Главная страница

Коронавирус – время перезагрузки

Планета ввергнута в пандемию. Коронавирус, или, как его по-научному называют, COVID-19, отметился уже и в Америке, и в Азии, и в Европе, и даже в Африке. Казахстан как часть большого мира тоже попал в орбиту опасной болезни. Кто-то видит в этом наказание божье за людские грехи, кто-то грешит на високосный год, приносящий несчастья, сторонники конспирологической версии считают появление коронавируса заговором против человечества. Но, как бы то ни было, пока наука бьется над созданием спасительной вакцины, вирус поражает все большее количество стран и людей, обнажая при этом «проблемные места», в том числе и в нашем, казахстанском, обществе, заставляя над многим задуматься. Об этом наша беседа с народным писателем РК, Героем Труда Казахстана, дипломатом, общественным деятелем, основателем международного антиядерного движения «Невада – Семей», президентом международного фонда «Культура» Олжасом Сулейменовым.

– Олжас Омарович, как известно, 16 марта Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев подписал указ о введении чрезвычайного положения в стране. Более того, в самых больших городах республики – Нур-Султане и Алматы – введен карантин, что уже само по себе говорит о серьезности положения...

– Но пока не все страны объявили о карантине. Россия, в которой заезжих больных оказалось значительно больше, чем у нас, пока воздерживается. Может быть, одной из причин является предстоящий референдум о поправках в Конституцию.

– И тем не менее, согласитесь, что ситуация достаточно тревожная. Что Вы, как человек с большим жизненным опытом, много поездивший по миру и много повидавший, думаете по этому поводу? Оправдана ли та всемирная истерия, как некоторые называют объявленную ВОЗ пандемию?

– Я не медик, но верю, что уханьский грипп пройдет с нас­туплением теплого сезона, как проходит любой грипп. Коронавирус – это очередной тест, испытание человечества и государств на прочность. Он в очередной раз напомнил очевидную, но трудно усваиваемую обществами истину, что такие пришлые болячки обычно поражают людей уже больных, ослабленных традиционными болезнями – гипертонией, стенокардией, астмой…

В большинстве это люди, которые не занимались спортом, не закалялись. Вот, скажем, недавно мы отметили 90-летие нашей народной певицы с радостным девичьим именем Бибигуль. Она начиная с 60 лет до сих пор по утрам делает зарядку и обливается холодной водой! Маяковский желал таким всегда юным леди «лет до ста расти без старости». И мы того же ей пожелаем!

Что же касается нынешней нешуточной мировой тревоги, то она должна наконец заставить и наше государство понять, что самое действенное средство против любых пришлых эпидемий – постоянно действующая политика оздоровления народа. Физподготовку давно необходимо сделать одним из главных учебных предметов в школе. Такой акцент улучшил бы усвоение и всех других школьных знаний.

– Во всех школах есть уроки физкультуры. Правда, судя по тому, насколько болезненное поколение растет, видимо, проводятся эти уроки большей частью формально. В связи с этим вспоминаю свои школьные годы. У нас в школе было большое количество спортивных секций, причем абсолютно бесплатных. Постоянно проводились соревнования – между классами, школами, районами. Этот массовый спорт не только закалял физически, он учил дружить, вырабатывал дух коллективизма, взаимовыручки, воспитывал веру в победу. А это, согласитесь, не менее важно.

– К сожалению, сейчас школьный спорт действительно стал большей частью формальнос­тью. Министр культуры и спорта Актоты Раимкулова недавно в одном из докладов привела такие поразительные цифры – 2 000 школ республики не имеют спорт­залов! К этому добавляется и другое – во многих школах нет теплых санузлов и столовых с горячим питанием. А вы хотите, чтобы у нас развивался массовый спорт. У многих слабый иммунитет, который не способен активно бороться с опасной инфекцией, поэтому медики так настойчиво просят максимально соблюдать гигиену и стараться обходиться при встречах без рукопожатий и поцелуев. В масках, правда, не нацелуешься.

– Но наш изобретательный народ умеет обходить запреты: скажем, вместо рукопожатий и дружеских объятий стукаются обувью, локтями. Академик Шарманов, например, предлагает кланяться, прижимая руки к животу. Он говорит, что это старинный казахский обычай.

– Этот обычай вовсе не казахский, а древнекитайский. При случае расскажу о нем более подробно, а пока из разных источников узнаю, что, несмотря на отсутствие спортзалов и спортплощадок, дети сами стараются вне школы заниматься спортом. Играют в футбол, хоккей. Даже в команды собираются, ездят в соседние области соревноваться со сверстниками.

Спортивные майки, трусы и билеты на поезд им покупают родители. Прочитал об этом в одном из интервью Азата Нильдибаева, заслуженного тренера по футболу: «А ради своего дитя что не сделаешь? На все пойдешь, в том числе и на финансовые затраты. Поэтому детские команды выезжают на соревнования за счет пап и мам».
Многие наши региональные команды стремятся попасть если не в призеры, то хотя бы в первую десятку. Например, футбольная команда «Тараз», о чем я также узнал из наших СМИ. Ее содержит бюджет акимата облас­ти, в которой недавно сменили руководителя из-за событий в Кордайском районе.

Команде поставлена высокая цель – закончить спортивный год в первой шестерке, что почему-то для Тараза жизненно необходимо.
Начальник команды Шухрат Аббасов с гордостью сообщает, что для этого «состав команды усилен рядом игроков из ближнего и дальнего зарубежья. Это австрийский нападающий Ниле Цатл, черногорский защитник Деян Больевич, сербский защитник Горан Бркич, литовский полузащитник Овидиюс Верибицкас, сербский полузащитник Иован Чадженович, португальский нападающий Тони Сильва, сербский нападающий Братислав Пуношевац. Подписаны контракты с футболистами из стран – членов ЕАЭС – российским нападающим Аюбом Бацуе­вым, белорусским защитником Валерием Каршакевичем и российским защитником Михаилом Мищенко. Кроме того, вернулись в команду воспитанники местного футбола Дмитрий Евстигнеев и Джурахон Бабаханов».

На местных матчах в Таразе, возможно, добавят одного-двух игроков с казахскими фами­лиями.

О задаче обязательно попасть в шестерку с игроками клуба «Тараз» говорил и новый аким области Бердибек Сапарбаев. Но ведь подобную цель обычно ставят перед юными, начинающими спортсменами, подающими надежды. Названные 12 футболистов в молодости, вероятно, и были неплохими игроками. Но теперь – хотя бы в шестерку попасть! На большее и не наде­ются. Стоит ли игра свеч, как говорили классики?

– Мне кажется, не стоит. Скажу больше – у нас столько талантливых мальчишек, которые могли бы стать гордостью отечественного спорта, но они, как Вы говорите, вынуждены сами собираться в доморощенные команды и гонять мяч по пус­тырям. Я уже не говорю о том, какие баснословные деньги тратятся на легионеров. В то же время родители зачастую не могут определить ребенка в спортивную секцию, потому что им это не по карману. К огромному сожалению, спорт у нас стал уделом избранных.

– Кстати сказать, недавно депутат Мажилиса Азат Перуашев резко высказался относительно давно устоявшейся традиции финансирования таких футбольных команд «легионерного типа» из госбюджета. По мнению парламентария (и я к этому присоединяюсь), лучше направлять эти десятки миллионов долларов и евро в детский спорт. На строительство школ со спортивными залами и теплыми санузлами. На формирование детских футбольных, волейбольных, теннисных команд. Уверен, что через несколько лет профессиональный казахстанский футбол ставил бы перед собой другие цели – попасть в шестерку мировых команд, а то и в тройку, черт возьми!

– А вот интересно, Олжас Омарович, Вы сами в юности занимались спортом?

– К десятому классу у всех моих одноклассников по алматинской школе № 28 уже были спортивные разряды по разным видам спорта. У меня, например, был первый разряд по волейболу, третий по гимнастике, боксу и борьбе. Не все из нас потом стали профессиональными спортсменами. Многие получили инженерное образование, стали учеными, преподавателями.

Я увлекся литературой, историей, позже уехал учиться в Мос­ковский литературный институт. Только Зангар Жаркешев прославился как волейболист – член сборной СССР. Я вместе с ним тренировался в сборной вузов по волейболу. Эту команду создал Октябрь Жарылкапов и назвал ее «Буревестник». «Известия» напечатали статью о нас – «Ребята Октября». В команде нашей все были казахстанцы, в основном казахи. Время легионеров еще не наступило.

Очень жаль, что талантливый Октябрь Жарылкапов рано ушел из жизни. Он был на охоте в степи недалеко от Семипалатинска, когда произошло испытание атомной бомбы, получил сильное облучение и умер.

А тогда Зангар, ставший основным тренером «Буревестника», дважды выводил команду в чемпионы СССР. «Буревестник» дважды побеждал всех и на Кубке Европы! С тех пор ни одна национальная команда Казахстана по игровым видам, увы, даже не приближалась к таким результатам.

Сейчас Аман Шабдарбаев, игравший в «Буревестнике», создал команду под этим именем, которая начинает добывать первые медали. А сам он в команде ветеранов, в которой кроме Шабдарбаева играют другие бывшие профессионалы, ректор Аграрного университета Тлектес Есполов, и мне пока удается.

– Видимо, не только в истории, но и в спорте велика роль личности.

– Безусловно. Ведь настоящий тренер способен, кроме воспитания мастерства, внушить игрокам такие понятия, как «честь страны», «честь нации».

– Эти понятия совсем не нужны заезжим игрокам. Здесь их интересуют только деньги.

– Хотя у себя на родине каждый из них был азартным пат­риотом. Я около двух десятков лет работал, жил в Риме, Париже. Скажу про Италию. Когда на чемпионате мира играла команда Италии, Рим замирал. Я узнавал, что команда проиграла по тишине за окнами, продолжавшейся и после окончания трансляции матча. Но если по улицам проносились кавалькады гудящих на разные лады автомобилей с развевающимися из окон флагами, значит – победа!
Я был в Италии, когда италь­янцы стали чемпионами мира. У себя на родине в Алма-Ате столь массовое всенародное ликование я видел и участвовал в нем только дважды – 9 мая 1945-го и 12 апреля 1961 года.

Людям моего поколения, увы, не удалось испытать праздников, которые доставались странам с развитым национальным спортом. Они воспитывают победный дух в поколениях. Вовле­кают в спорт. Просто надо стараться, чтобы в наших коман­дах играли наши граждане, родившиеся и выросшие здесь.

– Это Вы точно сказали – в спорт надо вовлекать, и как можно больше наших людей, вне зависимости от возрас­та. Мы сможем побеждать на чемпионатах лишь тогда, когда спорт станет массовым, доступным для всех, независимо от уровня доходов.

– А для этого надо строить современные школы со спортзалами и поддерживать развитие детского спорта. Оздоравливать нацию не только лекарствами. Этому могут помочь и олигархи, которые воздвигают мечети, церкви, синагоги – помогают религиям. А вот если бы рядом с храмом ими ставилась новая школа, стадион, спортивная площадка – и вере прибавилось бы здоровья.

Лет десять назад, помню, власти хотели всерьез взяться за становление футбола в респуб­лике. По конкурсу собрали десятки ребят и отправили на учебу в Бразилию. Два года они там тренировались, даже в дублях поиграли. Вернулись настоящими мастерами.
Надо было из «бразильцев» создать команду, молодежную сборную и пустить в обкатку. Из них бы через год-другой вырос­ла настоящая национальная сборная, которую не стыдно было бы посылать на международные матчи.

– А что получилось в итоге?

– «Бразильцев» рассовали по областным клубам, где ни один из них не прижился среди легионеров: те приносили начальникам команд и местным чиновникам реальную прибыль, потому что за каждого из бюджета области полагалась валютная оплата, которую можно было делить. А за «молодняк» платили немного, и то в тенге.
Руководству Кордайского райо­на я бы подсказал: создайте детскую районную команду по футболу, в которой вместе играли бы ребята из казахских и дунганских поселений. Подобный пример стал бы и фактором морально-психологического оздоровления в многоэтничес­ких районах.

Неспособность казахов играть в футбол или добиваться успеха в легкой атлетике иные «специалисты» объясняли просто: дескать, гонять мяч кочевникам не было присуще. И бегать на разные дистанции не приходилось – им на лошадях было легче. Вот скачки или стрельба из лука – это исторически привычно. Но я и в этих олимпийских видах спорта казахов не видел.

Не надо забывать, что у нас когда-то воспитывались команды мастеров, которые играли не последние роли в советском спорте. Я до сих пор до деталей помню удачную игру «Кайрата» в Москве, когда Тимур Сегизбаев забил два мяча непобедимому «Спартаку». Матч закончился со счетом 0:2. Репортаж транслировался по радио. Казахстан стоя аплодировал любимой команде.

Помню, как мы болели за Серика Конакбаева, преодолевшего психологический барьер, который не позволял судьям признавать явные победы казахстанских боксеров в 60-х и 70-х годах. Даже знаменитого тяжеловеса Абдусалама Нурмаханова не пускали подниматься выше серебряной ступеньки.

А Серик первым из казахов дважды становится чемпионом СССР, дважды – чемпионом Европы! Он преодолел судейское предубеждение гениально просто – побеждал за явным преимуществом. Не позволял сомневаться ни судьям, ни зрителям. Боксировал легко, красиво и убедительно. На чемпио­натах Европы получал призы за лучшую технику боя.
После Серика казахстанские боксеры стали подниматься на высшую ступеньку пьедестала почета. На чемпионатах Союза, Европы, мира и Олимпийских играх.

Поэтому я убежден: у нас должны появиться команды сериковского класса, которым дано преодолеть тот самый психологический барьер, не дающий казахстанскому спорту, в частности футболу, прорваться к мировому зрителю. Сформировать эти команды дано только талантливому государству, талантливым тренерам-патриотам. Таким, какими были Октябрь Жарылкапов и Зангар Жаркешев. Тогда физическое, духовно-нравственное оздоровление нации пойдет ускоренно естественным путем.

– То, о чем мы с Вами сейчас говорим, касается в основном молодых людей, а вот как быть пожилым, которые первые в группе риска? Не секрет, что у нас, как, впрочем, и во всем мире, растет число людей преклонного возраста. Увеличение продолжительности жизни – это цель и казахстанской медицины. Но как старикам выживать в столь критичес­кой ситуации?

– Самое парадоксальное, что Вам вряд ли кто-нибудь назовет цифру, сколько у нас многолетних матерей и отцов, которым за 90? Мне 7 марта вечером позвонила Зульхия Жуматова – одна из первых дикторов казахстанского телевидения. Я как раз ехал на свадьбу, где передал молодым – Алибеку и Алие – ее батá с пожеланием счастья, долгой жизни. И особо подчерк­нул, что это уникальное батá, потому что исходит от женщины-матери, которой в феврале исполнилось ровно 100 лет!
Поясню: в феврале телевидение отмечало 90-летие Зульхии Жуматовой. В связи с этим я проделал определенную работу, чтобы понять, кто прав – близкие родственники или телевидение? Если сейчас ей 90, то год ее рождения – 1930-й, но факты биографии говорят о 1920-м: в 1948 году у Зульхии умер муж, и она осталась с двумя детьми на руках. Ей тогда было 28 лет, а не 18. Красивые, талантливые женщины всячески старались сохранить молодость. И документально порой.
Нам правда важнее, ей – 100! Сколько в нашей стране столетних? Никто не подсчитывал. Имеем столетнего Жамбыла, и этого, похоже, достаточно на все времена. А надо бы подсчитать, чтобы каждый аким знал, сколько в его городе, районе, области столетних!
Парламенту – подумать бы о законе, признающем столетних и застолетних национальным достоянием! Не обязательно награждать их грамотами и орденами, но закон обязал бы местные власти следить за их здоровьем и благополучием. Сохранять подольше и гордиться долгожительством своих граж­дан как одним из главных показателей развитого государства.

– А для начала неплохо бы помнить об этом начальникам от здравоохранения. Сужу по своему печальному опыту. Когда в 91 год умерла моя мама, незадолго до этого ее отказались положить в больницу, заявив мне прямым текстом, что государство не может тратиться на стариков. Дескать, пожила уже, хватит! Более того, в моем присутствии нагоняй получил и врач скорой, который привез в больницу пожилую женщину. Примерно такая же история произошла и с моим отцом-фронтовиком, который был на фронте с первого и до последнего дня войны. А вы говорите, что государству надо гордиться стариками! Сначала, как мне кажется, необходимо научиться элементарному – уважать старость. У нас много говорят об этом, но, к сожалению, действительность зачастую расходится с красивыми фразами.
В связи с этим мне хотелось бы вспомнить старика Канта, который говорил, что лишь две вещи наполняют душу всегда новым и все более сильным удивлением и благоговением – это звездное небо над нами и моральный закон в нас самих. Но в иных, видимо, этого внутреннего морального закона нет.

– А чтобы этот внутренний моральный закон был в каждом, надо его воспитывать с детства, приучая детей читать классику. Она позволяет сохранить в душе детскость до старости.

– Не случайно Экзюпери говорил, что все мы родом из детства.

– И помощник в этом спорт, который является одним из факторов активного долголетия. Я считаю, тема эта, имеющая важное значение для национального роста и развития, должна государственно выражаться в деятельности самостоятельного министерства спорта, которое курировало бы спорт как фактор оздоровления и долгожительства в школе, вузах, на производстве. В городе и на селе. Совершенствуя человека физически и морально-нравственно, спорт воспитывает чувство собственного достоинства, патриотизм, стремление к совершенству, демократическую личность.
Если казахстанцы станут спортивной нацией, тогда им никакие короны и вирусы не будут страшны!
Автор:
Елена Брусиловская
11:21, 21 Марта 2020
0
8668
Подписка

Популярное

Читайте также