Культура

Под флагом Абылай-хана: как полтора века назад на востоке Казахстана возник буккроссинг

Как полтора века назад на востоке страны возник буккроссинг, когда голос акына звучал громче голоса хана, и как скальный комплекс меняет взгляды археологов? Об этом участники экспедиции «Атамекен» узнали в путешествии по Кокпектинскому и Уланскому районам Восточно-Казахстанской области, сообщает Kazpravda.kz.   

Под флагом Абылай-хана

Восток страны 23 сентября подхватил эстафету экспедиции, инициированной республиканскими газетами «Егемен Қазақстан» и «Казахстанская правда» в честь 30-летия Независимости Казахстана. Больше месяца команды двух изданий знакомят читателей с туристическими «фишками» разных регионов.
В Восточном Казахстане широко известны красоты Катон-Карагайского национального парка, Бухтарминского водохранилища и озера Алаколь. Но есть еще масса уголков, уникальных своей историей и ландшафтами. И о них должен знать каждый. Так что в путь!

Если Восточный Казахстан называют континентом в миниа­тюре, то Кокпектинский район – это ВКО в миниатюре. Здесь всего в достатке: богатые недра, плодородные пашни, большие пастбища, реки, лес, озера, горы…

Из Усть-Каменогорска в административный центр село Кокпекты можно добраться через степной Жарминский район или по горной трассе Уланского района. Отправляемся по второму маршруту и «залипаем» буквально с первых километров. На горных склонах – вся осенняя палитра: рубиновая калина, сос­ны-изумруды, золото берез, костер рябины, снова зеленые сосны… Сама трасса Усть-Каменогорск – Самарское – Кокпекты – «вкус­ный» десерт для любителей фотоохоты!

Селу Кокпекты без малого 200 лет.

– Если хотите понять, какие они, кокпектинцы, можете написать: казахи, русские, татары, немцы, украинцы, – встречает нашу экспедицию аким района Раджан Сейтканов. – Здесь, как в сплаве, все лучшее из всех культур. И еще напишите: кокпектинцы – большие патриоты своей малой родины.
Атмосферность Кокпекты чувст­вуется с первых шагов. Центральную площадь села украшает памятник Абылай-хану. Его установили в 2020 году ко Дню Независимости на средства меценатов, автор – художник из соседнего Тарбагатайского райо­на Алибек Шоканов. Правитель изображен на троне с посохом в руках.

– Под флагом Абылай-хана состоялся военный совет у горы Толагай перед знаменательными сражениями с джунгарами на Калбе и в Шорге, – рассказывает присоединившийся к экспедиции редактор районной газеты «Жұлдыз» – «Новая жизнь» Дархан Дюсембаев. – Калбинский хребет – северная граница Кокпектинского района и, образно говоря, ворота в Сарыарку. Закрепись джунгары на этой территории – перед ними открывался путь вплоть до Туркестана.

О военном совете осталась песня Бухар-жырау. Между Кабанбай-батыром и Богенбай-батыром возник спор, как вести наступление. Кабанбай предложил выступить единым войском, Богенбай – двумя ударными группами. Абылай-хан поддержал второй план, но тут зазвучала песня акына. Он пел про единство, про то, что две разделенных руки слабее, чем единый кулак, и что одиночные войска – легкая добыча для врага. Голос Бухар-жырау услышали все, в том числе хан. Казахи единым войском нанесли внезапный удар и обратили захватчиков в бегство.

Гору Толагай видно издалека практически с любой точки села. Местные с улыбкой называют ее тюбетейкой за почти идеальную круглую форму. Каждый год в День государственных символов активисты штурмуют вершину и устанавливают флаг Казах­стана. Этой традиции уже больше 15 лет.
Решаем первый день экспедиции тоже отметить на легендарной горе – грех упустить шанс потрогать своими руками исторические камни. По дороге редактор «районки» делится красивой легендой.



Когда-то в здешних краях установилась сильная засуха, за пять лет высохли трава и ручьи, у людей не осталось скота, начался голод. Сын известного охотника, невероятный силач, попросил у отца разрешения и отправился в Тарбагатай. Там он поднял гору Толагай вместе с растениями, облаками, взвалил на спину и понес в родные места. Не дойдя немного до Калбинских гор, юноша споткнулся и упал. Так он и остался под горой. А в Кокпекты с тех пор всегда благоприятная погода для тех, кто держит скот и сеет поля. Здесь в меру и дож­дей, и солнца.

Склоны Толагая в красивом невысоком кустарнике и сухой осенней траве. Каждый шаг поднимает облачко пыльцы. У коллеги из «Егемен Қазақстан» Мерея Кайнара вместе с командой молодых журналистов, блогеров и операторов уходит меньше получаса на крутой подъем. Ребята покоряют вершину на одном дыхании. Голубое полотнище реет на вершине. Видимо, здесь реально место силы!

Легенда и исторические факты о горе впервые были опубликованы в районном журнале «Көкпекті». Как с удовольствием заметил Дархан Дюсембаев, они вызвали большой интерес. Сейчас здесь собирают материал для трехтомника по Кокпектинскому району – по истории, природным достопримечательностям, культуре, хозяйству края. Над сборником работают серьезные исследователи, ученые, в том числе в архивах Алматы, Оренбурга, Омска. Выпуск планируется приурочить к 30-летию Независимости страны.

Степная библиотека

– Хотите увидеть степную библио­теку Апырым? – спрашивает известный краевед, сотрудник районного отдела культуры и развития языков Кайрат Малгаж­даров. – Такого больше нет нигде в Казахстане.

Кайрата Капаевича за глаза называют ходячей энциклопедией, кажется, он знает все! Интрига закручена. Дорога неблизкая, нелегкая, но все дружно голосуют «за». Едем в отдаленный Бигашский сельский округ.

Пока бусик пробирается через степь, краевед проводит исторический экскурс. В округе работали трое героев социа­листического труда, в пойме рек Каргалинки и Кокпектинки с каждого гектара брали по 40 центнеров пшеницы. В совхозе держали до 60 тыс. голов овец, их гнали на Семипалатинский мясокомбинат, который кормил всю бывшую советскую страну и еще полмира.

Здесь же по скотопрогонной тропе перегоняли отары из Монголии. Лучших чабанов поощряли тем, что давали право без очереди купить автомобиль «Волга». Одному ударнику соцтруда прислали с Выставки достижений народного хозяйства (ВДНХ) автомобиль «Москвич».

В период Гражданской войны эти земли пережили трагедию, связанную с командиром войск Алашорды Хамитом Токтамысовым. Он был кадровым офицером в звании полковника, воспитанником Омского кадетского корпуса. Организовал военные курсы в Усть-Каменогорске, соз­дал первый казахский конный полк. Участвовал в военных переговорах Алашорды с Временным правительством Сибири.

В 1920 году алашординцы вмес­те с семьями уходили в Китай. В кокпектинской степи их захватили красноармейцы и расстреляли на перевале Қара кезең. Тела шести убитых по просьбе жителей Кокпекты были погребены возле мусульманского кладбища. В 2017 году, почти через 100 лет, на этом месте неравнодушные люди установили памятную плиту. В планах – открыть здесь памятник жертвам политических репрессий.

Наш бусик огибает небольшой склон и останавливается где-то между селами Биғаш и Егінбұлақ. Перед нами – мазар. Основание – из каменной кладки, верх – деревянный, шпиль увенчан мусульманским полумесяцем. На металле видны отверстия – возможно, полумесяц когда-то был инкрустирован камнями.

– Это мазар Апырымбая, – пояс­няет краевед. – Построен на рубеже XIX–ХХ веков. О погребенном мало что известно, старожилы от своих дедушек и бабушек слышали, что он был состоятельным, уважаемым, образованным человеком. Имел большую библиотеку. Эти книги люди перенесли в мазар после его смерти. Так появилась степная библиотека Апырым.



До революции в здешнем уголке кокпектинской степи пролегали оживленные караванные пути, купцы перевозили товары из Зайсанского района в Жангизтобе. Для многих путников мазар был местом отдыха. Остановились, помолились, взяли книгу, дальше отправились. На обратном пути книгу вернули и еще добавили свою. Другими словами, более века назад здесь вовсю действовал буккроссинг – современная модная «фишка» бескорыстного обмена литературой.

– Книги заворачивали в кошму, чтобы защитить от дождя и грызунов, – приводит детали знаток здешней истории. – Мне об этом еще в детстве рассказывала столетняя әже. Ни в Восточном Казахстане, ни в других регионах таких объектов больше нет!

К сожалению, мазар сильно потрепан временем. Разваливается каменное основание, рассыпается деревянная конструкция купола. По убеждению кокпектинцев, уникальный памятник обязательно нужно исследовать, оцифровать, внести в перечень историко-культурного наследия. Сохранить. Наверняка многие потянутся в район, чтобы своими глазами увидеть старинную библиотеку.

Для историков кокпектинские просторы – настоящий Клондайк. Вплоть до границ с Аягозским, Жарминским и Тарбагатайским районами разбросаны курганы саков и тюрков, встречаются каменные балбалы. Здесь находили и находят следы легендарных битв с джунгарами. Один из таких эмоциональных памятников – мазар Бармак-батыра.

В степи строение видно издалека. Рядом – прозрачная речка, тенистые берега. Покой, тишина. Перед мазаром – памятный камень с именем воина и датами жизни: 1703–1757 годы. Кайрат Капаевич трогает рукой шершавые стены – они возведены по распоряжению самого Кабанбай-батыра. Бармак был для полководца правой рукой, отличался редким мужеством и самообладанием. Возглавлял развед­отряд. В 1757 году в местности Қызылбұлақ командир попал в засаду и погиб в неравном бою.

– Мазар из самана, – говорит краевед. – Он состоит из трех помещений – двух входных и одного главного, где расположено само погребение. До последнего строение держалось, но время берет свое. Дожди, ветер, перепады температур разрушают кладку.

В 2017 году вокруг мазара поставили ограждение, но этого мало. По словам Кайрата Капае­вича, старинное сооружение требует обследования и заключения специалистов. Его нужно отреставрировать и сохранить для потомков.

Тайна Акбаура

За два дня в Кокпектинском районе мы наматываем сотни километров. В каждой юрте у хозяйки всегда для гостей горячий чай, бешбармак, баурсаки.
– Гостеприимство – наш закон, – заключает аким района Раджан Сейтканов. – Туристы могут быть уверены: им здесь рады, все готовы помочь, рассказать, показать. Тем более что наш край, как никакой другой, богат историческим и природным наследием.

Жаль расставаться, но пора двигаться дальше. Маршрут лежит в Уланский район на святилище Акбаур.

Это один из крупнейших комп­лексов с археологическими «изю­минками» в радиусе 10 км. Каких только легенд не ходит вокруг этого места! Одни называют его ритуальной площадкой, другие – древней обсерваторией… На первый взгляд обычные слоис­тые скалы, хрустит под ногами высохший чабрец, цепляются за одежду ветки шиповника. Несведущий человек может пройти мимо и даже не обратить внимания.

Для нас внести ясность берется заведующая отделом Восточно-Казахстанского областного архитектурно-этнографического и природно-ландшафтного музея-заповедника Галина Петенева. По ее словам, Акбаур – это святилище. В центре – грот с наскальными рисунками, выполненными охрой. Таких памятников по всему Казахстану по пальцам пересчитать, в Восточном Казахстане подобные выявлены еще в семейском регионе в Кокентау и возле села Маркаколь в Курчумском районе.

– Грот длиной 9 метров, шириной 5, высота 4,5 метра, – поясняет специалист. – В потолочной части отверстие сердцевидной формы. Возможно, оно возник­ло в результате природных процессов, а затем человек использовал его для ритуальной практики. Архео­логи выявили около 80 знаков, нанесенных охрой. Это точки, окружности, кресты, изображения человека, козла, повозки, геометрические фигуры.

По мнению известного археолога Зейноллы Самашева, рисунки относятся ко II тыс. до н. э. – началу эпохи бронзы. По одной версии – древние художники отразили как смогли свою повседневную жизнь. По другой – нанесли некие символы, связанные с обрядами. Что бесспорно, так это наличие словесных эквивалентов каждому рисунку. Глядя на них, ученые могут получить представление, о чем говорили предки. Всего на Акбауре 12 мест с наскальными рисунками, причем участки могут тянуться на 3–5 км.

– Ақбаур дословно это «белая печень», – поясняет научный сотрудник. – Форма самого грота напоминает печень. В древности это был тот орган, на котором гадали. Забивали жертвенное животное, доставали внутренности и делали предсказания. В этой местности вообще много топонимов с приставкой ақ, например, ручей Ақбастау, выход кварца – ақжол. Возможно, само природное своеобразие подсказало людям использовать территорию как святилище.

По поводу отверстия в гроте в ходу несколько версий. Возможно, шаман, прежде чем приступить к обряду, пролазил через него, словно в потусторонний мир.

– Пообщался с духами, нанес рисунок охрой, в следующий раз – другой рисунок, – говорит Галина Геннадьевна. – И так веками…

Многие убеждены, что через сердцевидное отверстие предки наблюдали за солнцем и звездами, определяли, например, дни равноденствия. Музейщики провели исследования, проследили за солнечным зайчиком в гроте, отследили картинку видимых созвездий. И… ничего. Никакой логической взаимосвязи не нашли.

– Шаманы проводили ритуалы и, конечно, вели наблюдения за небом, – делится мнением специалист. – Скорее всего, они ориентировались с помощью специально сложенных камней.

Последние два года на Акбауре взялись за археологические раскопки. Результаты оказались сенсационными!

Экспедиция под руководством Зейноллы Самашева обнаружила поселение ранних саков X–VIII вв. до н. э. Традиционно считалось, что сакская культура – кочевническая, не было доказательств, что они жили оседло. Первые свидетельства обнаружили только в 1990-х годах в Заилийском Алатау, чуть позже – в Центральном Казахстане. А теперь и в Уланском районе.

Специалисты уже сделали реконструкцию построек: одни круглые с плоской крышей, другие – прямоугольные с двускатной крышей. Фундамент делали из камня, стены, скорее всего, сооружали из жердей и забивали колотым камнем. В ходу была керамическая посуда, ее нашли много и разной. Пользовались очагами, в том числе для ремес­ленной деятельности. Раскопки еще не закончены, в следующем году археологи надеются найти плавильные печи.

– Святилище Акбаур – это не только грот и гора Коржынбай, – заключает руководитель отдела. – Здесь расположены обширные поля захоронений, которые датируются от эпохи энеолита, это конец III тысячелетия до нашей эры, до бронзового века и периода саков. Кроме того, здесь есть памятники средневекового периода – тюркские захоронения, есть памятники, оставленные джунгарами. Это богатейший культурный пласт.

Наша экспедиция завершается. Финальная остановка – природная жемчужина Уланского района – Сибинские озера. Пять водоемов Садыркөл, Төртқала, Шалқар, Қоржынкөл и Қаракөл отделены друг от друга скалами, как перегородками. С вершины горы видно, насколько они прекрасны! Удивительный оазис растительного и животного мира, райское место для этнографического и экологического туризма.
Автор:
Галина Вологодская, Восточно-Казахстанская область
00:10, 28 Сентября 2021
0
3096
Подписка
Скопировать код

Читайте также

Популярное