​Время ярких идей

В Астане вот уже год действует гражданский совет, куда входят неравнодушные к судьбе столицы предприниматели, журналисты, общественные деятели и простые горожане. Или вспомним акцию «Сделано в Казахстане». Об этих и других оригинальных идеях, воплощенных в реальность, наша беседа с председателем Общенационального движения «Казахстан-2050» Данатом ЖУМИНЫМ.

– Движение «Казах­стан-2050» уже два года реализует немало ярких идей. Если говорить об итогах уходящего года, какой из проектов был самым запоминающимся?

– Одним из важнейших проектов я бы назвал акцию «Сделано в Казахстане», которая была инициирована Главой государства в самом начале года. Мы стали первой общественной организацией, поддержавшей предложение Президента. Наши активисты договаривались с супермаркетами о маркировке отечественной продукции специальными знаками, проводили встречи с населением, вовлекали в акцию центральные и местные государственные органы, занимались популяризацией движения в поддержку Made in Kazakhstan в СМИ и социальных сетях, проводили респуб­ликанский мониторинг хода ее реализации. Для нас было чрезвычайно важным обеспечить, с одной стороны, публичную поддержку этой важной президентской инициативе, а с другой – не дать ей утонуть в недрах бюрократического аппарата. Думаю, нам это удалось.

Позже идея обрела собственную жизнь, в магазинах стали открываться отделы отечественной продукции, появились ролики на телевидении. Сегодня это уже проект, действующий по всей стране, теперь открываются целые магазины казахстанских товаров.

– Один из интересных проектов движения – создание граж­данских советов в городах. Что они собой представляют?

– Это сообщества неравнодушных людей, которые, с одной стороны, призваны помогать местным государственным органам в выявлении волнующих население проблем, а с другой – мониторить их эффективное решение. Движение «Казах­стан-2050» всегда находится в поиске новых форматов работы. И я считаю, что инициатива «Гражданские советы» является одним из самых важных проектов нынешнего года.

Когда мы только образовались в конце 2013 года и начали планировать проекты, то действовали в республиканском масштабе. Но у каждого региона, города есть свои особенные вопросы. Как бы мы ни хотели, своими силами решить все из них невозможно. Так и возникла идея создать местные команды активных граждан, которые бы на системной основе поднимали и решали проблемы своих сообществ.

Первый из советов был организован в Астане. Мы собрали неравнодушных людей – предпринимателей, журналистов, деятелей культуры, довольно много молодых активистов от 25 до 40 лет. Это люди, уже имеющие свои истории успеха, жители города, которые чувствуют ответственность перед обществом, хотят что-то поменять к лучшему. Мы поддержали их, объединили, предоставили некоторые ресурсы.

Важно понимать, что члены гражданского совета – люди, которые выдвигают собственные инициативы и не получают никакого государственного финансирования или заказов из министерств или акиматов. В гражданском совете Астаны они установили для себя членские взносы, собрали деньги и сами принимают решение, на что правильнее их израсходовать.

В Астане, конечно, это первый опыт. Для совета изначально не было четких правил, рамок, мы не указывали им, как они должны действовать. Не было ограничений в идеях и инициативах. Они сами выбирали: с чего начинать, какой выбрать формат, как правильно взаимодействовать с местными властями. Мы выступали в качестве консультантов, делились наработками, но в процесс активно не вмешивались. В течение года столичный гражданский совет срабатывался, сейчас уже появилась своя модель. Из уже реализованных проектов можно отметить работу со школьниками, поднятие проблем работы служб столичного аэропорта. Члены гражданского совета встречались с представителями полиции, проводили опрос среди иностранцев о том, что можно сделать, чтобы люди чувствовали себя комфортно, прибывая в столицу Казахстана. Поднимали вопросы миграции. Сейчас реализуется проект по развитию массового спорта – во дворах заливаются катки.

В гражданском совете собираются те, кто понимает, что столица не будет меняться к лучшему только усилиями акимата. Это наша общая ответственность – каким будет город сегодня и завтра, какие будут дворы, подъезды. Поделюсь интересным наблюдением. В Астане есть дома, построенные еще при Союзе, где в подъездах комнатные цветы, узоры на стенах. Видно, что жители этим подъездом занимаются, это их территория, их дом. И есть совершенно новые дома, которым всего год или два, и там подъезды в ужасном состоянии. Так очень наглядно видна активность и ответственность горожан за судьбу своего города.

Теперь по опыту Астаны мы стараемся продвинуть идею гражданских советов в другие регионы. В нынешнем году участники нашего движения посетили Актобе, Уральск, Караганду и Алматы, встречались с акимами, активистами. В следующем году будут такие же встречи с гражданским обществом других городов Казахстана.

Важно понимать, что эта работа будет эффективна только в том случае, если она идет «снизу», заботу о своем городе невозможно навязать, «спустить сверху» как директиву. Наша задача – найти неравнодушных людей и «заразить» их этой идеей. В этом суть движения «Казахстан-2050».

– Еще один знаковый проект вашего движения – «Серпін», направленный на поддержку рабочих специальностей. Он был начат еще в 2014 году, и как этот проект продвигается сейчас?

– У нас сейчас наблюдаются серьезные демографические дисбалансы. Некоторые регионы, такие как Алматинская или Южно-Казахстанская области, демонстрируют высокие темпы прироста населения. Например, в Шымкенте каждый год число первоклассников в среднем растет на 5 000 человек. С другой стороны, имеются регионы, где население не только не растет, но и уменьшается. К сожалению, второе часто присуще наиболее индустриально развитым городам страны, там, где имеется потребность в рабочих руках. Получается, что на юге есть работники, но не всегда есть работа, а, скажем, на востоке или севере есть работа, но не всегда есть необходимые работники.

Чтобы изменить ситуацию, мы запустили проект «Серпін». В рамках инициативы стали агитировать молодежь, школьников из трудоизбыточных регионов, чтобы они поступали в технические колледжи и вузы в трудодефицитных областях. Это делается с надеждой, что часть из них останется там работать и жить. В прошлом году мы набрали 2 050 студентов, в этом уже около 5 000. Если так пойдет и дальше, то в течение 15 лет мы сможем серьезно изменить ситуацию, создать необходимый кадровый задел для тех регионов, которые в этом более всего нуждаются.

В текущем году как новое направление этого проекта мы провели конкурс «Лучший по профессии» среди сантехников, водителей, рабочих различных специальностей. Это было очень интересно. На самом деле мы часто говорим у нас в стране о том, что рабочие специальности – это важно, надо поднимать их престиж. Вот этот конкурс как раз был реализацией такой идеи на практике. Мы должны создавать стимулы, находить этих талантливых ребят, выбравших рабочие специальности, и делать их «героями нашего времени». Мы ведь хотим, чтобы другие прошли за ними.

– Расскажите о планах. Слышала о проекте, в котором есть такая идея «Кризис как трамп­лин». Что имеется в виду?

– Это проект «Темірқазық», который мы планируем реализовать в 2016 году. В нем действительно есть такой раздел – «Кризис как трамплин». Если говорить о кризисных явлениях в мировой экономике, мы все понимаем, что проблемы есть. Президент, Правительство и депутаты об этом говорят: цены на нефть упали, ранее мы имели возможность решать свои проблемы за счет высоких доходов от нефти, теперь все меняется. Предсказуемо меняется и настроение у людей.

Мы начинаем думать: что будет с нами завтра? Те, кто пережил 90-е, не хотят повторения того непростого периода. Но есть целое поколение молодежи, не помнящее того кризиса, они видели только страну, которая каждый год росла и богатела. Для них этот сложный период может быть ментальным ударом. Поэтому мы должны объяснять людям, что кризисы наступают и проходят. Снижение доходов страны от нефти не должно означать, что мы останавливаемся в развитии. Как раз наоборот. Кризис – не конец света, нам просто надо переориентироваться и посмотреть, где есть новые возможности.

Например, прочел недавно интервью руководителя департамента торговли Москвы. Там речь идет о том, что российская столица потребляет 4 миллиона тонн овощей и фруктов в год. В условиях санкций, как он отметил, пошел товар из Казахстана. Мы поставляем пока только 20 тысяч тонн овощей и фруктов. Но и это уже неплохо. Но какой потенциал: 20 тысяч или 4 миллиона тонн. Есть на что обратить внимание. Это касается наших южных регионов, где традиционно развита аграрная сфера.

Надо смотреть, искать возможности внутри этого кризиса. Нам нужно в первую очередь обратиться к молодежи. Это то самое время, когда им нужно найти возможности развивать себя, учиться, вкладываться в свое развитие, создавать бизнес. Я учился в Америке. В США, когда начинается кризис, молодежь, если в их компаниях начинаются проблемы, все сбережения вкладывают в свое образование, берут передышку, ищут новые возможности и развивают их, чтобы встать на траекторию роста.

На самом деле Казахстан – очень богатое государство, у нас очень талантливый и умный народ, есть все условия, чтобы и вне зависимости от нефти жить хорошо. Сейчас важно нашим людям дать какие-то новые навыки, направления, при которых они смогут нормально трудиться и зарабатывать. Наш проект на это ориентирован.

Президент Казахстана в нынешнем году выступил с Планом нации «100 конкретных шагов» по реализации Пяти институциональных реформ, недавно обратился к народу с Посланием. Нурсултан Назарбаев ставит четкие цели. Наша деятельность в 2016 году будет проходить в русле задач, поставленных Главой государства.

Автор: Беседовала Анастасия ПРИЛЕПСКАЯ