Общество

Инфодемия и "антиваксерные" фейки: как обстоят дела с медийной грамотностью в Казахстане

Фото: Kazpravda.kz/Талгат Аханов
С 24 по 31 октября мир отмечал глобальную неделю медийной и информационной грамотности (МИГ). Большая часть современного общества уже давно относит себя к «цифровым» гражданам, людям, умело использующим IT-технологии. Однако и этого на сегодня пока еще недостаточно, большое значение также имеют и навыки медийной грамотности. И этому также надо учиться. О том, что такое медийная грамотность и как можно ей научиться, рассказывают участники эксперт-совета «КП».

Глобальная компетенция


Гульнар Асанбаева, кандидат философских наук, региональный консультант Internews по медиаграмотности в Казахстане, Таджикистане и Узбекистане

Медиаграмотность – это глобальная компетенция XXI века. Для принятия самых важных решений сегодня каждый человек должен быть на «ты» с современными технологиями представления информации, умея отбирать для себя наиболее полезную, и не становиться жертвой различных манипуляций. Продвижение медиаграмотности – одно из главных направлений и проекта MediaCAMP, над которым некоммерческая организация Internews в Казахстане работает с 2018 года. 

Европейские исследователи выделяют четыре фактора, в наибольшей степени влияющих на формирование медийно-информационной грамотности: уровень свободы слова, функциональная грамотность, межличностное доверие и электронное участие. Последнее из них в Казахстане развито лучше всего остального.

Электронное участие – это использование информационных технологий в процессе вовлечения людей в политику, принятия решений, предоставления услуг. Наше государство находится на 26-м месте в рейтинговой шкале ООН, которая охватывает 180 стран мира. Это более высокий уровень, чем в России и других странах СНГ. Но вот уровень функциональной грамотности, то есть умения использовать знания, полученные в школе, в реальной жизни, наоборот, очень низкий. И это одно из препятствий на пути к овладению медиаграмотностью.

Для того чтобы выстраивать оправданные стратегии развития, мы регулярно проводим исследования уровня медиапотребления и медиаграмотности во всех трех странах, в которых работаем. Данные 2021 года показывают, что уровень доверия к СМИ становится ниже (это характерно для всего мира), а состояние критического мышления вызывает много вопросов (у каждой страны для этого есть свои причины).

По нашим исследованиям, респонденты в Таджикистане и Узбекистане СМИ доверяют больше, чем в Казахстане. У нас 40% людей не верят ни одному средству массовой информации. Однако 64% казахстанцев обращают внимание на то, что одно и то же событие в разных источниках освещается по-разному. В Таджикистане, к примеру, это свойственно лишь малой части населения – 22%.

У жителей Казахстана также выше навыки обеспечения безопасности личных данных в Интернете, но при этом только пятая часть опрошенных может распознать ситуацию мошенничества и вымогательства в Интернете. В Узбекистане и Таджикистане таких людей еще меньше. Все это говорит о том, что нашим партнерам, преподавателям и тренерам по медиаграмотности придется еще очень много работать, чтобы повысить уровень критического мышления, научить различать мнения и факты, проверять источники для того, чтобы убедиться в достоверности получаемой информации.

Мы занимаемся не только подготовкой преподавателей вузов и тренеров по медиаграмотности. Большая часть нашей работы посвящена подготовке учебных ресурсов. Как известно, Министерством образования и науки страны в текущем году принято решение о введении медиаграмотности как предмета по выбору для учеников 8-х классов. Так вот, Internews принял непосредственное участие в разработке этой программы в сотрудничестве с Национальной академией образования им. И. Алтынсарина. Мы впервые приняли участие в ежегодной августовской конференции школьных педагогов и провели ознакомительный тренинг по медиаграмотности для менеджеров, директоров школ и учителей.

Но медиаграмотность нельзя выучить один раз и навсегда. Это сфера, которая постоянно меняется под влиянием изменений в цифровом поле. Как показывает международный опыт, интеграция ее в процесс преподавания других дисциплин дает наиболее оптимальные результаты. В стране есть инициативные молодые педагоги, которые успешно преподают медиаграмотность в рамках своих предметов в частных школах, лицеях и гимназиях.

Internews занимается не только институционализацией медиаграмотности в системе образования. С этого года работают дома медиаграмотности: два в Таджикистане и два в Казахстане – в Костанайской и Карагандинской областях. Это центры развития медиаграмотности в самих регионах. Развитие гражданского общества требует развития инициативы на местах. Дома медиаграмотности созданы, чтобы адресно работать в соответствии с интересами и запросами местного населения. В них ежемесячно обучение медиаграмотности проходят представители всех слоев населения: госслужащие, работники культуры, журналисты, студенты, школьники, представители уязвимых слоев: пожилые люди, люди с ограничеными возможностями, а также молодежные лидеры и гражданские активисты. На будущий год планируем открыть в дополнение к существующим еще по одному в Казахстане и Таджикистане.

Значительную роль в знакомстве с основами медиаграмотности самых широких кругов населения сыграли неформальные методы продвижения МИГ – фестивали в 12 регионах Казахстана и 2 регионах Таджикистана. Большой популярностью пользовались сессии по кинограмотности, и мы планируем и дальше развивать это направление.

Ежегодно Internews проводит Эдьютон – инновационный семинар для обучения тех, кто подает заявки на конкурсы по медиаграмотности. В конкурсе может принять участие любой человек. Жюри отбирает наиболее интересные идеи, и опытные менторы и тренеры помогают довести эти идеи до полноценных проектов. После публичной защиты лучшие из них получают финансовую поддержку. Только в этом году гранты выиграли 24 проекта из всех трех стран, 10 из них придумали и воплотили казахстанцы.

Многое нам дает и международное сотрудничество, обмен опытом с коллегами из Украины, Беларуси, России, Эстонии и Кыргызстана. Однако мы прекрасно осознаем, что для успешного продвижения медиаграмотности нужны равные усилия всех стейкхолдеров и в первую очередь самого государства. Пока же очевидно, что наибольшую активность в этом вопросе проявляют организации гражданского сектора при финансовой поддержке международных некоммерческих организаций. Сегодня у всех на устах цифровая грамотность, но медийно-информационная и цифровая грамотность – это две стороны одной медали, и ни одна из них не может развиваться успешно в отрыве от другой.

Тысяча тренеров для инфозомби



Бактыгуль Бурбаева, медиатренер

Если коротко, то суть тренингов по медиаграмотности заключается в том, чтобы рассказывать, что такое информация, как она может искажаться и как ее распространяют. А кроме того, это доведение до общества навыков и умений определять фейки, то, из чего они состоят, как заниматься фактчекингом. 

Кроме того, обязательно говорим о кибербуллинге, кибербезопасности, фишинговых сайтах: как их определить, как предупредить взломы. Сейчас, кстати, в Парламенте рассматривают законопроект, в рамках которого предусмотрена защита казахстанцев, особенно детей, от кибербуллинга. Однако важно, чтобы и сам человек смог себя защитить.

Мы работаем уже третий год. Тренинги начинали от конфликт-чувствительных коммуникаций и журналистики при поддержке «Интерньюс Европа», затем продолжили по медиаграмотности с МЦЖ «MediaNet». Сейчас работаем с общественным объединением «Казахстанская медиасеть».

Раз 30 уже объехали весь Казахстан. Начинали еще до пандемии, но именно в этот период работа с дезинформацией стала основным направлением, потому что наряду с невероятным объемом тематических «антиваксерных» фейков на людей обрушились периодически повторяющиеся вбросы на религиозные или политические темы, подрывающие доверие к государству. Что первое, что второе – угроза. Причем не только для безопасности, но и для жизни людей. Думаем, часть потерь во время пандемии была связана именно с прямым влиянием фейковых рекомендаций.

Инфодемия (термин ВОЗ, означающий появление чрезмерного количества информации о проблеме. – Прим. ред.) была не просто искусственно создана, но и рассчитана на самые уязвимые кластеры аудитории. В понятие «уязвимость» в данном контексте вкладывается отличный от привычного нам смысл. Если в общепринятом значении уязвимые слои – это, как правило, люди малоимущие, то инфозомби могут стать люди абсолютно разные – богатые, бедные, образованные, необразованные. Влиянию подвержены все.

В начале работы мы думали, что средний слой населения самый образованный и мобильный, а судя по развитию антиваксерного движения, оказалось, что этот слой самый уязвимый, самый «потерянный». Могу назвать причины этой «потерянности». Средний слой – дети 90-х, которые были обречены на самообразование.

Родителям и учителям было не до того – они выживали, как могли, зарабатывали деньги, шли торговать на рынки. Уровень образования в те годы снизился, главным было позаботиться о пропитании семьи. И поэтому этим людям пришлось очень сложно в нынешний период. Они едва справлялись со своими детьми, которым пришлось учиться дистанционно – обнаружилось, что большая часть поколения 90-х не может похвастать психологической выносливостью, не знает базовые школьные предметы, его представителям было элементарно сложно побыть рядом с ребенком даже полчаса. И на фоне этого стрессового состояния фейковая атака стала для них чуть ли не отдушиной.

Есть такая категория людей, которые всегда против. Им это нравится – быть против власти, против здравого смысла. И неважно, в каком контексте. Поэтому они охотно поддержали волну дезинформации – принимая и распространяя. Отвергали официальные данные, заключения ученых, остро реагировали на эмоциональную составляющую, которая всегда присуща фейковым информациям. Вы не поверите, но некоторые до сих пор ждут, когда же умрут те, кто получил вакцину первым.

Еще одна весьма уязвимая группа – пенсионеры. Тут иная ситуация – их подводит философия доверия. «Но там же так написано! Мне это по WhatsApp прислали мои родственники. Они порядочные, они ничего плохого не пришлют» – это часто можно услышать от пожилых людей. Наверное, наименее уязвимой группой можно назвать молодое поколение, которое намного лучше взрослых разбирается и в цифровом мире, и в медийном. Но тут тоже есть над чем работать.

Свободный доступ к современному информационному морю привел к тому, что люди впитывают информацию в огромных количествах, большая часть ее оседает неизвестно где, остаются лишь поверхностные сведения. Появляется поколение «серферов», которые скользят по информационным волнам и при этом думают, что они киты, которые погружены в глубину, вникли в суть. Нужно учить разбираться с этим потоком, управлять им. И за то время, что мы работаем, мы убедились – обучение эффективно. Мы видим, как меняется отношение людей к информационному полю после тренингов. Причем строим обучение так, чтобы они сами доходили до мысли, что ошибались. Не говорим «это хорошо, а это плохо» или «делайте так, не делайте эдак». В игре, в упражнениях, в заданиях даем возможность самостоятельно увидеть, убедиться в разнице между качественным и некачественным контентом, между правдой и фальшью.

В казахстанском поле медиаграмотности сейчас работает несколько организаций, и это хорошо. Чем больше людей пройдет обучение, тем лучше. С этого года мы ввели специальный курс для медиатренеров, которые в дальнейшем уже сами проводят тренинги. По моему мнению, на восемнадцать миллионов казахстанцев нужна тысяча тренеров. И тогда есть шанс победить инфозомби.

Внешний локус контроля



Владимир Алексанин, президент ОО «Мигдаль», психолог, арт-терапевт, тренер по медиаграмотности.

Мне кажется, что вместе с обучением медиаграмотности необходимо вводить дополнительные дисциплины, которые помогали бы формировать критическое мышление. Не так давно обсуждали с коллегами, что в большинстве вузов не преподается логика, особенно на гуманитарных направлениях. Даже журналистам. А ведь логика, риторика – эти дисциплины издавна помогали формировать критическое мышление. Сегодня именно его отсутствие мешает людям выборочно относиться к информации.

Мы живем в информационном потоке, иногда даже захлебываемся им. Ко мне порой обращаются люди, которые говорят, что им нужен информационный детокс, у них зависимость от социальных сетей. Некоторые просто вынуждены проводить в них большое количество времени по работе. И неудивительно, что именно социальные сети и мессенджеры стали основной площадкой для распространения фейковой информации.

Ее воздействию подвержены все категории. Наверное, только школьники младшего и среднего возраста не пересылают фейки, но это, скорее, потому, что им пока интересен развлекательный контент, которого в сетях предостаточно. Однако они станут старше и войдут в группу риска. Поэтому формировать критическое мышление и вводить те самые специальные дисциплины, о которых говорил ранее, нужно еще со школы. Либо в качестве отдельного предмета, но так, чтобы не допустить профанации контролировать преподавание. Либо интегрировать в другие дисциплины.

Желание углубиться в теорию заговора, теорию чипирования и тому подобное, что принято сегодня называть «зомби-фейк», для человека с критическим мышлением звучит странно. Потому что для них эта фальшь, которую многие принимают за чистую монету, похожа на версию дешевого фантастического фильма. Но для тех, у кого критическое мышление не сформировано, эти версии кажутся привлекательными и принимаются на веру. Наличие «последователей» заставляет вступать в игру еще ряд факторов.

Последовать за толпой или довериться собственной оценке событий? Здесь немаловажную роль играет наличие или отсутствие у человека ассертивности.

Ассертивность – это умение самостоятельно регулировать свое поведение, формировать мнение вне зависимости от других людей. Даже у тех, кто получил одинаковый базис в школе и институте, разные особенности восприятия мира, жизненные пути. Поэтому и восприятие реальности у них индивидуально. Кто-то обладает ассертивностью и выбирает собственный путь, а кому-то по душе больше конформизм, пассивное принятие и бездумное следование.

Я в таких случаях говорю: «Толпа мух не убедит меня в том, что фекалии вкусные». Однако многих толпа мух убеждает. Но тут тоже дилемма: сейчас, к примеру, общество разделилось на две части. Одни внимают голосу разума и идут делают прививку, другие продолжают оставаться антиваксерами. И человеку, который шел за толпой мух, снова приходится делать выбор.

Тут срабатывает еще один фактор. Если человек поверхностно воспринимает информацию (а причина «неубиваемости» фейков держится на принципе общей необразованности, неумения применить знания, полученные в процессе образования и усваивать новые), ему становится страшно, потому что фейковые рассылки крайне эмоциональны, они пугают. Одному бояться не хочется, вместе бояться лучше. И это понуждает людей пересылать другим очередную «страшилку», полученную в мессенджере. Как в том мультфильме: «Давай бояться вместе».

Люди, если не брать во внимание асоциальные личности, по природе своей увереннее чувствуют себя в племени, группе. Большинству проще следовать за лидерами. Но этот фактор можно использовать и во благо. Я люблю на тренингах использовать так называемых «подсадных уток» – людей, которые в принципе активны, которые любят тренинги, проходят их не раз. Такой человек вступает в оживленный диалог, дискутирует, «заряжает» аудиторию. И помогает другим меняться, воспринимать информацию без предубеждения.

Что же касается тех, кто создает контент для «зомби-фейков», тут у психологов нет единого мнения. К сожалению, наше профессиональное сообщество достаточно разрознено (и я имею в виду не только Казахстан, тенденция свойственна и другим странам). Иногда хотелось бы объединить силы, устроить мозговой штурм, выработать единое мнение по какому-то определенному поводу. Но, увы, рыночные отношения разъединяют. Идет борьба за ресурс. То же самое можно сказать о неправительственном секторе – не объединяются медиатренеры и фактчекеры, у каждого свое поле деятельности. Это тоже успешно, но сообща, возможно, было бы еще эффективнее работать с аудиторией.

Так вот, о создателях контента. Могу поделиться своим личным мнением. В принципе, источники у контента разные. Часть создателей фейков – это люди больные, которые, пользуясь анонимностью, предоставленной Интернетом, создают и распространяют «страшилки», удовлетворяя скрытые садистские наклонности. Часть фейков делается сознательно по каким-то политическим или иным мотивам. Я не любитель теорий заговоров, это политтехнология, рассчитанная на ту часть аудитории, которая как раз такие теории любит.

Заметил, что мне ни разу не попадалась информация, создаваемая в Казахстане. В основном это российский продукт – остатки наследия СССР. В рамках советской идеологии всегда подспудно или явно присутствовал враг. Всегда кто-то был виноват в том, что живется плохо. Многое объясняется историческими особенностями развития страны. Были фактические войны, была холодная война. Это привело к тому, что в мирное время стала процветать теория заговора, к смещению локуса контроля у граждан.

Локус контроля – это свойство приписывать свои неудачи либо внешним, либо внутренним факторам. Любители теорий заговоров и фейковых рассылок, в которых говорится, какое плохое государство, – это люди с внешним локус-контролем. Они не анализируют собственные действия, они всегда ищут виноватого в том, что им плохо живется. На самом деле это намного проще, чем проанализировать собственные действия, определить, что не так, что нужно изменить. Для такого анализа необходимо критическое мышление, и мы вновь возвращаемся к тому, с чего начали, – вместе с обучением медиаграмотности необходимо вводить дополнительные дисциплины, которые помогали бы формировать критическое мышление.
Автор:
Мария Шило
10:20, 1 Ноября 2021
0
775
Подписка
Скопировать код

Читайте также

Популярное