Свежий выпуск

Вперед по лестнице творчества

Алпысбай Казгулов представляет тип людей, которые добиваются успеха благодаря многолетнему кропотливому труду.

Конечно, более 7 тыс. написанных картин наводили пок­лонников его творчества на мысль о том, что призвание свое художник нашел в далеком детстве. Однако, как рассказал сам Алпысбай Нагметович, его поступление на художественно-графический факультет КазНПУ им. Абая – чистая случайность.

– Окончил 10 классов, не знал, куда поступить, не определился с профессией, с вузом. Отец настаивал, чтобы я пошел на нефтяника в политех. Но я туда не хотел, да и математика у меня была слабая. Однажды увидел на улице в Алматы одноклассника, спросил у него, куда сдал. Он рассказал про художественно-графический факультет и начал меня уговаривать – вместе учиться. Я говорю: не умею же рисовать. А он мне: я тебе помогу. Безответственный такой момент, – вспоминает Алпысбай Нагметович. – И я сдал документы, а через несколько дней уже экзамены. Он и за меня, и за себя рисовал, остальные экзамены – математику, физику, сочинение – тоже у него списывал. В общем, я поступил случайно.

К сожалению, эти манипуляции вскоре дали о себе знать: пока все студенты рисовали в аудиториях, у нашего героя не получалось. Была даже мысль бросить институт... Но день, когда Алпысбай приехал домой и решился сообщить о своем решении отцу, оказался неподходящим.

– Он был не в настроении, и я ему побоялся рассказать, – вспоминает Алпысбай Нагметович. – Вернулся в институт, начал серьезно заниматься рисованием. Я все подряд рисовал, что на глаза попадалось. А через год, уже на 2-м курсе, в Союзе художников участвовал в выставке молодых художников среди профессионалов.

Видя потрясающие успехи, вскоре и сокурсники, и преподаватели не сомневались, что из такого талантливого студента получится художник. Ему твердили, что нужно больше заниматься, чтобы достичь невиданных вершин, что его ждет большое будущее в искусстве… А он не верил. Работал каждый день – над собой, над картинами, стилем – и все равно не верил…

– В жизни столько раз я бросал это дело, не хотел быть художником. То финансово не получается, то жилья нет. Думал, честно говоря, что это мешает другими вещами заниматься, может быть, более важными, – рассуждает Алпысбай Нагметович.

Но судьба вела нашего героя, всегда возвращая на заданную траекторию. В 1987 году, например, Алпысбай Казгулов получил письмо от Союза художников СССР – приглашение на симпозиум молодых художников. Это еще раз подчеркнуло, что общественность, интеллигенция возлагала на него надежды.

– В симпозиуме участвовали 30 художников со всего Союза: из Прибалтики, Москвы, Ленинграда, Омска, Ташкента приехали молодые коллеги, которых я видел только в книгах, альбомах, журналах. Я попал в эту группу «великих имен» и подумал, что люди все-таки верят в меня, – отмечает Алпысбай Нагметович.

Но неуверенность сначала и здесь взяла верх: так получилось, что за неделю Алпысбай не написал ни одной картины. Признается, что боялся работать рядом с маститыми профессионалами. Позже, конечно, руководитель объяснил, что такую возможность нельзя упускать, и предложил писать ночью, когда все спят. Тогда-то работа и пошла.

– Через месяц 2–3 большие картины написал. Из Москвы приехала комиссия известных искусствоведов. Они посмотрели на мои работы и сказали, что этого художника надо на следую­щий год еще раз пригласить, он перспективный. На следующий год я приехал и чувствовал себя уже, конечно, увереннее, – вспоминает Алпысбай Нагметович.

С тех пор прошло много времени. Картины художника побывали на выставках в музеях Абылхана Кастеева в Алматы и современного искусства в столице, во Дворце Независимости РК, а также за рубежом – в Брюсселе и Лондоне, в Праге и Пекине. Многие из них приобретены иност­ранными коллекционерами.

43 года ежедневного творчества, поиска цвета и композиции, перенесения на холст с помощью кистей и масла захватывающих сюжетов…

– В живописи важно продумывать каждую фигуру – большую, маленькую, знать, где ее расположить – справа, слева, и таким образом композиционно точно попадать. И каждый цвет, мазок – все играет роль в работе, – замечает Алпысбай Нагметович.

Процесс творчества художника сопровождается бурей эмоций. Он считает: если каждый день все получается легко, это уже должно настораживать. Нельзя всегда «идти по одной дороге».

– Работа должна идти в поис­ках, мучениях. Тогда картины более весомые, емкие. А когда легко получается – нет переживаний в работе, а это значит, что нет развития, идет штамповка. Мы же зрителя должны убедить, а для этого цвет должен быть зрелым, каждый оттенок – выражать эмоции художника, – говорит Алпысбай Нагметович.

Каждый день своего творчества художник ставит задачи. Например, одна картина должна быть красной, другая – серой, третья – зеленой. Важно «убегать» от однообразия, чтобы палитра была богатой. В противном случае, по его мнению, все картины будут выглядеть одинаковыми.

– Я работаю в технике «холст-масло» и хочу добиться в ней успеха. Потому что управление кисточкой, цветом – это все приходит с годами. Иногда кисточка не слушается, не можешь найти нужный цвет, сидишь несколько дней, потому что не получается передать, что хотел. Это и есть те самые моменты творчества, когда ты в поиске, – считает Алпысбай Нагметович.

Кстати, многие источники утверждают, что художник работает в направлениях абстракционизма и сюрреализма, однако это не так. Да, в своих работах Алпыс­бай Нагметович использует их элементы, но в основном предпочитает этноимпрессионизм.

Искусствовед профессор Казахской национальной академии искусств им. Т. Жургенова Светлана Шкляева в докладе на одной из конференций отметила: «Творчество Алпысбая Казгулова представляет несомненную эволюцию образов, спонтанной техники экспрессивного письма и собственных направлений: в 1980-х годах – это порт­реты, сюжетные композиции, отражающие мир окружающей дейст­вительности и романтику событий социалистического общества. В конце десятилетия появляются первые произведения спонтанной «живописи действия» – эмоциональный отклик на «культурную травму» времени глобальных перемен. Абстрактная живопись, не теряя спонтанной экспрессии, далее становится самодостаточной в построении пространственных композиций художника. В произведениях Казгулова образы номадического прошлого воссоздаются благодаря наработанной авторской технике, примененной в абстрактной живописи».

Пишет художник так называе­мыми сериями – один ряд работ на определенную тематику сменяет другой. Например, есть очень интересные и разнообразные серии: «Великий шелковый путь», «Степная баня», «Аул моего детства», а из запоминающихся картин можно назвать «Дом моей бабушки», «Схватку», «Молодость Капчагая», «Степную мелодию», «У родника», «Аламан байгу», «Ловлю лошади», «Охоту», «Беркутчи», «Кочевников», «Проводы невесты», «Красавиц», «Счастливых», «Влюбленных», «Девушку в белом» и многие другие.

– Одно из направлений – абст­рактные работы. Их немного, около пятисот. В них я пишу только беспредметно, работаю цветом. Абстрактно выражаться, передавать свое настроение – трудно. Здесь нет предмета, только цвет и линия – этим и можешь говорить. Абстрактное искусство, конечно, более свободно, но в нашем, казахстанском, изобразительном искусстве оно еще молодое, – рассуждает Алпысбай Нагметович.

Как признался наш герой, он возвращается в разное время в разные серии – в зависимости от настроения. Например, есть серия «Степная баня» в жанре ню. По мнению художника, этот жанр тоже для нашего общества и искусства в целом – тема нераскрытая. А между тем покупают картины этого формата в большинстве своем женщины. К удивлению их автора.

– Конечно, если картина красивая с обнаженным телом, где все найдено композиционно, я бы такую тоже с удовольствием повесил у себя дома. Но вот когда картин много – не знаешь, что повесить, – шутит Алпысбай Наг­метович. – У меня в коллекции около 2 тысяч картин казахстанских, кыргызских, узбекских, русских художников. Собираю их, и вот уже 10 лет думаю, что выбрать, что повесить...

Свои картины наш герой недавно выдвинул на соискание Государственной премии РК в области литературы и искусства им. Абая. Из 39 номинантов, пройдя во второй тур, Алпыс­бай Нагметович стал единственным художником среди 11 соискателей.

Среди отобранных работ – «Аламан байга», «Ханская охота», «Айша мен Карахан», «Великий шелковый путь», «Көш», «Аптап», «Керуен», «Степная красавица». Все это – достойные картины, которые украсят любой музей. Однако, по мнению нашего героя, той самой – главной картины он еще не написал...

– Живопись – это основа моей жизни. Остальное все – приложение к ней. Я только живописью­ живу. Да, 7 тысяч картин написал. Но ведь живопись – это прежде всего лестница творчества. Сегодня поднялся по одной ступеньке, а дальше – еще одна. Поэтому я хочу 5–6 хороших картин оставить в изобразительном искусстве. К этому стремлюсь, для этого работаю, – признался Алпысбай Нагметович.

Автор:
Наталия Хомс
10:19 , 15 Января 2021
0
1171
Подписка

Популярное