Главная страница

Когда полиция в шаговой доступности

Модернизация органов внутренних дел призвана изменить отношение граждан к полиции, которая также изменится в силу последних нововведений. О том, как работает правоохранительная структура после уже проведенных реформ и что планируется внедрить на ближайшую перспективу, рассказывает министр внутренних дел РК Ерлан Тургумбаев.
– Ерлан Заманбекович, реформирование правоохранительной системы стартовало в стране недавно. Однако цифры, прописанные в отчетах от МВД, уже сегодня выглядят очень оптимистично.

– Да, это так. Мы действительно смогли добиться хороших результатов по некоторым направлениям. Возьмите, к примеру, отбор и подготовку кадров. Во-первых, мы оптимизировали ведомственное образование, а во-вторых, внедрили трехступенчатую систему отбора кад­ров, ввели принцип состязательности. Утверждены и новые квалификационные требования, способствующие продвижению по службе молодых перспективных сотрудников.
В рамках Дорожной карты по модернизации органов внут­ренних дел на 2019–2021 годы упразднено 100 излишних управленческих звеньев и 1,5 тысячи руководящих должностей. Это позволило пересмотреть вопрос финансирования органов внут­ренних дел. Причем не только по линии повышения окладов сотрудникам, но и расширения перечня должностей, имеющих право на получение компенсации за наем жилья.

Важно отметить, что положительные перемены в части оплаты повлекут за собой и повышение требований к работе самих полицейских. Внедрение новой системы критериев оценки деятельности полиции – тому подтверждение.

Эти критерии формируются на основе социальных исследований. По итогам прошлого года, например, выяснилось, что полностью ОВД доверяют порядка 37% респондентов, час­тично – 38,4%. При этом 57,4% респондентов оценивают уровень безопасности в стране как достаточно удовлетворительный.
Говоря об уже достигнутых результатах, хотелось бы также остановиться и на борьбе с коррупцией. Так, нами было упразднено 30 стационарных постов «Рубеж». Ликвидации подлежали регистрационно-экзаменационные отделы при МВД. Проводится цифровизация уголовного и административного производства. Автоматизировано 95% госуслуг, оказываемых органами внутренних дел.

В результате за последние 3 года количество коррупционных преступлений сократилось на 43%. Причем больше 70% из них выявлено собственными силами. Каждый случай таких правонарушений мы рассматриваем как чрезвычайное происшест­вие. Виновные привлекаются к уголовной ответственности, а их руководители освобождаются от должностей.

Способствует улучшению си­туации и установка видео­наблюдения, в том числе на территориях учреждений уголовно-исполнительной системы. Сейчас уровень оснащенности видеонаб­людением в них составляет 37%. Но к 2025 году планируется довес­ти показатель до 100%. Кроме того, там установили терминалы для подачи жалоб и обращений осужденных в электронном виде в другие инстанции. Таких терминалов уже установлено более 120, еще около 500 установим дополнительно.

– Между тем Глава государства ставит в приоритет не дос­тижение каких-то показателей, а изменение самой формы работы правоохранительных органов. Расскажите о переходе на сервисную модель полиции.

– Сервисная модель полиции подразумевает новые форматы работы с населением. Среди ее приоритетов – облегчение гражданам доступа к полиции, удовлетворенность услугами, а также тесное партнерство с населением.

В части реализации этих задач можно особо отметить работу полиции по обеспечению эффекта ее постоянного присутствия в общественных местах. Так, МВД ввело гибкое патрулирование – в наиболее криминогенных участках населенных пунктов увеличено количество пеших патрулей.

По опыту развитых стран устанавливаются и современные модульные посты полиции с соз­данием необходимых условий для несения службы и прие­ма граждан в круглосуточном режиме. На сегодня в регионах функционируют 50 таких постов. Планируется установить еще 170. А в общественных местах, школах, больницах республики стартовали работы по установке систем экстренного аудио⁄видео­вызова – «Кнопки SOS».

Большие надежды также мы возлагаем на запущенное в феврале текущего года мобильное приложение «Police 102». Оно позволяет гражданам направлять в полицию информацию о правонарушениях, в том числе через социальные сети, мессенджеры, электронную почту и чат-боты. Важно отметить, что при обращениях заявителя через «Police 102» автоматически определяется его местоположение, что позволяет оператору принять экстренные меры реагирования. Таким способом подачи обращений уже воспользовались 46 тыс. граждан.

– С переформатированием работы правоохранительных органов на полицию шаговой доступности возрастает ответственность сотрудников местной полицейской службы и участковых инспекторов в частности. Каковы планы ведомства по их поддержке на перспективу?

– Начну с того, что для повышения статуса участковых инспекторов полиции разработан законопроект, расширяющий их полномочия в сфере административного производства и профилактики правонарушений. За счет внутренних резервов планируется увеличить и штатную численность участковых. На селе, например, каждому участковому предполагается предоставить помощника.

Еще один немаловажный вопрос – строительство дополнительных участковых пунктов полиции. Причем теперь – совмещенных с жильем. Таких пунк­тов у нас уже почти 230. И это, конечно, большое подспорье для участковых инспекторов, особенно проживающих в сельской местности. В городах же мы прорабатываем вопрос по выделению помещений для участковых пунктов полиции в строящихся домах.

– В одном из Ваших последних выступлений прозвучала информация о том, что прес­тупность в республике сократилась на треть. Каких преступ­лений в итоге сейчас стало меньше?

– Преступность действительно пошла на спад. По крайней мере по итогам прошлого года можно говорить о 37-процентном сокращении. Если детализировать цифры, то мы получим уменьшение количества правонарушений, совершенных в общественных мес­тах, на 51%, грабежей – на 50%, разбоев – на 49%, хулиганств и изнасилований – на 46 и 44% соответственно. Не отрицаю, что это, возможно, связано с карантинными ограничениями прошлого года. Но, к примеру, в противодействии кражам скота мы действительно объективно достигли существенных результатов.

Напомню, недавно в УК введена отдельная статья 188-1 «Скотокрадство», предусматривающая максимальное наказание в виде лишения свободы сроком до 12 лет с конфискацией имущества. При этом предусмотрено ужесточение наказания за неоднократное скотокрадство, а также совершение с проникновением в помещения путем перевода в разряд тяжких прес­туплений, что исключает возможность ухода подозреваемых лиц от ответственности в связи с примирением с потерпевшими.

Учитывая проблему бесконтрольного выпаса скота, в октяб­ре 2019 года внесены изменения в законодательство, в соответствии с которыми местные представительные органы наделены компетенцией по утверждению правил выпаса сельскохозяйственных животных. Установлена административная ответственность за их нарушение.

Отмечу, что из зарегистрированных в прошлом году 2 828 фактов скотокрадства 1 819, или 64,3%, были совершены с вольного выпаса. Также зарегис­трировано 123 ДТП с наездом на животных, в результате которых погиб 21 человек и ранены 109.

И несколько слов по совершенствованию антинаркотического законодательства. Прорывом здесь можно назвать поправки в закон 2018 года. Согласно последним, в 2019 году был утвержден обновленный список наркотических средств. Принятые меры позволили оперативно включать в список новые виды наркотиков и своевременно устанавливать государственный контроль над ними.

Сейчас нами разработан проект постановления Правительства, дополняющий списки наркотических средств, что запретит оборот еще 27 наименований психоактивных веществ. В целом «синтетика» почти вытеснила «традиционные» наркотики. Судите сами, только с начала этого года мы ликвидировали 10 нарколабораторий по их производству. Изъяли свыше 32 кг «синтетики». И это почти в два раза больше, чем в прошлом году.

Введен также ряд законодательных поправок, предусмат­ривающих отнесение сбыта и склонения к потреблению наркотиков посредством Интернета и иных электронных информационных ресурсов к категории особо тяжких преступлений. Ужесточена уголовная ответственность за сбыт наркотиков в общественных местах должностным лицом с использованием своего служебного положения. Введен новый состав преступления, предусматривающий уголовную ответственность физических лиц за рекламу и пропаганду наркотиков.

Впрочем, есть у нас и проблемные направления, о которых тоже нельзя молчать. Пандемия коронавируса в мире способствовала росту преступлений в сфере интернет-технологий. Не стал исключением и Казахстан.

С развитием онлайн-услуг количество интернет-мошенничеств возросло в 2,5 раза. В связи с этим в структуре Центра по борьбе с киберпреступностью МВД и его подразделений в регионах созданы специальные группы, занимающиеся исключительно раскрытием этих прес­туплений.

Наряду с этим устраняются условия, способствующие совершению таких преступлений. Так, по предложению МВД ужесточены правила выдачи онлайн-кредитов. Если ранее клиент регистрировался через СМС-сообщение, то сейчас необходимы его электронная цифровая подпись и фотография.

Здесь мы тесно взаимодействуем с Национальным банком и банками второго уровня. К слову, по инициативе МВД Казахстана вопрос противодействия таким преступлениям будет рассмотрен на заседании Совета министров внутренних дел стран СНГ осенью текущего года.

– Отдельно хотелось бы также остановиться на выполнении поручения Главы государства об ужесточении наказания за преступления сексуального характера в отношении детей.

– Сегодня могу с уверенностью сказать, что данное поручение Президента исполнено. В декабре прошлого года был подписан закон, которым, во-первых, расширен круг преступлений, связанных с посягательством на половую неприкосновенность несовершеннолетних. Кроме того, усилены санкции за их совершение. Причем предусмотрено содержание педофилов в учреж­дениях максимальной безопаснос­ти без права на помилование и досрочное освобождение.

И еще один важный, на мой взгляд, момент: согласно нововведениям, предусмотрено до 6 лет лишения свободы лицам, которые укрывали преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних. Ранее, если деяние не относилось к тяжкому преступлению, ответственность не предусматривалась.

Если говорить в целом о прес­туплениях против детей, то, к сожалению, в прошлом году от рук преступников погибли 20 детей, 127 пострадали от хулиганов, 838 – от педофилов. 18 детей, к несчастью, погибли в результате падения из окон, 183 – при ДТП, а 143 покончили жизнь само­убийством.
Особую озабоченность вызывают и преступления, совершаемые несовершеннолетними. Так, только по итогам 2020 года ими совершено 22 убийства, 80 умышленных причинений тяжкого вреда здоровью, 846 краж, 154 грабежа и 135 хулиганств. Это ужасающая статистика. Поэтому государство, уполномоченные правозащитники и само общество должны консолидироваться в этой борьбе за жизнь и права детей.

В свете трагических событий, произошедших в Татарстане, особую актуальность приобретает вопрос безопасности в школах. Изучив ситуацию, мы предлагаем обеспечить все школы силами лицензированных частных охранных организаций, при разработке и утверждении инструкций учитывать обязательное оснащение школ «тревожной кнопкой», организовать специальную подготовку учеников и персонала к действиям при возникновении ЧС техногенного, природного характера и кризис­ных ситуаций, активизировать работу школьных психологов по выявлению учащихся, склонных к насилию, усилить меры безо­пасности при коллективных выездах детей к местам отдыха и в детских оздоровительных лагерях и другое.

Уверен, что эти меры позволят минимизировать риски для наших детей. А проводимая в целом работа по линии МВД станет залогом обеспечения правопорядка и безопасности каждого гражданина.
Автор:
Инеш Бержанова
07:27, 11 Июня 2021
0
3025
Подписка

Популярное

Читайте также