Общество

Джелалабад, Асадабад, Газиабад…

Двадцать пять лет назад ограниченный контингент советских войск вышел из Афганистана. Но та война еще не стала историей.

До службы Серик Сыдыков считал, что взросление изме­ряется годами. В горах Афганистана он понял: человек может возмужать за неделю, за день, а то и за час. Тут сразу выявляет­ся, кто есть кто, и вчерашние мальчишки становились мужчинами.

Окончив школу, в 1982 году он поступил в Казахский химико-технологический институт на инженерно-строительный факультет. Как-то на втором курсе, во время лекции в аудиторию вошли люди в военной форме и начали агитировать идти в армию. 

– И провели беседу так, что уже на следующий день я и двенадцать моих однокурсников пошли в областной военкомат, – рассказывает Серик Хайрханович. – Встретили нас очень радушно, мы сразу же прошли медицинскую комиссию, после чего нам вручили повестки в армию. И мы, двенадцать студентов инженерно-строительного факультета, поехали в Ашхабад, в учебный пункт. Отучившись здесь в течение четырех месяцев, получили специальность механика-водителя боевой машины пехоты. Этому предшест­вовали дневные и ночные вож­дения, стрельбы, преодоление препятствий, и все это было в условиях, приближенных к бое­вым. Мы поняли, что все это неспроста. А комбат наш – капитан В. Плосконос – такой молодой, а уже – Герой Советского Союза! Это была моральная и психологическая подготовка перед отправкой в Кабул.

С октября 1984 года по апрель 1986 года С. Сыдыков проходил службу в Джелалабаде, в провинции Нангархар, где дислоцировалась 66-я бригада. Здесь служили генерал-лейтенант Бахытжан Ертаев и генерал-майор Шеримхан Шанбаев. Серик попал в гранатометный взвод, выполнявший боевую задачу по охране и сопровождению колонн по трем направлениям – Джелалабад, Асадабад (провинция Кунар), Газиабад.

– Боевое крещение, первые бои, много потерь, – говорит подполковник Серик Сыдыков. – Самым трудным было выносить раненых. Или убитых… И еще провожать «черный тюльпан». Лишь потом, после вывода войск из этой страны, стало известно, что, по статистике, пик боевых потерь пришелся на 1984 год.

Главное, что твердо уяснил Серик Сыдыков, не растеряться, не утратить самообладания. Ему сопутствовала боевая удача, подкрепленная прочными навыками, обретенными в процессе учебы, в ратных буднях. Родные, близкие люди помогали ему в самые трудные минуты сохранить ясность ума, бод­рость духа. Разве можно подвес­ти тех, кого любишь? Как тогда смотреть им в глаза, когда вернешься? 

Каждый день в Афганистане запомнился подполковнику Сыдыкову. Память часто возвращает его к тем дням и ночам, к тем людям, с которыми, что называется, съел пуд соли под испепеляющим афганским солнцем.

– Должность, звание в армии – важное  дело, – размышляет Серик Хайрханович.– Но там было что-то еще. То, что с особой наглядностью проявляется в отношениях между современным офицером и современным солдатом. А именно: уважение к человеческой личности. Кто хоть раз бывал под пулями, тот подтвердит: самое великое благо – глубокое убеждение, что рядом с тобой люди, на которых целиком можно положиться.

Дороги Афганистана… Все здесь начинается с дорог. А сколько опасных неожиданнос­тей подстерегало на них! По этим дорогам Серик Хайрханович преодолел не одну сотню километров. Не наездил, как приходилось в Союзе, дома, а именно преодолел. Там и километра ровного не найдешь. То приходилось на пределе сил взбираться в гору, то скатываться вниз, не жалея тормозов, то нырять в темноту ущелья. И повсюду могла оказаться мина, подложенная душманами, из-за каждого выступа скалы или дувала мог прозвучать выстрел. 

– Шли ожесточенные бои, как в Пандшере, так и в Асадабадском направлении, – продолжает Серик Хайрха­нович. – В Пандшере, выполняя очередное задание, мы потеряли друга – стрелка-снайпера Абдрахма­на Алпысбаева, геройски погибшего на поле боя. Это была его первая боевая операция. В Асадабаде получил боевое крещение и контузию еще один мой друг, земляк Ербол Байтелиев. С тяжелым ранением он был направлен в Союз, в госпиталь, а потом был комиссован, став ­инвалидом. 

Как-то на пути из Хайратона в Кабул, через Мазари-Шариф дорога была обледеневшая, шел снег. В горах было тихо и на удивление спокойно. Казалось, ничто не предвещало беды. Вдруг слышим голос по рации: «Внимание! Всем механикам-водителям на положение с «походного» в «боевое», стволы повернуть вправо под углом 45 градусов! Опасная зона! Перед входом в тоннель идет обстрел!» Дальше шли тоннели галерейного типа, а после – колейный мост. Как только мы проехали мост, Серик почувствовал сильный удар в лоб горячим тупым предметом. 

Спас шлем-надлобник. Как оказалось, это была гильза, летевшая после выстрелов из БМП-2, которая находилась вдоль дороги на точке прикрытия, – работали спаренные пулеметы. После удара сразу – в положение «боевое», больше он не выглядывал, так как обстрел колонны душманами продолжался до водохранилища, пока не прилетели «вертушки».

Понял лишь потом: это были минуты перерождения. Если оно действительно происходит, ты окончательно избавляешься от страха за собственную жизнь. Избавившись, ты оказываешься уже не сам по себе, а вместе со всеми. И только после этого, наконец, можешь по-настоящему ощутить единство людей, идущих в бой. Людей, готовых к сражению. 

Любая война испытывает человека. Хорошего она делает сильнее и мужественнее. Так случилось и с Сериком Хайрхановичем. В апреле 1986 года его и сослуживцев отправили в аэро­порт Кабула, а оттуда на самолете ТУ-154 – в Ташкент. А дома его очень ждали, и встреча была до слез трогательной. 

– Родители не знали, когда я приеду домой, – говорит Серик Хайрханович. – Ранним утром до дома я доехал на тракторе К-701. Механизатор, вовсю сигналя, разбудил весь аул и, увидев мою маму, крикнул из окна кабины: «Апа! Ваш сын вернулся из армии!» Тут мама привстала, в тот момент она доила корову, и замерла. У меня же застряла нога между рычагом коробки передач и сидением. К этому времени на улицу из дома выбежали все мои сестры и братья, ждавшие, когда же я спрыгну с трактора. Как потом рассказали мне, они подумали, что у меня что-то с ногами. Спрыгнув на землю, я сразу же побежал к маме, стоящей со слезами на глазах и с ведром молока. Мама, потрогав мои руки, плечи, ноги и убедившись, что я цел и невредим, присела на табуретку и облегченно вздохнула. Так произошла встреча с родными…

Серик Хайрханович продолжил учебу в Казахском химико-технологическом институте, окончил военную кафедру при институте в 1988 году по профилю «командир взвода радиационной и химической разведки и засечки ядерных взрывов». Работал на комбинате строительных материалов, от заводской комсомольской организации избрали в районный комитет комсомола, после чего работал специалистом в городском управлении.

В 1995 году Серик Хайрханович призвался на воинскую службу в в/ч 5485, дислоцированную в Шымкенте. Прошел службу от командира взвода до заместителя командира воинской части по воспитательной и социально-правовой работе. На новом месте Серик Хайрханович быстро завоевал репутацию толкового, отлично подготовленного специалиста. Превыше всего ценились его надежность, исполнительность.

В 1997 году Серик Сыдыков служил заместителем командира сводной роты Внутренних войск МВД РК по воспитательной и социально-правовой работе на таджикско-афганском участке внешних границ СНГ. В 2011 году Серик Хайрханович уволился в запас. Женат, воспитывает троих детей. В настоящее время работает технологом в компании «Алтын тастақ» (завод по выпуску силикатобетонных изделий).

– Служба в Афганистане никогда не изгладится из моей памяти, – говорит Серик Хайрханович. – Я солдат, как и многие из нас, честно выполнявший свой воинский долг. И главная награда – быть нужным Отечест­ву и народу, делать все во имя мира, единства и согласия. Это в руках и нынешних защитников нашей страны, среди которых будет и мой сын Берик, оканчивающий в этом году Петропавловский военный институт Внутренних войск МВД РК.

Много чего привнес в нашу жизнь Афганистан. Пройдя испытания, тысячи и тысячи молодых парней выполнили на афганской земле свой воинский долг. Все они – и павшие, и живые – е только в нашей памяти, но и в армейском боевом строю, на его правом фланге. Да и Афганистан не стал еще историей. 

Альфия АХМЕДЖАНОВА,
майор

06:13,31 Января 2014
0
826
Подписка
Скопировать код

Читайте также

Популярное