Экономика

Засуха, ставшая причиной падежа скота в Кызылординской и Мангистауской областях показала пагубность пренебрежения вопросами укрепления кормовой базы животноводства

Когда надеются на авось
Не успели казахстанцы пережить недавний сезон ценовых всплесков на рынке продовольствия, как подобно грому с небес грянули вести о засухе, бескормице и падеже скота в Кызылординской и Мангистауской областях. Тем, кто не видел воочию изможденных от бескормицы лошадей, мечущихся по знойным окрестностям в поисках щепотки травы или водопоя, трудно представить и понять масштабы этой драмы.
Между тем под шквалом общественной критики вновь оказались центральные и региональные органы управления, которые якобы «так управились» с вверенной им отраслью, что жителям иссушенных солнцем регионов ничего другого не остается, как скармливать отощавшему скотопоголовью всевозможные кормовые суррогаты вплоть до макулатуры и опилок.

Чиновники высказывают свои аргументы, судя по которым основная причина уязвимости животноводства этих регионов перед засухой заключается в особенностях организации данной деятельности на местах, когда все надеются на авось, не утруждая себя «ребусами» развития и укрепления кормовой базы.
Впрочем, если не заходить в своих оценках настолько далеко, то обеспокоенность наших граждан ситуацией в вышеупомянутых регионах вполне оправдана. Ведь бескормица может привести к массовому забою скота, что в дальнейшем не только ухудшит социальное положение самих сельчан, но и усугубит и без того напряженную ситуацию на потребительском рынке, где цены на мясо превышают все разумные пределы.
Сегодня на городских рынках баранина и конина из-за дороговизны доступна далеко не всем категориям потребителей. К примеру, в Нур-Султане килограмм баранины продается в среднем по цене 2 800–2 900 тенге, что уже не по карману даже гражданам со средним достатком.

Судя по официальным данным, только за последний год стоимость баранины в РК выросла на 14%. В ряде регионов уровень среднегодового роста цен на этот продукт достигает почти 23%. И куда взметнутся цены по осени, когда отрасль «недосчитается цыплят», предугадать несложно. Это, как цунами, когда море сначала отходит от берегов, обнажая дно, чтобы затем прихлынуть и обрушиться гигантской волной на побережье, сметая все на своем пути.
Нечто подобное произойдет и с ценами на рынке в случае одномоментного массового забоя скота. В краткосрочном периоде возросший объем предложения приведет к спаду цен, а впоследствии все обернется новой волной «ценового цунами».
Мясные цены – важнейший индикатор ситуации на всем продовольственном рынке, и любые их колебания неизменно повлекут за собой рост стоимости других продуктов питания.

Бесконтрольность в сфере ценообразования – не просто проблема для одних и благо – для других, в частности, тех, кто обогащается за счет банальных спекулятивных схем. Это еще и фактор, сводящий к минимуму все попытки наших граждан свести, что называется, концы с концами.
Между тем в своем непостоянстве глобальная природа нынче раздает очередную порцию аномальных «пилюль» не только Казахстану, но и многим другим регионам. Если в этом году страны Центральной Азии и некоторые области РФ оказались во власти палящего зноя, засухи и бескормицы, то западные области Германии, Австрии, Бельгии и Нидерландов, наоборот, пострадали от избытка влаги, вызванного циклоном «Бернд».
Но если оценивать текущую ситуацию в более объективной плоскости, то можно понять, что, в общем-то, ничего сверхъестественного на свете не происходит. Аномальные погодные явления, разгул паводковых вод, катастрофические разливы рек, проливные муссонные дожди, засуха и прочие стихийные бедствия периодически случаются в разных частях света. По сути, вся история человечества, в том числе и казахского народа – это борьба за выживание в суровых условиях ареала обитания.


В период кочевой бытности для наших предков настоящим бедствием являлись периоды бескормицы – джуты. Причинами этих явлений могли быть разные факторы – от тотальной засухи в летний период в отдельных регионах до критического обледенения снежного покрова зимних пастбищ, когда даже конские копыта не способны пробить толщу обледеневшего наста, чтобы добраться до корма. При этом в обоих случаях дело оборачивалось бескормицей и вынужденной откочевкой степняков в другие области Сары-Арки.

Современные сельские труженики и фермеры Мангистауской и Кызылординской областей, как и все наши соотечественники, давно ведут оседлый образ жизни. И если в прежние времена процессы кормопроизводства и заготовки были составной частью единого сельскохозяйственного комплекса, то сегодня, когда скот сосредоточен в основном в частных руках, дело по развитию кормовой базы, казалось бы, тоже должно быть частным. Но это ошибочная точка зрения. Забота о кормах – дело общее, как для государства, так и общества.

В 1991 году общая площадь посевов кормовых культур в Казахстане составляла 11,4 млн га при поголовье овец – до 34,5 млн, КРС – до 9,5 млн. В настоящее время, согласно данным статистики, площадь кормовых угодий уменьшилась почти пятикратно и достигает 2,4 млн га. При поголовье овец – не более 19 млн, КРС – 7 млн. По мнению ученых, на такую численность скота необходимо иметь более 8 млн га кормовых площадей.
Как отметил Глава государства на расширенном заседании Правительства, проблемы засухи и дефицита кормов будут повторяться и впредь. Поэтому помимо оперативных мер здесь нужна системная работа по повышению кормовой обеспеченности отрасли животноводства.

Комплексный подход никто не отменял
Несмотря на наличие огромного потенциала земельных, производственных, кадровых и прочих ресурсов, подкрепленных механизмами стимулирования в рамках отраслевых и государственных программ развития, сельское хозяйство Казахстана все еще остается сферой гипотетических, а не реальных возможностей для подъема села. Слагающие отрасли таковы, что на фоне неуклонного роста валового внутреннего продукта страны, выросшего с 1999 года более чем в 16 раз, удельный вес АПК в структуре национальной экономики остается низким.

С 1991 по 2018 год доля аграрной отрасли в ВВП РК снизилась с 29,5% до 3,4%. За этот же период Казахстан вошел в группу стран с развитой урбанизированной экономикой, что обусловило трансформацию традиционной специализации народного хозяйства. Если раньше АПК был локомотивом экономики, то сегодня эту роль выполняют преимущественно сфера торговли, услуг и добывающая промышленность. Поэтому там, где наиболее активно функционируют предприятия этих сфер, там и уровень жизни людей выше.

Инфраструктурная необустроенность сельских территорий, трудоемкость сельхозпроизводства при низкой производительности труда – одна из проблемных сторон региональной экономической специфики. В совокупности с дефицитом рабочих мест, застоем в сфере сельского жилищного строительства, минимальными доходами населения и прочими проблемами все это не способствует закреплению квалифицированных кадров на местах, а малочисленность населения с низкой покупательской способностью – полноценному развитию сферы услуг и торговли в сельских округах.

Как полагают эксперты, текущее экономическое состояние наших сел – это зеркальное отражение ситуации в сфере АПК, где чиновники давно поднаторели в практике выдачи желаемого за действительное. Между тем Глава государства отметил, что любые преобразования на селе невозможны без слаженной, эффективной управленческой команды.

– Сегодня муниципальные образования нуждаются в кадрах нового стиля мышления, разбирающихся в проблемах управления собственностью, землей, финансами, знающих рыночную экономику, – подчеркнул Президент Касым-Жомарт Токаев.

Но пока вместо реальных дел власти на местах продолжают рапортовать о стабильных темпах роста сельского хозяйства, строящихся животноводческих фермах и откормочных площадках, в то время как отрасли регионов по-прежнему остаются уязвимыми перед климатическими капризами…
Представители отечественной аграрной науки не первый год пытаются вразумить чиновников, доказывая, что для успешного развития животноводства крайне важно укрепление кормовой базы, в том числе за счет высева кормовых культур, в первую очередь однолетних и многолетних трав.

– У нас традиционно выращивают люцерну, житняк, клевер. Сегодня специалисты предлагают обратить внимание и на донник, в том числе белый (однолетний) и желтый (двухлетний), особенно на донник зубчатый, – отмечает председатель правления НАНОЦ, доктор экономических наук Толеутай Рахимбеков.
По его словам, во-первых, донник, как и любая бобовая культура, способствует насыщению почвы азотом, улучшает ее после зерновых и других культур, в том числе риса, хлопка, овощей и картофеля. А это особенно важно, если учесть, что на сегодня земельные площади страны с высоким содержанием гумуса снизились с 1,6 млн га до 255,5 тыс. га. В Казахстане в основном преобладают почвы с низким содержанием гумуса (до 73%). Во-вторых, это хорошая кормовая база для животноводства.

Немаловажен и тот факт, что донник хорошо растет даже в самых суровых климатических условиях и подходит для культивации, например, в Атырауской и Кызылординской областях.

По словам эксперта, ко всему прочему донник – отличный медонос, 1 гектар посевов этой культуры может за сезон давать 200–300 кг меда пасечным хозяйствам, а это, в свою очередь, не менее 300–500 тыс. тенге дополнительного дохода населению, занятому данной деятельностью на местах. И если для стабильного развития животноводства в стране необходимо дополнительно около 7 млн га площадей под кормовые, то не менее 1 млн га этого объема сельхозугодий следует отвести под донник, в том числе с учетом рисков, связанных с периодической засухой.

Между тем, как считает ученый, животноводство как раньше, так и сегодня может поднять в разы доходы сельчан и аграрных хозяйств. При этом государство должно помочь «развязать узлы» ключевых проблем, связанных с обеспечением дешевыми и длинными кредитами, ГСМ и кормами. А поскольку главные проблемы сельхозпроизводства, как правило, сосредоточены в сферах материально-технического обеспечения и сбыта выращенной продукции, то государство должно, наконец, сосредоточиться на создании сервисно-сбытовых кооперативов СХТП, объединяющих как крупные, средние, так и мелкие хозяйства – ЛПХ.
– Для этого необходимо, во-первых, переформатировать структуру сельского хозяйства, увеличив долю сервисного обслуживания АПК в общем объеме валовой продукции отрасли с нынешних 0,25 по меньшей мере до 33%. Во-вторых, кардинально изменить существующие системы субсидирования и кредитования сельского хозяйства. В-третьих – внести изменения в налогообложение СХТП, а также принять меры по финансовому оздоровлению аграрных хозяйств по аналогии с 1998 годом, – считает Толеутай Рахимбеков.




Формирование системы обслуживания сельхозпроизводства на кооперативной основе позволит отрасли перейти на уровень цивилизованной торговли аграрной продукцией, существенно повысить качество оказываемых услуг сельским труженикам.
При этом сервисные услуги по заготовке, первичной обработке, хранению, сбыту сельхозпродукции, материально-техническому обеспечению СХТП, обучению и консультированию, ветеринарному и агрохимическому обслуживанию, обеспечению кормами будут оказывать именно кооперативы, созданные самими сельчанами на местах.

Причем сельхозкооперативы – это не только организованные структуры ЛПХ, но и всех сельхозпроизводителей на местах. Такие кооперативы должны создаваться на уровне сел, районов, областей и республики в целом.

Несомненно, подобный подход к решению аграрного вопроса позволил бы значительно увеличить доходы сельчан, поскольку формирование более крупных партий продукции создает возможности для СХТП продать ее по более высокой цене, а также оптимально перераспределять доходы в пользу села. А они на сегодня, как известно, в большей мере оседают в карманах торговых посредников, не имеющих непосредственного отношения к сельскому хозяйству.
С другой стороны, как считают инициаторы этих идей, кооперация позволит снизить затраты СХТП за счет минимизации стоимости ГСМ, семян, удобрений, кормов, техники, запчастей, поскольку они будут приобретаться оптовыми партиями.

Между тем тенденция к минимизации издержек производства приводит к тому, что рано или поздно под малые и большие ножницы «лимита» попадают не только средства и способы воспроизводства, но и главная производительная сила – человек.
Стремление снизить затраты в своей деятельности свойственно любому хозяйственнику. Однако для повышения уровня жизни, по мнению экономистов, нужна трансформация общественного сознания, консолидация, а не разъединение сельских тружеников по частным сусекам. И в этом смысле комплексность и системность подходов, в том числе и к укреплению кормовой базы животноводства, никто не отменял.
Автор:
Досжан Нургалиев
04:16, 22 Июля 2021
0
2840
Подписка
Скопировать код

Читайте также

Популярное