Экономика

Казахстан перейдет на новую регуляторную политику

Об этом было заявлено в ходе ежегодного CFO Summit Kazakhstan, объединяющего финансовых директоров и экс­пертов финансового рынка. В Алматы участники форума обсудили состояние и перспективы казахстанской экономики на фоне пандемии, обменялись мнениями об уроках коронакризиса, поделились рецептами пост­кризисного восстановления.

В целом дискуссия носила позитивный характер, чему способст­вовала недавняя публикация официальных статистических данных, свидетельствующих о переходе экономики страны к фазе роста. Кроме того, примеры из практики ряда участников форума продемонстрировали возможность достижения успеха даже в разгар кризиса.

Выступивший с докладом первый вице-министр национальной экономики РК Тимур Жаксылыков констатировал, что в 2020 году мировая экономика находилась в самой, пожалуй, глубокой рецессии за последние несколько десятилетий. При этом пандемия была лишь триггером, который вызвал падение. Тогда как сам кризис, помимо прочего, основывался на накопившихся глубинных структурных проблемах и противоречиях в мировой экономической архитектуре.

В результате мировые торговые потоки сократились на 8,5%, что стало рекордным снижением за последние 11 лет. Глобальный поток инвестиций снизился более чем на 40% за год.

Тимур Жаксылыков подчерк­нул, что последствия пандемии COVID-19 отразились на экономике Казахстана сильнее, чем финансово-экономические кризисы последних десятилетий.

К примеру, в период Азиатского кризиса в 1998-м экономика рес­публики сократилась на 1,9%, а во время мировых финансово-экономических кризисов 2007–2009-х и 2014–2015 годов даже показала небольшой экономический рост – около 1%. Между тем в прошлом году экономика страны снизилась до 2,6%.

В отраслевом разрезе ситуа­ция видится неоднородной. Так, больше всего «просел» сектор услуг, где падение составило около 5,6%. Сильнее других пострадали сферы торговли, логис­тики и туризма. Вместе с тем ряд секторов, связанных с производством товаров, в прошлом году демонстрировал рост на уровне 2%. К ним относятся отрасли фармацевтики, машиностроения и некоторые другие.


По оценке уполномоченного по правам предпринимателей Казахстана Рустама Журсунова, кризис задел более 830 тыс. из 1,3 млн предпринимателей страны. Наи­более пострадавшей сферой стала розничная торговля, где потери доходов составили порядка 40–45%, а также общепит, потерявший более половины дохода.

В то же время первый вице-министр национальной экономики напомнил, что по итогам января – апреля текущего года рост экономики вышел в положительную зону, составив 0,7% впервые с марта прошлого года.

– Мы связываем эти результаты с масштабными мерами государственной поддержки, которые были оперативно приняты в прошлом году и имеют эффект по сей день. Во-вторых, это связано с улучшившейся внешней ситуацией, поскольку начал расти мировой спрос на экспортные позиции Казахстана, стал увеличиваться экспорт, – отметил Тимур Жаксылыков.

Пакет помощи государства бизнесу и населению он назвал «беспрецедентным» – три реализованных пакета антикризисных мер оцениваются в 6,3 трлн тенге, что составляет 9% ВВП.

– Были реализованы срочные меры по поддержке населения и бизнеса, оперативные меры по сохранению социально-экономичес­кой устойчивости, комплексный план по восстановлению экономического рос­та. Предоставлены налоговые стимулы для 700 тысяч предпринимателей в пострадавших отраслях на сумму 1,2 триллиона тенге. Благодаря существенному расширению льготного кредитования МСБ и увеличению финансирования оборотного капитала порядка 40 тысяч проектов предпринимателей получили необходимые средства, – рассказал он.
Кроме того, мерами по под­держ­ке занятости охвачено 1,4 млн казахстанцев, что позволило обеспечить стабильность на рынке труда и не допустить резкого роста безработицы.

Следует отметить, что принимаемые Правительством антикризисные меры положительно оценены международными финансовыми и рейтинговыми организациями. В апрельском обзоре МВФ прогноз роста ВВП Казахстана в 2021 году улучшен с 3 до 3,2%. Ведущие рейтинговые агентства Moody’s, Fitch и Standard & Poor’s также подтвердили допандемические инвестиционные рейтинги и дали положительные прогнозы развития казахстанской экономики.
Участники дискуссии сошлись во мнении, что одним из результатов пандемии стало осознание критической важности следования в русле современных технологических трендов. Она сделала необратимым процесс цифровизации общества и экономики.

Как было отмечено на форуме, пандемия COVID-19 привела к резкому росту потребности в цифровых продуктах и, таким образом, породила серьезные вызовы для IT-индустрии и одновременно дала стимулы для развития. Более того, внедрение инноваций и автоматизация производственных процессов имеют мультипликативный эффект на рынок труда.

Появление новых видов производств и услуг предъявляет новые требования к рабочей силе. Согласно последним оценкам Всемирного экономического форума, технологическая модернизация к 2025 году приведет к сокращению 85 млн рабочих мест и появлению 97 млн новых рабочих мест.

– В связи с этим важно активнее вовлекать бизнес в обучение кадров, привлекать его к оценке качества подготовки специалис­тов. Одновременно стоит поддерживать центры подготовки кадров на базе IT-компаний, быст­рее реагирующие на требования рынка, – сказал первый вице-министр.
Кроме того, одним из самых крупных уроков, полученных от пандемии, является то, что недостаточное финансирование здравоохранения может иметь крайне пагубные последст­вия для общества и экономики стран. Пандемия показала: всеобщее медицинское обеспечение, мощные системы общественного здравоохранения и готовность к чрезвычайным ситуациям имеют важнейшее значение для государства и каждого человека.

Касаясь темы посткризисного восстановления, Тимур Жаксылыков отметил, что по мере стабилизации экономической ситуации первостепенной задачей выступает фискальная адаптация и консолидация, направленные на сокращение ненефтяного дефицита бюджета посредством оптимизации бюджетных расходов, повышения ненефтяных и несырьевых поступлений в бюджет.

Нынешние чрезмерные расходы бюджета повышают фискальные риски, так как бюджетные расходы увеличились исключительно за счет повышения текущих расходов, которые не включают в себя инвестиционные проекты развития.

По его словам, новая налоговая политика будет направлена на решение системных проблем и стимулирование диверсификации экономики. Кроме того, будут реализованы меры по отмене неэффективных льгот и субсидий, а также по повышению эффективности расходов бюджета.
Тимур Жаксылыков рассказал, что важным приоритетом Правительства является формирование конкурентоспособного частного сектора. Именно поэтому основной фокус государственной поддержки в прошлом году был сконцентрирован на сфере малого и среднего бизнеса (МСБ).

– И это не случайно, поскольку стояла задача не допустить сокращения рабочих мест. МСБ является главным ответственным за создание рабочих мест в экономике. За последние 5 лет примерно 70% всех рабочих мест создавалось сектором МСБ, и сегодня при доле в ВВП порядка 30% МСБ дает рабочие места примерно для 39% всей рабочей силы в стране, и эта доля постоян­но растет, – сказал он.

Представитель Миннацэкономики воспользовался площадкой финансового форума, чтобы анонсировать грядущий переход на новую регуляторную политику, предусматривающую снижение нагрузки на бизнес. По его словам, в настоящее время готовится закон, предусматривающий регулирование с «чистого листа».

– Это фактически закон о новой регуляторной политике, который позволит значительно снизить нагрузку на открытие и ведение бизнеса, – пояснил первый вице-министр.

В частности, будет создана принципиально новая регулярная среда, в которой требования для бизнеса будут вводиться исключительно в целях защиты жизни и здоровья людей, окружающей среды, обороны и безо­пасности государства. В свою очередь излишние меры регулирования, которые давно изжили себя, останутся в прошлом.

Данная работа призвана помочь достичь цели по увеличению доли МСБ до 35% к ВВП страны в 2025 году и вхождению в топ-20 стран с наиболее благоприятными условиями ведения бизнеса в мире.

В ходе состоявшейся дискуссии участники форума сошлись во мнении, что ключевым условием восстановления деловой активности является нормализация эпидемиологической ситуации. Фактически безальтернативный способ добиться этого – вакцинация населения от коронавируса.
Статистика свидетельствует, что во многих странах в результате активного проведения вакцинации с марта текущего года улучшается индекс деловой активности.

По словам экономиста Алмаса Чукина, страны, демонстрирующие высокие темпы вакцинации, такие как США и Китай, стремительно наращивают экономичес­кий рост и даже задумываются о том, чтобы ограничить его. В то же время государства-аутсайдеры в сфере вакцинации населения, как отметил он в шутку, рискуют бороться с пандемией до прихода следующей эпидемии, ведь новые вирусы возникают в среднем раз в 10 лет.

Тимур Жаксылыков также отметил важность формирования коллективного иммунитета в мире для возобновления глобального экономического роста.
– Понятно, что это связано с темпами вакцинации. Будут хорошие темпы – будет расти спрос на продукцию во всем мире, будут повышаться цены, что мы сейчас, кстати, видим по ценам на металлы и нефть, – отметил он.

При этом представитель МНЭ подчеркнул, что сегодня имеется «достаточно твердая и крепнущая уверенность, что мы из кризиса уверенно выходим».
Алмас Чукин высказал мнение о положительном эффекте кризиса, который, несмотря на все очевидные негативные последст­вия для многих предпринимателей, открывает и возможности для роста.

– У меня отношение к кризису больше положительное, нежели отрицательное. Он как ураган в лесу, который повалил очень много деревьев. Но бурелом дает возможность вырасти новым деревьям, – заключил он.
Автор:
Александр Вербинин
03:10,20 Мая 2021
0
2768
Подписка
Скопировать код

Читайте также

Популярное