Главная страница

Тернистый млечный путь

Мы производим столько продуктов питания из перечня основных, что можем говорить о достаточности муки, мяса крупного рогатого скота, сезонных овощей. Но есть один продукт, нехватка которого вызывает споры на разных уровнях власти, в СМИ и потребительской среде. Не абы какого, а качественного отечественного продукта. Это молоко. У депутата Мажилиса Парламента РК Нуржана Альтаева свой взгляд на проблему, и в этом интервью он рассказывает, как можно решить имеющиеся задачи.
– В наших условиях, когда разрабатывается множество прог­рамм поддержки АПК, явно слышны голоса экспертов , отмечающих сохраняющуюся импортозависимость по молоку и молочным продуктам. Как Вы смотрите на проблему?

– Считаю, что импортозависимости по молоку (как мы говорим, белый продукт, то есть молоко, кефир, сметана) в Казахстане фактически нет. Есть зависимость по продуктам глубокой переработки (по сыру приблизительно 50%, мас­лу сливочному – 40–45% и сухому молоку – около 95%). Свой рынок по этим продуктам мы фактичес­ки отдали импортерам 11–13 лет назад! Теперь по указанным продуктам восстанавливаем позиции, но процесс небыстрый.

Обладаете ли статистикой насчет белого продукта?

– Она такова: по данным МСХ РК, фактическое потребление молочной продукции в 2018 году составило 1 885,5 тысячи тонн. Обеспеченность за счет отечественного производства составила 79,4%. Остальная часть восполняется за счет импортных поставок.

Здесь следует иметь в виду, что большая часть молока используется в непереработанном виде. В республике функционируют 173 молокоперерабатывающих предприятия. Загруженность их составляет всего 63%, что очень мало, учитывая, что в зимний период более 50% молока производится из порошка!

В 2018 году объем экспорта молока и молокопродуктов составил (в пересчете на молоко) 102,9 тысячи тонн на сумму 43,6 миллиона долларов. Объем импорта молока и молокопродуктов (в пересчете на молоко) составил 491,2 тысячи тонн на сумму 285,2 миллиона долларов. То есть мы экспортируем в 5 раз меньше, чем импортируем.

Проясните разницу, пожалуйста.

– Основной причиной является нехватка сырья в виде молока, качественного сырья. Сейчас 80% (!) молока производится в личных подсобных хозяйствах и на мелких фермах, которые в зимний период фактически не производят и не сдают молоко на переработку. Да, нехватка сырья частично восполняется за счет молочного порошка либо путем завоза молока и молочных продуктов из зарубежных стран, в основном это Беларусь, Россия и Украина.

Я считаю, что мы по примеру Германии и Израиля должны развивать кооперативы и всячески их поддерживать, вот тогда мы сможем снизить зависимость от импорта молока и молочной продукции и эффективно конкурировать со своими партнерами по ЕАЭС. Вместе с тем есть очень успешные компании Казахстана, которые каждый год наращивают экспорт продукции переработки молока в Кыргызстан, Узбекистан, Российскую Федерацию и Беларусь.

Нуржан Бауыржанович, вернемся к статистике. Представители Молочного союза РК частенько называют ее искаженной, но для чего завышать данные, кому это выгодно?

– Статистику по производству молока искажают данные частного сектора, где объемы считаются арифметически, перемножая количество частных коров на средний удой. Но сколько коров дойных, сколько мясных, сколько яловых – никто не знает и не считает.

Предыдущий министр сельского хозяйства Умирзак Шукеев признавал, что в этом секторе приписано не менее 1,5 миллиона тонн молока. Пока работу сельских акимов будут оценивать по этим показателям, приписки в частном секторе будут.

Дело в том что личные подсобные хозяйства – не производственные единицы, поэтому переработчики предлагали их убрать из статистики, но никто не соглашается. Просто потому, что все данные полетят. Но зато будет реальная картина для планирования реальных программ.

Но в ЛПХ производят молоко в предлагаемых условиях и реализуют излишки. В чем же они виновны?

– ЛПХ и их владельцы ни в чем не виноваты. Просто их предназначение – личное потребление и продажа излишков, а не обеспечение переработки сырьем. Чтобы требовать от них увеличения эффективности (например, увеличить надои молока, обеспечить качественные параметры), государство должно создать стимулы, наладить ветеринарное сопровождение, обучать людей, стимулировать породное преобразование на доступных условиях.

Готов ли Казахстан полнос­тью вернуться к крупным молочно-товарным фермам? Будет ли это выгодно в предлагаемых рынком условиях?

– Крупные МТФ, безусловно, вносят свой вклад в развитие отрасли, однако в условиях Казахстана это не панацея. Как я упомнил, 80% молока производится в частных подворьях, за этой цифрой – сотни тысяч людей со своими семьями, разбросанные по всему Казахстану в сельской местности. Если мы не разработаем систему их поддержки и развития, их эффективность так и останется низкой, что, безусловно, будет иметь огромные со­циальные последствия. Кроме этого, мы должны стремиться также к созданию малых ферм от 50 голов коров и выше.

Крупные МТФ также безусловно должны поддерживаться, но только на таком же уровне, на котором будут поддерживаться малые МТФ и ЛПХ, иначе получается такая ситуация, как сейчас: крупные фермы забирают почти 100% всех видов субсидий по отрасли, а производят всего 20% молока.

Считаю, что строить молочные фермы нужно, но не везде, а там, где это экономически и по климатическим соображениям целесооб­разно и где есть соответствующие кадры. То есть нужна региональная специализация.

Ветеринарные службы в поселках: оказались ли они состоя­тельными или стали платным довеском для фермеров и владельцев ЛПХ?

– Перегибов и нарушений в ветеринарной службе на местах много. Есть даже ошибки и нарушения при проверке скота на опасные болезни, при завозе и вывозе скота, при реализации мясо-молочных изделий. Коррумпированность некоторых ветеринаров также ни для кого не секрет. Основной причиной проблем, я думаю, является децентрализация ветеринарной службы путем передачи полномочий местным исполнительным органам.

Исходя из мировой практики, считаю, что для наведения порядка в этой сфере ветеринарная служба в регионах должна напрямую подчиняться Комитету ветеринарного контроля и надзора МСХ РК.

Наша молочная продукция поступает и в соседние страны, это радует. А какие сложности могут нас ждать на этом «экспорт­ном» пути?

– Я хотел бы поднять проблему, связанную с ветеринарией и качеством молока. Помните, как Решением Совета Евразийской экономической комиссии от 9 октября 2013 года № 67 был принят Технический регламент Таможенного союза «О безопасности молока и молочной продукции»? Положения Технического регламента по качественным характеристикам принимаемого на переработку молока должны были вступить в силу в Казахстане с 2018 года. Однако в 2017 году в связи с неготовностью казахстанских производителей молока при моем участии удалось перенести срок ввода этого требования до 1 января 2020 года.

Это и данность, и необходимость сразу. По сведениям Молочного сою­за Казахстана, в стране ежегодно перерабатывается 1,5 миллиона тонн сырого молока. Однако около 50% молока, поступающего на переработку, не отвечает требованиям техрегламентов Таможенного союза по микробиологическим и соматическим показателям, так как поставляются на переработку личными подсобными хозяйствами.

К сожалению, по истечении 2 лет с момента переноса мы все еще не готовы перейти на требования Техрегламента Таможенного сою­за. Это означает, что продукция казахстанских производителей без решения вопроса с обеспечением качественным молоком будет запрещена к ввозу в остальные страны Таможенного союза!
Хочу отметить, что переработчики молока готовы активно участвовать в решении задачи, они подготовили «дорожную карту», которую сейчас мы согласовываем со структурными подразделениями МСХ РК. Также молочный союз в лице исполнительного директора Владимира Кожевникова готов принять на себя часть обязательств по организационным моментам, связанным с закупом и обслуживанием мини-доильных аппаратов, молочных танкеров для ЛПХ, что, безусловно, существенно облегчит задачу по сбору качественного молока.

Я считаю, что без организационного участия и финансовой поддерж­ки государства этот вопрос не решить. В конце концов, этот вопрос затрагивает и задачи обеспечения продовольственной безопасности.

Получается, качество молока и молочных продуктов невысокое, а структуры, отвечающие за сектор техрегламента, уделяют больше внимания упаковке и этикеткам. Почему?

– Но насчет качества готовых молочных продуктов готов поспорить. Качество отечественных продуктов импортным не уступает, и это подтверждали неоднократно наши участники международных конкурсов.

Переработчики жалуются на качество молока-сырья, и не всего, а от частного сектора. Ведь домашнее хранение и сбор молока, когда каждая бабушка со своим ведром, где иногда молоко от нескольких доек, идет к молоковозу по пыльной улице, не способствуют сохранению первоначальных свойств. Да и проследить за качеством молока в каждом ведре невозможно.

Что касается структур, проверяющих готовый продукт, то они смотрят на соответствие ТР ТС, на правильность маркировки, на соответствие содержания продукции прописанному составу, а также на соответствие по микробиологичес­ким показателям.

Много молока и молочных продуктов продается с пометкой «восстановленное», то есть произведенное из молочного порошка. Откуда столько порошка на нашем рынке?

– Восстановленное молоко производится в основном в зимнее время, когда частный сектор прак­тически молоко не сдает и образуется острый дефицит сырья. Вот еще одна из причин, побуждающих развивать промышленный сектор. Однако производить восстановленное молоко экономически нецелесообразно, ведь для получения сухого молока нужно взять «мокрое» и высушить, а потом произвести обратный процесс. И это немалые затраты, увеличение себестоимости, так что такая мера – вынужденная. А сухое молоко к нам завозится из России, Беларуси, Украины, немного и из дальнего зарубежья. Импорт по этой продукции превышает 90%.

Понятно, что проблемы решит только работа. Так есть ли у Вас видение того, что надо сделать в первую очередь?

– Рассматривая данные по развитию семейных ферм (ЛПХ и малые фермы) в мире, удивляешься, почему МСХ РК фактически отказалось от их поддержки и реальную помощь оказывает только средним и крупным хозяйствам. Безусловно, средние и крупные предприятия имеют право на развитие, у них ряд преимуществ, их надо поддерживать.
Однако малые фермы тоже имеют ряд безусловных преимуществ, среди которых я бы назвал следующие: малые (семейные) фермы более жизнеспособны; они более стабильны в финансовом отношении, особенно во времена кризисов; их владельцы должны принимать решения, влияющие на благополучие всех членов семьи и ориентированные на перспективу (владельцы корпораций часто считают сотрудников взаимозаменяемыми).

Малые (семейные) фермы более гибкие в отношении внедрения инноваций: новые идеи порой обсуждаются за завтраком, прототипы разрабатываются за ужином. Коммуникацию между членами семьи определяют такие понятия, как честность и лаконичность: на семейных предприятиях нет необходимости в долгих встречах для обсуждения задач и проектов.

Малые (семейные) фермы более эффективные, поскольку короткие пути принятия решений – большое преимущество семейного бизнеса. На семейных фермах обязанности обычно распределены довольно четко. Отец ухаживает за скотом, мать занимается счетами, дети оказывают посильную помощь, являясь полноценными членами команды.
Семейная ферма – справедливый работодатель. Справедливость – огромный плюс семейных предприя­тий. В отличие от сменяющихся директоров корпораций, руководители семейных предприятий знают все о работе своего бизнеса из собственного опыта. Такое положение вещей ведет к большему уважению и доверию, и в конце концов все сотрудники становятся частью одной большой семьи.

На семейной ферме сотрудников обучают с детского сада. Расти в семье, которой принадлежит семейный бизнес, – значит знать об этом бизнесе все с самого детства. Дети в таких ситуациях узнают, как выполняется работа, и в конце концов берут управление бизнесом в свои руки.
Вот только некоторые факты и цифры по малым (семейным) фермерским хозяйствам в мире: более 80% всех фермерских хозяйств в мире имеют площадь менее 2 гектаров, основная часть из них объединена в кооперативы. Это касается и развитых, и развивающихся стран, например в Японии и Израиле малых ферм 90% (!). Семейные фермерские хозяйства занимают около 70–80% сельскохозяйственных угодий и производят более 80% продовольствия в мире в стоимостном выражении.

Учитывая изложенное, я убеж­ден, что должное развитие молочной отрасли Казахстана без соответствующей поддержки ЛПХ, малых ферм и кооперативов невозможно.
Поэтому считаю необходимым разработать меры поддержки кооперативов, ориентированных на развитие ЛПХ и мелких ферм. В частности, следует разработать и внедрить механизмы создания кооперативов, основанных на сбытовой цепочке и переработке молока на взаимовыгодных условиях. Затем надо разработать и внедрить систему обучения людей в ЛПХ и мелких хозяйствах основам ветеринарии, ухода за животными и повышению эффективности хозяйств. А через кооперативы и переработчиков молока наладить систему распространения ветеринарных препаратов, доильных аппаратов, оказания услуг по обслуживанию доильных аппаратов с целью повышения эффективности хозяйств и качества молока.
Автор:
Ирина Нос
11:30, 17 Июля 2019
0
2959
Подписка

Популярное

Читайте также