Мир Абая

Его песни – бессмертный завет

Личность и наследие Абая Кунанбаева занимают в казахской культуре особое место. Как один из основателей народно-профессиональных песенных традиций, Абай внес свой весомый вклад в развитие национального музыкального искусства.

Сущность казахских традиций

В исполнительской среде сохранилось более 60 песен Абая. Исследуя их истоки и преобразование в оригинальный «абаевский песенный стиль», Ахмет Жубанов в книге «Соловьи столетий» отмечал: «По своей природе, по своему духу песни Абая национальны, они опираются на традиции казахской народной музыки. Введя мотивы, отдельные черты и элементы русской песни и демократического, бытового романса, Абай расширил, обогатил их музыкальный словарь».

Примечательно стилистическое своеобразие, присущее произведениям, формирующим разные тематические группы: к примеру, прославляющие по­эзию, искусство, музыку с их, по преимуществу, речитативным характером, или имеющие дидактический, назидательный оттенок и разворачивающиеся в напевно-декламационном строе.

Философские размышления Абая отражены в «Өлсем, орным – қара жер», «Ішім өлген, сыртым сау», «Қараңғы түнде тау қалғып». А любовная лирика представлена в наиболее популярных и сегодня «Айттым сәлем, Қаламқас», «Көзімнің қарасы», «Амал жоқ – қайттым білдірмей», «Желсіз түнде жарық ай». Не случайно именно эти образцы репрезентируют творчество Абая в современных антологиях, в том числе подготовленной к изданию в Институте литературы и искусства им. М. Ауэзова («Древние мотивы Великой степи»): «Желсіз түнде жарық ай» представлена в ней в исполнении Тлеубая Анапии, «Қараңғы түнде тау қалғып» – Кайрата Байбосынова, «Татьяна сөзі» – Ардак Исатаевой, «Сұрғылт тұман дым бүркіп» – Талгата Абугазы, «Сен мені не етесің?» – Перизат Тураровой.

Песенное наследие Абая активно собиралось в советский период. Основой для этого стали записи Альвина Бимбоэса и Александра Затаевича, сделанные в начале ХХ века. Это начинание позже продолжили композиторы и музыковеды Казахстана. Результаты их изысканий, как и труды академика Ахмета Жубанова, исследователей старшего поколения – Гульжаухар Чумбаловой, Марьям Ахметовой, Бориса Ерзаковича, Варвары Дерновой, Бисенгали Гизатова, Гафуры Бисеновой, Асии Байгаскиной, а затем Алии Сабыровой, сохраняя свою актуальность, до сих пор широко востребованы в научной и учебной практике.

Сегодня собранные песни Абая Кунанбаева всесторонне изучены как в историко-теоретическом, так и музыкально-эстетическом плане. Причем уже созданы отдельные труды, посвященные проблематике его песенного творчества. Однако инструментальная часть наследия представлена далеко не в полном объеме.

До наших современников дошли лишь считанные кюи Абая. Так два из них – «Торы жорға» и «Майская ночь» – в 1983 году попали к искусствоведу и кюйши Уали Бекенову. Именно тогда они были записаны и благодаря телевизионной съемке сохранились. Об этом исследователь в журнале «Абай» в 1995 году писал: «Я, как собиратель, кюйши-композитор, имел счастье услышать два кюя Абая. Сейчас оба они включены в репертуар оркестра народных инструментов. Через запись в нотах и организованную на Казахском телевидении передачу «Музыкальное наследие Абая» с участием дочери Турагула – Макен апай – они были вписаны в золотой фонд в исполнении Гайсы Сармурзина».

В сборник песен и кюев Абая Кунанбаева «Айттым сәлем, Қаламқас», вышедший в 1986 году наряду с двумя названными кюями, вошел и «Абай желдірмесі». Его в 1977 году известному ученому-искусствоведу Кайролле Жузбасову, отправившемуся с экспедицией в Восточный Казахстан, наиграл Хамза Демшинов из Катонкарагая. Исследователь казахского фольклора писал: «На сегодняшний день в казахских традициях кюйши имеются два жанра – ән-күй и жыр-күй. Первый характерен для казахского народа, населявшего каракалпакский регион, а второй – для жителей Арки и территории Восточного Казах­стана, Горно-Алтайского региона, казахов Монголии. «Желдірмесі» Абая – это произведение, которое родилось на основе таких национальных традиций. Этот кюй перекликается с песенным жанром и характеризуется национальным мелодическим складом, синкретическим видом, мелодико-ритмической канвой, смешанным метроритмом песни во взаимодействии со стихотворным узором».

Еще один способ пропаганды кюев Абая можно встретить сегодня на интернет-сайтах. К примеру, Рустем Нуркенов опуб­ликовал нотную версию кюя «Майдақоңыр» в Интернете и представил его анализ.

В целях возрождения кюев Абая в глобальную эпоху актуальна задача доказать его авторство. Во вступительной статье к сборнику «Айттым сәлем, Қаламқас» Бориса Ерзаковича указано: «...музыка их близка оригинальному стилю песен Абая. Однако убедительные выводы о принадлежности этих кюев Абаю могут быть сделаны только после записей возможно большего числа кюев, бытующих в народе как кюи Абая, и сравнительного музыковедческого анализа их мелодий и мелодий его песен».

Позже анализ кюев выявил связь с песнями Абая. Хотя здесь не так уж и просто было создать музыкальные приемы и искусственный скоординированный подход. Таким образом, основой кюев подтверждена их принадлежность одному человеку. В то же время доказано, что Абай, с раннего возраста воспринявший традиционное искусство казахского народа, разбирался и в музыкальных законах кюя. Наряду с особенностями творческой индивидуальности автора в произведениях отражена структурная, содержательная и художественная сущность казахских традиций Арки и Восточного Казахстана.

Богатство образов гениального поэта проявляется и в произведениях современных народных композиторов. В их песнях, на стихи Абая, например таких, как «Жолға шықтым бір жым-жырт түнде жалғыз» Ильи Жаканова, «Домбыраға қол соқпа» Мейрамбека Жанболатова, «Жүрегім, нені сезесің» Аргынбека Ахметжанова, «Өлсем, орным – қара жер» Жанибека Карменова и других, очевидна взаимосвязь с песнями Абая в мелодическом, ритмическом и музыкально-композиционном аспектах.

Изгибы мелодических линий

Мир Абая отражен и в казахской инструментальной музыке. Особенно ярко это можно проследить в произведениях известных кюйши-композиторов Магауии Хамзина «Абай толғауы», Нургисы Тлендиева «Абай табиғаты», Каршиги Ахмедиярова «Абай толғауы».

«Абай толғауы», созданный Каршигой Ахмедияровым в год 150-летнего юбилея великого Абая, ярко иллюстрирует стиль новой современности. Реально отражающий глубину и совершенство мысли Абая, кюй в музыкальном отношении и прежде всего в своем мелодическом строе также близок к его песням.

Сегодня можно уверенно констатировать, что творческое наследие Абая нашло отражение практически во всех жанрах современного профессионального искусства: будь то сфера камерно-инструментальной, симфонической или вокальной музыки. Широкое его освоение имеет характер устойчивой тенденции, поэтому созданное убедительно иллюстрирует процесс эволюции в композиторской практике.

Но тема «Абай в творчестве композиторов Казахстана» во всей своей полноте и конкретной сути пока не раскрыта. Контекст данной работы обусловил избирательность в показе внут­ренних ресурсов этой темы, фактически неисчерпаемых и способных сполна оправдать их целенаправленную планомерную научную разработку.

Достаточно сослаться на то обстоятельство, что к творчеству Абая обращались представители практически всех поколений: Михаил Скорульский и Владимир Новиков, Михаил Иванов-Сокольский и Георгий Гризбил, Куддус Кужамьяров и Бакир Баяхунов, Нагим Мендыгалиев, Мансур Сагатов и др. Отметим и ту группу композиторов, деятельность которых представляет особое, специфичес­кое явление современности: это такие музыканты, как Нургиса Тлендиев, Макалим Койшибаев, Кенжебек Кумисбеков. Следует подчеркнуть, что в связи с именем поэта в творчестве отдельных композиторов (например, Сыдыха Мухамеджанова, Еркегали Рахмадиева) возникает своеобразная циклизация произведений, которая не только указывает на неоднократность обращения к его поэзии, но и свидетельствует об определенных параллелях в мироощущении и художественном пространстве.

Разнообразие композиторских решений очевидно при сопоставлении произведений, использующих один и тот же музыкально-поэтический образец. В инструментальной музыке это трехчастное фортепианное трио Сергея Шабельского «Памяти Абая» (1945 г.) и вариации для скрипки и фортепиано Газизы Жубановой (1952 г.) – в них разрабатывается мелодия песни Абая «Қор болды жаным»; в симфонической – лирическая поэма Евгения Брусиловского «Одинокая береза» (1943 г.) и сюита Ахмета Жубанова (1944 г.), по-разному представляющие мелодию другой песни Абая – «Мен көрдiм ұзын қайын құлағанын». В сфере вокальной музыки – это хоровое произведение Капана Мусина «Күз» – «Осень» (1951 г.) и одноименная часть из кантаты Сыдыха Мухамеджанова «Жыл мезгiлдерi» – «Времена года» для хора a capella (1975 г.).

Понять и обогатить

Создание Ахметом Жубановым и Латифом Хамиди монументальной оперной партитуры на либретто Мухтара Ауэзова, как известно, было приурочено к 100-летию со дня рождения поэта-просветителя. В музыкально-театральном искусстве «Абай» – первая казахская опера, написанная национальными композиторами, и по-прежнему лучшая из посвященных ему. Авторами отчетливо и выразительно показаны разные грани образа поэта-гуманиста: в сюжетно-сценическом действии Абай – поэт-мыслитель, поэт-обличитель, поэт-наставник и поэт-защитник нового.

По своей драматургической концепции, по полноте и красочности созданного портрета, органичности использования песен-первоисточников произведение Жубанова и Хамиди явилось достойным музыкальным памятником Абаю, художественно убедительным и реалистичным.

В творчестве Ахмета Жубанова с именем Абая связаны не только страницы музыки, предшествовавшей или подводившей художественный итог работе над оперой (это пятичастная сюита «Абай» для оркестра казахских народных инструментов, симфоническая сюита «Абай», «Фантазия»). Об этом свидетельствуют и факты его обширной научно-исследовательской, культурно-просветительской деятельности – статьи («Дамыған музыка әдебиетi», «Абайдың музыкалық мұрасы»), записи песен Абая.

В творческой биографии Латифа Хамиди особую веху обозначили записи абаевских песен в 1935 году. Впервые в столь полном объеме зафиксировав музыкальное наследие Абая Кунанбаева, композитор обрел материал, постигая который автор оттачивал мастерство (свидетельство тому – многочис­ленные композиторские обработки). Работа с ним позволила Хамиди создать также «яркую и выразительную сюиту» к кинофильму «Песни Абая» (1945 г.). По словам режиссера Григория Рошаля, автор музыки «сумел понять и обогатить наши творческие замыслы».

Вокальное творчество композиторов Казахстана, непосредственно взаимодействующее с поэтическими текстами Абая, содержит количественно и качественно богатый материал. Оно представлено в многообразии собственных жанров. Это и многочисленные обработки (для голоса, хора, с сопровождением и без), песни, романсы, а также произведения, жанровая природа которых двойственна, т. е. как бы «балансирует» на грани между романсом и песней. И наконец, собственно, кантата, оратория и опера.

Можно предположить, что композиторы отталкивались не только от поэтической, но и композиторской стилистики Абая, особенно тогда, когда текст изначально был дан в его собственной музыкальной интерпретации.

Отметим показательные для характеристики этого взаимодействия ряды, подтверждающие особый интерес к произведениям поэта об искусстве и музыкально-поэтическом творчестве: песня Абая «Өзгеге, көңiлiм, тоярсын» и одноименная песня Аблахата Еспаева и романс Сыдыха Мухамеджанова (а также обработка для голоса и фортепиано Дмитрия Мацуцина); песня Абая «Көңiл құсы құйқылжыр шартарапқа» и песня Макалима Койшибаева и два созданных в разные годы романса Еркегали Рахмадиева. Особенности нового, авторского «прочтения» оригинала, потенциал избранного жанра высвечиваются при сопоставлении еще более рельефно.

По словам литературоведа, доктора филологических наук Заки Ахметова, лирическая поэзия Абая в профессиональном композиторском творчестве по преимуществу отражена в богатстве ее смыслового содержания и многообразии поэтического выражения. Широко представлены страницы интимной лирики: здесь и женские портреты («Қақтаған ақ күмiстей кен мандайлы» Мукана Тулебаева, Сыдыха Мухамеджанова; «Бiлектей арқасында өрген бұрым» Омирбека Байдильдаева, Макалима Койшибаева), и письма-признания («Қиыстырып мақтайсыз» Аблахата Еспаева, Сыдыха Мухамеджанова; «Татьянаның хаты», «Онегинның хаты» Газизы Жубановой), и тонкое воспроизведение чувств и переживаний в их эмоциональной и психологической глубине («Ғашықтын тiлi – тiлсiз тiл» Сыдыха Мухамеджанова, Нагима Мендыгалиева, Макалима Койшибаева; «Ғашықтық құмарлықпен – ол екi жол» Темиржана Базарбаева, Нагима Мендыгалиева). Композиторы обращаются и к выполненным Абаем переводам («Қорқытпа менi дауылдан» Аблахата Еспаева, «Қалкам-ай, мен үндемей жүремiн көп» Макалима Койшибаева, Кенжебека Кумысбекова, Мынжасара Мангитаева).

В сопоставлении различных интерпретаций могут быть выявлены и «степень их родства», и особенности субъективного авторского сознания, и конструктивные возможности материала. Так, интересно сопоставить преломление песни «Көзiмнiң қарасы», являющей собой образец проникновенной любовной лирики поэта, в обработках Владимира Поливанова, Латифа Хамиди, Мукана Тулебаева, в фортепианном квинтете Михаила Скорульского и в лирико-философской арии Абая «Зарланың наласы» из второй картины 1-го акта оперы Ахмета Жубанова и Латифа Хамиди.

Заметно активное обращение композиторов к его гражданской и философской лирике. Стихотворения Абая «Қалың елiм, қазағым» и «Көңiлiм қайтты» стали основой для созданных в разные годы произведений Еркегали Рахмадиева и Тулегена Мухамеджанова. Претворение поэзии позднего Абая («Сенбе жұртқа, тұрса да қанша мақтап» в романсах Сыдыха Мухамеджанова и Мансура Сагатова; «Ойға түстiм, толғандым» в песне Дунгенбая Ботбаева и романсе Нургисы Тлендиева) определяет особую тему будущих исследований.

Глубиной его мыслей был океан

Широкая распространенность произведений Абая, творческое общение с Шоже Каржаубайулы и Асетом Найманбаевым, неоднократные встречи с учениками поэта – Арипом Танибергеновым, Уаисом Шандыбайулы, сыном Магауией Кунанбаевым – это те факторы, которые обусловили интерес к поэзии своего великого современника и у Жамбыла Жабаева (1846–1945).

В творчестве акына представлены прямые посвящения. Так, выражая соболезнование Ма­гауие по поводу смерти брата Абдрахмана, Жамбыл посвящает Абаю слова утешения. Позже, когда ушел из жизни сам поэт, Жамбыл сочиняет еще одно стихотворение, также начинающееся со строк «Сәлем айт барсаң Абайға».

В августе 1940 года на торжественном собрании Союза писателей Казахстана, посвященном 95-летию со дня рождения Абая Кунанбаева, рассматривая его портрет, Жамбыл создает строки, в которых очевидно особое восприятие и художественного мира, и судьбы поэта-мыслителя:

Вот портрет самого Абая.

Он – словно божество Слова,

Песни.

Были в нем и мудрость, и знание,

И кто мог сравниться с ним?

Его слава акына разнеслась

далеко.

Его песни – бессмертный завет.

Мог повести народ, как акын

был любим.

О чем мог еще мечтать

его народ?

Глубиной его мыслей был океан.

Постичь (его) можно лишь,

всматриваясь бесконечно.

Но некому было вникнуть,

понять.

От того он был несчастен

наверняка.

Смысловой перевод наш. В его распространенный перевод наряду с небольшими неточнос­тями была привнесена и другая, как говорил Корней Чуковский, «душевная тональность».

Таким образом, представляя новые грани бесконечной темы, можно уверенно вслед за представителями старшего поколения отечественных музыковедов, в частности Бориса Ерзаковича, повторить: «Композиторы Казахстана сделали много, чтобы творчество Абая Кунанбаева получило самое разнообразное воплощение, и процесс плодо­творного влияния музыки Абая, его неповторимого музыкального языка продолжается».

Автор:
Аклима Омарова, кандидат искусствоведения, доцент Института литературы и искусства им. М. О. Ауэзова Айнур Казтуганова, кандидат искусствоведения, зав. отделом музыкального искусства Института литературы и искусства им. М. О. Ауэзова
09:28, 24 Декабря 2020
0
9299
Подписка
Скопировать код

Читайте также

Популярное