране готовят социальных работников и это дает возможность говорить о том, что дефицит кадров в социальной сфере, возможно, будет преодолен.

По официальным данным, Казахстан находится на начальной стадии демографического старения, уже сейчас доля казахстанцев в возрасте 60+ составляет 11%. Это означает, что с каждым годом доля пожилых будет увеличиваться. А значит, вопрос досуга приятного, полезного для экономически неактивных граж­дан, будет актуализироваться.

Оставьте меня здесь

На остановке сидела пожилая женщина. С виду непохожа на лицо без определенного места жительства. Но и садиться в автобусы она не спешила.

Разговорились. По ее словам, дочь у нее умерла, дом сгорел при пожаре, она осталась на улице, теперь вынуждена побираться. Одета довольно опрятно, в руках пакет с нехитрым скарбом. От предложенных денег не отказалась. Спрашиваю, почему не обращается за помощью в местные исполнительные органы, отвечает, что они помогли, чем могли, но дальше она справляется сама.

Подходит мой автобус, уезжаю. Но долго еще потом думаю о той бабушке с остановки, о стариках и старости вообще.

С каким багажом мы сами придем к финишу? Сумеем ли встретить последние дни достойно и благородно? Смогут ли наши дети быть всегда на расстоянии вытянутой руки от нас? Или к тому времени все сложится так, что придется пополнить ряды обитателей домов, которые чаще всего строят на окраинах городов. Видимо, чтобы унылый вид их постояльцев не портил настроение другим.

И если мы находимся на пороге демографического старения, то вполне возможно, что во весь рост может встать вопрос стариков, встречающих закат жизни в одиночестве, вынужденном или осознанном, разницы нет.

В данное время в специализированных учреждениях находятся свыше 5 тыс. казах­станцев пенсионного возраста. У определенной части из них нет родных, у другой они есть, но по разным причинам совместное проживание невозможно.

Несколько лет назад, давая благотворительный обед в одном из подобных учреждений, я узнала в одном из постояльцев человека, который вроде еще не так давно занимал высокий пост в регионе, был авторитетным и узнаваемым. Увидев, что мы его узнали, он немного смутился.

Как оказалось, супруга у него умерла, дети живут своей жизнью. Перенеся инфаркт, он добровольно решил поселиться там, где есть круглосуточный уход и в случае чего могут оказать медицинскую помощь.

Конечно, в странах Европы приюты для стариков давно стали нормой жизни и решение встречать старость среди своих сверстников многие принимают самостоятельно и заранее. У нас, в постсоветских странах, относятся к такому все же осуждающе. И это понятно. Много десятилетий республики жили в едином идеологическом пространстве, пока еще активны те, кто получал схожее воспитание, читал одни и те же книги, рос на одних фильмах.

Возможно, когда это поколение уйдет, и у руля встанет взращенная в системе современных ценностей молодежь, ситуация изменится и у нас. Но почему-то радости это не добавляет.

А как думаете вы? Нормально это – встречать старость в казенном доме или в своей квартире, но отдельно от детей? Или все-таки традиция жить несколькими поколениями вместе была нужной и воспитывала в людях лучшие качества?
Автор:
Зарина Москау
02:44, 22 Октября 2021
0
3338
Подписка
Скопировать код

Читайте также

Популярное