Культура

Гимн торжествующей любви

Вчера в Государственном театре оперы и балета Astana Opera состоялся третий премьерный спектакль «Ромео и Джульетта» С. Прокофьева в постановке французского хореографа Шарля Жюда, а накануне первого показа постановочная группа встретилась с журналистам

Предваряя вопросы, Шарль Жюд рассказал, что он первый раз в Казахстане, рад, что в июне главный балетмейстер Astana Opera Турсынбек Нуркалиев пригласил его поставить в прекрасном новом театре свой балет, а художественный руководитель проекта Гвидо Риччи предложил в качестве сценографа и художника по костюмам знаменитых Эцио Фриджерио и Франку Скуарчапино, с которыми Шарль работал в свое время в постановках Рудольфа Нуреева в Парижской опере.

В театре Бордо, где Ш. Жюд является художественным руководителем, в середине декабря также состоялась премьера «Ромео и Джульетты», но со своими декорациями и костюмами. На вопрос, насколько точно она повторяет астанинский спектакль, балетмейстер ответил, что поскольку в Astana Opera сцена больше, увеличен состав артистов кордебалета, главные партии исполняют три состава солистов, но дух постановки сохранен.

Шекспир рассказал трагическую историю любви, которая может случиться во все времена, например, по словам Шарля, ее можно спрое­цировать даже на со­временный арабо-израильский конфликт. «Единственная вольность, которую я себе позволил, это в конце Ромео еще не умер, а Джульетта уже просыпается, отчего последняя картина становится более драматичной, – рассказал хореограф. – И если у Шекспира смерть влюб­ленных заставляет два клана примириться (для конца ХVI века моральная победа благородных героев была естественной), то сегодня времена и нравы так изменились, что не замечать этого мы не можем, поэтому сцена примирения в спектакле отсутствует».

Постановщик подтвердил, что по языку хореографии его «Ромео и Джульетта» – некий переход от классики к неоклассике и даже к модерну в отдельных сценах, например, разговора Джульетты с разгневанным отцом. Балетное искусство развивается: сегодня нет дефицита мужчин-танцовщиков, меняется техника, возможности человеческого тела выросли, и все это, естественно, находит отражение на сцене.

Художественный руководитель генуэзского театра Джузеппе Акуавива поблагодарил постановочную группу за приглашение дирижировать прекрасную партитуру «Ромео и Джульетты» С. Прокофьева. «Я рад приехать в Астану и открыть для себя чудесный театр, – говорит он. – Считаю честью участвовать в постановке Шарля Жюда – видя, как он работает с артистами, не сомневаюсь, что этот хореограф мог бы стать прекрасным дирижером оркестра». Для оркестра Astana Opera «Ромео и Джульетта» – первая постановка балета на музыку современного композитора. По мнению Джузеппе, у наших музыкантов есть огромное преимущество – молодость. Ведь часто опытный оркестр, много раз исполняющий произведение, идет по накатанному пути, а наш свободен от штампов, и поэтому молодой коллектив, в составе которого много талант­ливых инструменталистов, демонстрирует энтузиазм в освоении партитуры. Перед дирижером стоит задача – искать звук в каждой картине и точно выражать замысел автора.

У Мадины Басбаевой, которая вышла на сцену в первом составе, было явное преимущество – в Бордо всю партию пошагово с ней прошел сам Шарль Жюд, и она успела станцевать там премьерные спектакли.

(О том, как прошла премьера у нас, читайте в зав­трашнем номере.)

Елена КУЗНЕЦОВА

08:51, 31 Декабря 2013
0
385
Подписка
Скопировать код

Популярное

Новости партнёров