Свежий выпуск

​Живы, пока ждут и верят

Для спасателей не существует понятия «тихий бархатный сезон». И чем активнее отдыхают все вокруг, тем больше у них работы.

Без передышки

Уходящее лето как будто специально под занавес подготовило горячий топ происшествий в алматинских горах: сообщения о ЧП приходят с тревожной регулярностью – заблудившиеся отдыхающие, туристы, чью палатку сдуло ветром, попавшие под камнепад альпинисты… Независимо от масштаба случившегося все острые сигналы попадают для отработки в Республиканский оперативно-спасательный отряд (РОСО) Комитета по чрезвычайным ситуациям МВД РК.

РОСО в отличие от всех других служб быстрого реагирования – структура многопро­фильная, ее специалисты способны обеспечить практически все виды операций по спасению людей, не только в горных районах, но и в степи, на акваториях и даже в воздухе, совершая беспарашютный десант. Поэтому, по словам замес­тителя руководителя отряда Тимура Габдышева, затишья в их работе не бывает.

– Можно было назвать самым напряженным зимний сезон – горнолыжный и лавиноопас­ный. Но нам приходится быть во всеоружии постоянно, – утверждает Тимур Дусунбекович, – в летний период в том числе. Проводим профилактические рейды на водоемах, туда же выезжаем на поиск и спасение. Ну и конечно же, горы. Они и летом не дают расслабиться.

Любой спасатель знает, что человек – не просто источник собственных бед, с него иногда начинаются настоящие стихийные бедствия. В горах даже неправильно подобранная обувь может спровоцировать обвал или лавину. И вообще, турист нередко идет в горы, плохо представляя, что его там ждет.

За такой беспечностью и самонадеянностью обычно скрывается низкая культура безопас­ности – тот формат поведения, без которого предупредить неприятности, а иногда и трагедии, бывает почти невозможно.

Руководитель спасательного подразделения РОСО Сергей Толкунов считается одним из лучших в отряде специалистов по горам. И он сетует, что массовая доступность делает их все более опасными.

К примеру, в Интернете сейчас хоть пруд пруди объявлений об услугах проводников. Молодые ребята набирают группы для походов по туристическим маршрутам, но тут же предупреж­дают, что ответственности за безопасность своих клиентов не несут. Частенько спасателям приходится выезжать на чрезвычайные ситуации именно к таким туристам. А чего, казалось бы, стоит проверить у доморощенных экскурсоводов инструкторскую квалификацию, качество оказываемых услуг, соблюдение других требований к такому бизнесу?

Другой вид «самодеятельности» уже напрямую мешает работе спасателей.

– Не понятно, откуда и зачем появляются новые названия, – удивляется Сергей Владимирович. – Недавно сам обнаружил в Кимасаровском ущелье указатель «Маралсай». С чего он там появился, если Маралсай всегда был в Тургене и Каскелене? Или новый пик Башута, о котором никто ничего не знает, или сразу несколько Лунных полян. Это только кажется мелочью. В нашей работе важно принимать быст­рое и правильное решение, а такая «стихийная» география вводит в заблуждение и отнимает много дорогого времени.

Для начинающих туристов у опытного поисковика есть нес­колько конкретных советов. Перво-наперво, собираясь в горы или в лес, нужно готовиться к любым неожиданностям, поэтому стоит иметь при себе запас воды, еды и теплые вещи. Заряд сотового телефона не стоит тратить на фотографирование и музыку – в экстренный момент можно оказаться без связи. Камуфляжная одежда мешает спасателям быстро обнаружить потерявшегося, поэтому в поход желательно наряжаться ярче. И не стесняйтесь кричать и привлекать к себе внимание, если вы все-таки заблудились.


Не место отчаянию

Спроси у любого спасателя, и он расскажет пусть не историю чудесного спасения, но, точно, пример того, как люди находили стимул бороться за жизнь в самых, казалось, безнадежных случаях. Главный спасатель-психолог РОСО Валерия Заявленских уверена, что такие ресурсы есть у каждого, нужно лишь правильно ими распоряжаться.

– Способность не впадать в отчаяние в критической ситуа­ции можно тренировать, – говорит Валерия. – Место паники должны занимать стимулы для веры и надежды. Нужно думать только о том, что вас ищут и обязательно спасут, что вас ждут и вы нужны своим близким.

Воля к жизни, как считает психолог, однажды спасла известного орнитолога. В горах он наблюдал за орлиным гнездом и сорвался со скалы. Переломался весь, сутки провел на дне обрыва, пока к нему не подобрались спасатели. Ученый все-таки выжил и продолжил работать.

Спасатели вообще никогда не едут на экстренный вызов, ожидая худшего. Иначе чего бы стоила эта профессия? Всегда остается надежда, что человек жив и ему можно помочь, а в том, что резервы организма в действительности бывают неисчерпаемы, они убеждались не раз.

В оперативно-спасательном отряде едва ли не полная взаимозаменяемость. Спасатель – это всегда универсал с несколькими специальностями: альпинисты, водолазы, техники, водители, кинологи, стропальщики, химики, парамедики. Они работают на лавинах и в завалах, на горных вершинах и при техногенных катастрофах, в ДТП и местах авиапроисшествий. Еще им приходится постоянно учиться – новым навыкам, техникам, инструментам – и много тренироваться физически.

А вот от выездов «на кошечек» в РОСО научились отказываться. Дорогое это и бесполезное занятие. Кошка ведь все равно на дерево заберется, ну так и спуститься с него наверняка сможет. Как аргумент: ни одного кошачьего скелета застрявшей на макушке дерева скотинки до сих пор обнаружено не было...

Среди профессиональных требований к собакам, состоя­щим на службе в спасотряде, безусловным и первостепенным остается лояльность к человеку.

– Они должны любить всех без разбора. Будь то мужчина, женщина или ребенок, пьяный или бомж. Да кто бы ни был, наша собака должна прийти на помощь, – рассказывает о своих питомцах Ольга Гуржеева, руководитель кинологического отделения РОСО.

Хорошая поисковая собака – это еще и уравновешенный характер при здоровом темпераменте, она не может быть трусливой и агрессивной. Все остальное закладывается самыми обычными приемами дрессуры. Щенка сначала приучают к человеку, а потом мотивируют на его поиск за излюбленное вознаграждение: одним собачкам в радость поиграть с кинологом, другие душу отдадут за кусочек какого-нибудь лакомства.

Большую часть четвероногого отряда спасателей РОСО сос­тавляют бельгийские овчарки. Такое предпочтение малинуа заработали отличными служебными качествами, в том числе нюхом. Нужно сказать, что собак тренируют преимущественно на обнаружение живых людей. Для навыка в поиске тел погибших требуется и особая подготовка, в том числе постоянные тренировки на трупном материале. А это, понятное дело, не так-то просто.

Но и опыта в поиске погибших у лохматых спасателей хватает. Так, им приходилось работать на месте крушения пассажирского лайнера под Алматы и военного самолета в Талдыкоргане, на оползнях и снежных лавинах. И все-таки живых людей даже собачки находят с большим удовольствием.

Среди выдающихся «личнос­тей» в своем подразделении Ольга Александровна называет служивого лабрадора Чарли. По собачьим меркам он ветеран, но все еще охотно ходит в горы и показательно выполняет задания. Однажды Чарлик отличился тем, что вывел заплутавших в снегу туристов, учуяв их по запаху совершенно в другой стороне от общего поиска.

Девятилетнего малинуа Чижика тоже пока не списывают – старожил стабильно работает. Но время безжалостно, и даже для лучших поисковиков к 9–10 годам наступает предел. Тогда их ждут заслуженный отдых, новый дом и новые хозяева.

Автор:
Людмила Макаренко, Алматы
11:55 , 23 Августа 2019
0
341
Подписка

Популярное