Экономика

Почему не всегда качественный импорт побеждает казахстанскую продукцию на рынке

Отечественные товаропроизводители возмущены засилием на казахстанском рынке импортной, нередко низкокачественной продукции и «серых» сертификатов соответствия качества. Кроме того, МСБ ограничен в доступе к крупным торговым центрам. В таких условиях в стране развивается торговля. На правчасе в Сенате пытались понять, почему сложилась такая ситуация.

УЙТИ В ТЕНЬ
Вопрос развития торговли – один из приоритетных. Производство, малый и средний бизнес, добавленная стоимость при экспорте – все это слагаемые сильной экономики. Много лет с самых высоких трибун говорится о том, что торговлю надо развивать. Выделяются деньги.

Но, как отметил, открывая работу правчаса, вице-спикер Сената Нурлан Абдиров, сохраняется значительная доля теневой торговли. По оценкам экспертов, теневая торговля составляет около половины от общего объема торговли.

Если основу казахстанского экспорта по-прежнему составляют топливно-энергетические товары, то импорт представлен товарами высокого передела. Главным экспортным товаром Казахстана выступают сырые нефть и неф­тепродукты, которые занимают 51,5% от общего объема экспорта в денежном эквиваленте. Импорт представлен преимущественно обработанной продукцией, готовыми продовольственными товарами. В структуре импорта 41% занимают машины, оборудование, транспортные средства.

– Говоря об экспорте Казахстана, следует отметить, что товарная диверсификация экспорта остается достаточно низкой. 50% экспорта приходится на четыре страны – Китай, Италию, Россию и Нидерланды. Таким образом, наблюдается замкнутость казах­станского экспорта ограниченным кругом стран. При этом 62% импорта приходится на две страны – Россию и Китай, – констатировал парламентарий.

Имеют место проблемы, связанные с техрегулированием, со значительной долей «серых» сертификатов на отечественном рынке, с непризнанием нашего сертификата в других странах, включая страны ЕАЭС, а также ограничение экспорта и транзита казахстанских товаров по территории стран ЕАЭС.

В наличии и системная проблема с ограничением ввоза и вывоза грузов с КНР. Казахстанские предприниматели не раз поднимали этот вопрос, который до сих пор не нашел своего решения. Во внутренней торговле можно отметить недостаточный уровень развития инфраструктуры, в том числе недостаток торговых и складских объектов, высокую стоимость аренды и цен на объекты недвижимости и землю, высокую стоимость подведения коммуникаций.

Список проблем дополнил сенатор Даурен Адилбеков. Так, отметил он, не уменьшается количество стихийного формата торговли.

– Это ведет, с одной стороны, к сохранению объема выпадающих из государственного бюджета доходов в виде налоговых недопоступлений, с другой – к нерегламентируемой торговле, сопровождающейся отсутствием ответственности субъектов торговли и защиты прав и законных интересов покупателей, – сказал депутат.

Требует совершенствования, по мнению сенатора, система маркировки товаров. В течение последних нескольких лет реализуются пилотные проекты по маркировке отдельных видов товаров, планируется увеличение перечня маркируемых товаров.

– Есть мнение, что маркировке должны подлежать те товары, которые находятся в значительном объеме в теневой торговле, для их учета. Поэтому нужен детальный анализ введения маркировки товаров, эффективности пилотного проекта, а также оценка перечня товаров, планируемых к маркировке. Мы считаем, что необходимо определить риски в первую очередь для малого и среднего бизнеса, оценить влияние маркировки товаров на рост их стоимос­ти, – сказал Даурен Адилбеков.

И, как уже было сказано, отдельная тема – безопасность продуктов.

– К сожалению, изобилие импортируемого товара не подтверж­дается высоким качеством и безо­пасностью. Мы сталкиваемся с различными видами фальсификации продукции и зачастую получаем неконкурентоспособный товар. Для обеспечения защиты рынка от опасных товаров, повышения качества и конкуренто­способности продукции первоочередное значение должно отводиться вопросам совершенствования системы технического регулирования, – сказал
 сенатор.
БАРЬЕРЫ В ЕАЭС
Есть сложности в торговле, как ни странно, там, где их быть не должно – в рамках ЕАЭС. По словам Даурена Адилбекова, основные барьеры для казахстанских экспортеров в ЕАЭС наблюдаются в таких сферах, как техническое и таможенное регулирование, налоговая и промышленная политика, соответствие техническим регламентам и стандартам.

Между тем министр торговли и интеграции Бахыт Султанов говорит, что уполномоченными органами активно проводится работа по продвижению экономических интересов на многосторонних интеграционных и международных площадках.

Так, в рамках развития евразийской интеграции утвержден План мероприятий по реализации Стратегии ЕАЭС до 2025 года и определены основные векторы взаимодействия. В приоритете вопросы кооперации, международного сотрудничества и устранения барьеров.

По инициативе казахстанской стороны внедрен новый вид сертификата подтверждения происхождения товаров – сертификат серийной продукции на скоропортящуюся продукцию.

– Он упростит перемещение наших товаров на рынки ЕАЭС и снизит финансовые издержки экспортеров. В данное время мы ведем переговоры по расширению перечня товаров, для которых он может выдаваться, – сказал министр.

Создаются условия для без­барьер­ной среды на внутреннем рынке ЕАЭС. С 2016 года по нас­тоящее время устранено 80% выявленных барьеров.
– Мы их тоже стараемся оцифровывать. Это порядка 2,7 миллиона долларов. Кроме того, мы добились от партнеров согласия по устранению до конца текущего года еще 3 барьеров на 1,8 миллиарда долларов. Утверждена разработанная нами методология признания барьеров. Теперь весь процесс занимает 70 дней. По старой методологии этот процесс занимал до двух лет, – отметил он.

Однако сенатор Едиль Мамытбеков констатировал, что на рынке ЕАЭС имеет место продукция, не подтвержденная техническими регламентами. Кроме того, их разработка не предусмотрена в утвержденном Плане разработки технических регламентов. Как результат – импорт и оборот на отечественном рынке некачественного товара.

– Какой выход из этой ситуации вы видите? – спросил в связи с этим сенатор.

Также депутата интересует, когда в рамках ЕАЭС будут приз­наны серийные сертификаты соответствия на партию или на определенный период, так как сегодня наблюдается значительное количество «серых» сертификатов, выданных государствами – членами ЕАЭС.

Комментируя эту проблему, член Коллегии (министр) по конкуренции и антимонопольному регулированию Евразийской экономической комиссии Арман Шаккалиев сообщил, что буквально на прошлой неделе на Межправительственном совете главами государств поддержаны инициатива и предложение Республики Казахстан по серийным сертификатам.

– Я напомню, что серийные сертификаты сопровождают продукцию, по которой Казахстан брал изъятие в соответствии с требованиями ВТО. Какой механизм решения этой проблемы? До 1 августа следующего года на основе системы электронной прослеживаемости, которая внедрена Министерством финансов, будет происходить сопряжение с государствами – членами ЕАЭС. После 1 августа 2022 года мы уходим от бумажной версии. То есть это существенно сократит издержки бизнеса. Кроме того, товарная номенклатура – это 15 товарных групп, в основном это скоропортящаяся и пищевая продукция, расширена. Таким образом, сегодня серийный сертификат действует уже на расширенную номенклатуру. После сопряжения информационных систем по прослеживаемости электронных счет-фактур после 1 августа 2022 года нет необходимости на бумажном носителе подтверждать это соответствие, – пояснил он.

Дополнил ответ глава Минторговли Бахыт Султанов. Действительно, сказал он, «серые» сертификаты – это серьезная проблема.

– С первого дня создания Министерства торговли и интеграции я лично занимаюсь вопросами сокращения «серых» сертификатов, поскольку их наличие в экономике создает существенные ограничения для конкурентоспособности как самого бизнеса в сфере аккредитации и подтверж­дения соответствия, так и всего реального сектора, потому что система подтверждения сегодня отдана в рынок. Мы потребовали, чтобы при оценке соответствия сертификации фиксировались все стадии от вхождения документа и продукции на испытание до его выхода и получения сертификата, также принимается ряд других системных мер, в результате у нас и в России на сегодня есть «серые» сертификаты, – отметил министр.

По информации Бахыта Султанова, более 900 документов об оценке соответствия, выданных с нарушением, были отменены.
– Больше 110 документов наших соседей мы также отменили, – добавил он.

Что касается вопроса по системе стандартизации, то, по словам министра, она полностью соответствует международным требованиям, а с 1 июля текущего года установлено прямое применение международных стандартов.

ГЛУБИНЫ ГЛУБОКОЙ ПЕРЕРАБОТКИ
Поднимали депутаты и вопрос расширения рынков сбыта казахстанских товаров. По информации главы Минторговли, заключены соглашения о зоне свободной торговли с Ираном, Вьетнамом и Сербией. Эти страны уже предос­тавляют на своих рынках казах­станским товарам более льготные условия доступа.
Завершены переговоры по товарной части и близятся к завершению переговоры по услугам с Сингапуром. Ведутся переговоры с Израилем, Египтом и Индией с потенциалом экспорта более чем на 800 млн долларов.

– Следует отметить, что за годы независимости Казахстан стал полноправным участником международной торговой системы, – считает министр.
А пока сенатор Бауржан Каниев констатирует, что Казахстан экспортирует, например, мясо в живом весе, в основном молодняк, а импортирует в убойном. И эта формула для нас не самая выгодная. Почему? – спрашивает депутат.

Министр Коллегии по конкуренции и антимонопольному регулированию ЕЭК Арман Шаккалиев проблему признал, и свидетельствует она о том, что в стране очень серьезная проблема с глубокой переработкой сырья.

– Об этом на всех уровнях руководство страны говорит, что добавленная стоимость должна формироваться у нас, то есть чем длиннее код товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности, тем больше и ценнее продукт. Конечно, живой вес – это всегда очень серьезный вопрос. Я поддерживаю ваш вопрос в плане, что действительно показатель того, что если добавленная стоимость и производство находятся на территории, это всегда реализуемая продукция с более высоким переделом, – сказал он.

Говорилось на заседании и о насыщении внутреннего рынка. Депутат Сената Султан Дуйсембинов сообщил, что бизнес недоволен отсутствием «зеленого» коридора при импорте продукции, особенно это касается скоропортящихся продуктов питания и лекарственных средств. Сложилась ситуация, когда компаниям – поставщикам плодоовощной продукции запрещено пересекать границу КНР на своих грузовых машинах и забирать прицепы с плодоовощной продукцией. Для этого нужно воспользоваться услугами почему-то только одной компании – «Евротранзит Нур Жолы», стоимость услуг которой, по словам бизнеса, достигает 3,5 тыс. долларов за один тягач. Это приводит к повышению себестоимости продукции.

– Скажите, что предлагается уполномоченными государственными органами для сокращения времени прохождения грузовых автомашин на казахстанско-китайской границе? Что мешает пересекать границу компаниям-поставщикам на своих грузовых автомашинах для перевозки товаров без посредников? – спросил сенатор.

Как выяснилось со слов Бахыта Султанова, КНР сегодня по всему своему периметру жестко ограничила перемещение товаров, особенно автомобильным транспортом.

– Эта проблема вызвала в целом по всему миру изменения цепочек поставок. Отчасти это стало большим толчком роста цен по всему миру, в том числе и у нас.

Поэтому принимаются меры по взаимному признанию сертификатов, чтобы создавались такие «зеленые» коридоры. Мы эту работу по нашей кооперации проводим в рамках Центральной Азии. Я уже говорил о нашей товаропроводящей системе, такую же работу проводят наши инвесторы. Буквально вчера я был в Узбекистане, в пятницу в Туркестане пройдет форум регионов наших стран, где будут обсуждаться вопросы беспрепятственной поставки через границу плодоовощной и ранней плодоовощной продукции для обеспечения продовольственной безопасности, – сказал глава Минфина.

Осложняет ситуацию и то, что из-за локдауна ряд пунктов пропус­ка на границе до сих пор закрыт.

– Поэтому груз, который находится на нейтральной полосе, забирает казахстанский тягач, а китайский тягач оставляет посередине, разворачивается и уезжает. Эти грузовые тягачи принадлежат местному населению, порядка 100 автомобилей сейчас там курсируют. Это те, кто ранее заезжал на сторону Китая, в нас­тоящее время они курсируют между нейтральной полосой и терминалом «Евротранзит», – отметил вице-министр финансов Марат Султангазиев.

Впрочем, вопрос насыщения внутреннего рынка зиждется не только на КНР. Но уже много лет с самых высоких трибун говорится о том, что в стране нет целостной торговой инфраструктуры.

– К сожалению, сегодня анализ показывает, что крупные торговые сети и все наши оптовые рынки близ крупных городов настроены на дистрибутивную сеть.

Проблема заключается в том, что у отечественных товаропроизводителей нет свободного доступа к полкам. Если говорить о коммунальных рынках, там чуть ли ни олигопольный или бандитский доступ. С другой стороны, когда сети разворачиваются в сторону отечественного товаропроизводителя, то нет надежных поставщиков, которые могли бы серию партий поставлять по соответствующим стандартам необходимой продукции. Для того чтобы разрешить эту проб­лему и создать взаимную тягу со стороны спроса и предложения, предложено создать сеть оптово-розничных центров, – сказал Бахыт Султанов.
Автор:
Лаура Тусупбекова
00:35,29 Ноября 2021
0
2877
Подписка
Скопировать код

Читайте также

Популярное