Свежий выпуск

​Тенге – символ экономической независимости страны

Своими воспоминаниями о введении в обращение национальной валюты – тенге – с читателями «Казахстанской правды» делится первый председатель Национального банка Республики Казахстан Галым Байназаров.

Национальная валюта в Казахстане была введена в обращение 15 ноября 1993 года Указом Президента РК от 12 ноября 1993 года № 1399 «О введении национальной валюты Респуб­лики Казахстан». Позже, начиная с 1998 года, 15 ноября стало профессиональным праздником – Днем национальной валюты – тенге и работников финансовой системы Республики Казахстан.

Таким образом, в эти дни на­циональной валюте Казахстана – тенге, символу нашей экономичес­кой независимости, исполняется 25 лет. Я искренне поздравляю с этим праздником финансистов, банкиров и всех соотечественников!

За этот по историческим меркам небольшой период республика прошла путь, равный целой эпохе. Национальная валюта обеспечила экономическую независимость страны, с ее вводом в обращение был реально открыт путь к глубоким рыночным преобразованиям. Сегодня в государстве создана современная рыночная экономика, Казахстан развивается по собственному пути, стал надежным партнером для многих стран в мировом содружестве.

Вспомним историю создания тенге.

Своим путем

Многие помнят, что происходило в начале 90-х годов прошлого века. Некогда могущественная экономика СССР в силу различных причин была обречена. Все союзные респуб­лики в течение 1990–1991 годов, объявив о государственных суверенитетах, вышли из состава СССР, и Союз распался. Однако банковская система не могла в одночасье рухнуть, была общая валюта – рубль, единая платежная система, еще не были созданы национальные валюты.

Денежная система на территории всех бывших союзных респуб­лик, за исключением республик Прибалтики, продолжала управляться Госбанком СССР до конца 1991 года, а с 1992-го – Центральным банком Российской Федерации (ЦБ РФ). Тем не менее некогда единая финансово-бюджетная система начиная с 1991 года стала разваливаться, во второй половине года союзный бюджет практически прекратил свое существование.

Прекратились дотации из союзного бюджета, поступления налогов в союзный бюджет. Конечно, мы, банкиры, ожидали, что рано или поздно рублевая зона тоже распадется. Начался системный финансовый кризис, который перерастал в глубочайший экономический кризис.

Именно в этот период, в январе 1992 года, я был назначен председателем правления Национального государственного банка Рес­публики Казахстан (НГБ РК), и мне пришлось непосредственно заниматься решением накопившихся многочисленных проблем оперативного и стратегического характера.

Необходимо было, не теряя времени, принять срочные меры по созданию новой системы управления в сфере денежно-кредитных отношений, что позволило бы сохранить наиболее жизнеспособные промышленные комплексы и АПК, не ожидая полного краха единой рублевой зоны. Главной целью всех предстоящих преоб­разований было обеспечение самостоятельности банковской системы Казахстана, чтобы наша страна как суверенное государство могла проводить собственную денежно-кредитную политику со своей национальной валютой.

О «Проекте Тенге»

Из всех задач, стоявших перед НГБ РК в 1992–1993 годах, самым ответственным и срочным был проект изготовления национальной валюты и ввод ее в обращение.

Изготовление национальной валюты было одним из первых поручений Президента Республики Казахстан Нурсултана ­Абишевича Назарбаева мне, как председателю правления НГБ РК. Это был крупный и комплексный проект, реализация которого требовала осуществления широкомасштабных реформ в банковской системе, создания новой инфраструктуры денежного рынка, которая ранее отсутствовала в Казахстане. При этом все объекты инфраструктуры должны были быть созданы до момента ввода национальной валюты в обращение.

В процессе реализации проекта нам пришлось преодолеть немало трудностей. Прежде всего, проект был сугубо секретным, соответственно, он должен был осуществляться в строжайшем режиме. Закрытость проекта была обусловлена и тем, что в Казахстане к началу 1992 года еще не была сформирована своя самостоятельная банковская система. Практически в стране функционировала прежняя филиальная сеть бывшего Госбанка СССР, которая управлялась его головным офисом из Москвы.

Кроме того, на территории нашей страны существовала целая система военно-полевых банков, предприятий оборонного комплекса бывшего Союза, да и вся экономика Казахстана была тесно интегрирована с Россией и экономиками других республик бывшего СССР, все они продолжали пользоваться единой валютой – рублем.

Экономика бывшего Союза еще не была окончательно разделена, все старались не потерять сложившиеся производственные связи, традиционные рынки сбыта. Со стороны правительств республик бывшего Союза выдвигались различные интеграционные инициа­тивы о новой общей денежной системе, но в условиях парада суверенитетов в среде банкиров не имелось никакой уверенности в ее реализации. В этих условиях заниматься открыто созданием национальной валюты было прак­тически невозможно.

Поэтому НГБ РК был вынужден реализацию проекта осуществлять в одиночку, в строжайшем секрете, без необходимой помощи со стороны широкой общественности, депутатского корпуса, исполнительной власти в лице Кабинета министров РК и всех правоохранительных органов, что серьезно сковывало свободу действий НГБ РК.

В связи с этим НГБ РК подвергался многочисленной незаслуженной критике со стороны общественности и депутатского корпуса. Депутаты Верховного Совета периодически поднимали вопрос о необходимости ввода национальной валюты, а я не мог открыто информировать общественность и парламентариев о принимаемых мерах, хотя работа по созданию национальной валюты шла полным ходом.

В то время, согласно действующему законодательству, НГБ РК подчинялся Верховному Совету РК, поэтому из числа депутатского корпуса о ходе реализации «Проекта Тенге» знали только председатель Верховного Совета С. А. Абдильдин и председатель Постоянного комитета по финансам и бюджету С. Т. Такежанов.

Президент РК Н. А. Назарбаев назначил вице-президента РК Е. М. Асанбаева общим координатором «Проекта Тенге». Соответственно, НГБ РК тесно работал с Е. М. Асанбаевым, с его участием обсуждались текущие вопросы и прорабатывались проекты соответствующих решений.

Е. М. Асанбаев и НГБ РК постоянно докладывали Главе государства о ходе реализации проекта, а уже Президент принимал необходимые решения в окончательном варианте и оказывал постоянную поддержку НГБ РК.

Дизайн и производство

«Проект Тенге» для НГБ РК был абсолютно новым делом, у нас не имелось производства банкнот, валютного рынка, валютных резервов, а значит, и подготовленных кадров, не хватало и финансовых средств. Глава государства установил срок завершения «Проекта Тенге» к 1 апреля 1993 года. Решения нужно было принимать в сжатые сроки.

В феврале 1992 года в ответ на наши запросы начали поступать предложения на производство валюты от банкнотных фабрик Великобритании, США, Японии, Франции и Голландии. Предстояло выбрать фирму – исполнителя проекта. Для изучения банкнотных производств я, М. А. Турсунов, Е. И. Кожамуратов и Т. Б. Сулейменов в марте 1992 года выехали в Великобританию, в апреле – во Францию. В результате тщательного изучения и анализа ценовых предложений, технологии, качества выпускаемых банкнот исполнителем проекта в апреле 1992 года была определена британская фирма «Харрисон и сыновья», которая стала нашим консультантом по многим вопросам банкнотного производства.

В процессе работы выяснилось, что проект требовал многомиллионного финансирования, в том числе затраты на дизайн банкнот составляли не менее 30–35% от общих затрат. В целях экономии средств мы сообщили фирме о своем желании подготовить дизайн собственными силами, с участием казахстанских художников.

Подготовку дизайна валюты поручили Союзу дизайнеров Казахстана, возглавляемому Т. Б. Сулейменовым. В рабочую группу вошли 6–7 казахстанских художников, которые работали на одной из правительственных дач в закрытом режиме с соответствующей охраной. В месячный срок были подготовлены 4 варианта эскизов дизайна национальной валюты.

В первом варианте в эскизах банк­нот преобладал казахский орнамент. Во втором – банкноты были похожи на американский доллар, в третьем – на голландскую валюту с ультрасовременной трактовкой изображения. Четвертый вариант был исполнен с портретами выдаю­щихся казахских деятелей науки и культуры, основателей казахской государственности, который и был выбран.

В сентябре 1992 года фирма «Харрисон и сыновья» подготовила проектные экземпляры национальной валюты. Они были одобрены Главой государства, после чего поступило разрешение на размещение заказа, а в середине декабря 1992 года в Лондоне я подписал промышленные образцы банкнот и фирма «Харрисон и сыновья» начала производство первых казахстанских банкнот.

К концу марта 1993 года весь заказ был выполнен. Тенге, кроме хорошего качества, обладал высокой степенью защиты. Отдельные номиналы имели до 18 ее элементов. Кстати, за эту работу компания-изготовитель была награждена медалью, ежегодно учреждаемой королевой Великобритании за лучшее качество продукции.

Доставка в Казахстан

В апреле 1993 года началась перевозка валюты в нашу страну. Операция осуществлялась самолетами и только в ночное время. При этом беспосадочный полет до Лондона тогда был технически невозможен, требовалась дозаправка воздушного судна, которая должна была осуществляться только на территории Казахстана. Для маскировки необычный груз перевозился на двух пассажирских самолетах со специально подоб­ранными для этой цели двумя экипажами летчиков, владеющих английским языком.

Банкноты перевозились в небольших металлических контейнерах как «правительственный спецгруз» под грифом «секретно» и не подлежали таможенному осмотру. Груз сопровождали сотрудники НБ РК, имеющие право на ношение боевого оружия, они же обеспечивали его охрану, разгрузку и доставку до конечного пункта приема.

Конечно, перевозка такого груза не совсем была привычной для перевозчиков и системы таможенного контроля, по этой причине произошло несколько нестандартных случаев. Однажды во время дозап­равки самолета в аэропорту Актау один из ретивых таможенников с оружием в руках потребовал растаможивания «правительственного груза» и задержал наш транспорт.

В другом случае экипаж, неправильно рассчитав запас топлива, вынужден был приземлиться в ­аэропорту одного из приграничных городов РФ. Оба раза нам удалось благополучно разрешить сложившиеся ситуации. Прием и хранение груза без права вскрытия контейнеров осуществляли сотрудники Резервного подземного хранилища НГБ РК в Таразе. Таким образом, производство национальной валюты и ее доставка в Казахстан были успешно завершены к началу мая 1993 года.

Ситуация перед вводом тенге

Основные инфраструктурные объекты финансового рынка, в рамках которых должна была функционировать будущая национальная валюта, ранее не существовали в Казахстане, они должны были создаваться практически с нуля, и процесс этот осуществлялся ускоренными темпами за счет собственных доходов НБ РК без привлечения бюджетных средств и займов со стороны. Уже к концу первой половины 1993 года начали функционировать Казахстанская валютная биржа, Фабрика по производству ценных бумаг, Монетный двор, золотовалютные резервы, Государственное хранилище для золотовалютных резервов и международная платежная система.

Практически завершив все эти проекты, НБ РК уже был готов к вводу национальной валюты и любому развитию ситуации в этом направлении. Но события развивались несколько иначе, чем мы предполагали. Ввод нацио­нальной валюты откладывался по различным причинам. Правительство республики, проводя политику сохранения рублевой зоны, вело многочисленные переговоры с правительствами стран СНГ и ЦБ РФ, в процессе которых заключались различные межправительственные многосторонние и двусторонние соглашения.

К сожалению, эти переговоры и соглашения не привели к ощутимым позитивным результатам. Уже в первой половине 1993 года страны Прибалтики, а также Украина, Беларусь, Кыргызстан, а вслед за ними Узбекистан и Туркменистан ввели в обращение свои национальные валюты. Россия в начале 1993 года тоже начала усиленную подготовку ввода собственной валюты.

Обеспечение республики наличными банкнотами стало резко ухудшаться, что приводило к многочисленным сбоям в выплате заработной платы и социальных платежей. Ситуация была настолько критичной, что, как мне помнится, в августе 1993 года в течение только одного месяца я и мои заместители выезжали в Москву 17 раз для встреч с руководством ЦБ РФ с единственной просьбой о предоставлении Казахстану денежной наличности, необходимой для выдачи заработной платы рабочим и социальных выплат населению.

В середине июля 1993 года в Министерстве экономики России сос­тоялась очередная двусторонняя встреча между правительственными делегациями, возглавляе­мыми первыми вице-премьерами, с участием министров экономики, финансов и руководителей цент­ральных банков по обсуждению вопросов, связанных с рублевой зоной. На этой встрече российс­кая сторона открытым текстом нам заявила о том, что прежняя рублевая зона прекращает свое существование, а в новую рублевую зону Казахстан не будет принят.

Работа, проводимая по сохранению единой рублевой зоны, окончательно зашла в тупик. Россия 26 июля 1993 года ввела в обращение свою валюту – рубль – со своей государственной атрибутикой. Тем самым РФ вышла из рублевой зоны СНГ, объявив о прекращении с сентября хождения на своей территории советских денежных знаков образца 1961, 1991, 1992 годов и российских руб­лей 1992 года выпуска, а также монет СССР и ЦБ России. В новую российскую рублевую зону был допущен только Таджикистан как страна, не сумевшая создать свою денежно-кредитную систему.

Не отступая от идеи вхождения в рублевую зону, Правительство Казахстана продолжало работать в этом направлении, однако условия, которые поставила для этого Москва, для нас были практически неприемлемыми. Казахстан, для того чтобы войти в новую рублевую зону, должен был полностью передать России накопленные золотовалютные резервы в размере не менее 700 млн долларов США, согласовывать уровень бюджетного дефицита и полностью подчиниться денежно-кредитной политике ЦБ РФ на основе общего рубля. Для Казахстана практичес­ки это означало полный отказ от экономического суверенитета.

Время шло, соглашение не было достигнуто, а обеспечение денежной наличностью продолжало стремительно ухудшаться. С начала сентября 1993 года ЦБ РФ полностью прекратил выдачу наличных денег Казахстану. К концу августа 1993 года все республики бывшего Союза, отказавшись от рубля, ввели свои национальные валюты.

С сентября 1993 года Казахстан стал единственной страной, продолжавшей пользоваться советскими дензнаками – дензнаками несуществующего государства. В связи с этим возникла реальная угроза наплыва на территорию Казахстана никому не нужных советских дензнаков, способная разрушить всю экономику до основания.

О резком ухудшении ситуации, сложившейся в обеспечении наличными деньгами, а также о начале массированного «сброса» советских дензнаков на территорию Казахстана в сентябре 1993 года я подробно доложил Президенту и попросил принять решение о соз­дании Государственной комиссии по вводу национальной валюты, которая к этому времени была подготовлена.

Данное предложение в начале октября 1993 года было поддержано Правительством РК. Когда наступил решающий момент (к концу сентября 1993 года), Глава государства взял инициативу в свои руки и дал поручение Правительству и Национальному банку Республики Казахстан начать работу по вводу национальной валюты.

Обмен

Ввод национальной валюты был назначен на 15 ноября 1993 года. Накануне этого, 12 ноября, Глава государства в прямом эфире обратился к народу Казахстана с сообщением о предстоящем событии. Многомиллионной телевизионной аудитории были продемонстрированы денежные знаки всех номиналов, выполненные с отменным качеством. Вслед за этим обращением по телевидению и радио мною был оглашен порядок обмена рублевых банковских билетов на национальную валюту – тенге.

Обмен денежных купюр начался 15 ноября, в течение трех дней рубль и тенге должны были функционировать параллельно. Начиная с 18 ноября 1993 года национальная валюта стала единственным законным платежным средством на территории Казахстана.

Обмен валют был очень ответственным, технически весьма сложным мероприятием. Процесс потребовал полной мобилизации сил, высокой исполнительной дисциплины от всех, кто в нем участвовал. Мы, ежечасно поддерживая связь с руководителями низовых структур НБ, банков, отслеживали ситуацию по обмену денег и выпустили более 30 оперативных нормативных указаний, решая различные проблемы, возникавшие в процессе обмена.

В эти дни многократно возрос­ла нагрузка на сотрудников бухгалтерского аппарата, кассового обслуживания и инкассаторской службы. Проявляя высокую ответственность и профессионализм, каждый сотрудник банковской системы, задействованный в обмене денег, трудился на своих рабочих местах по 14–16 часов в сутки. При этом был достоен особой благодарности вклад в дело по обмену денег моих заместителей М. А. Турсунова, А. А. Дудкина, Н. К. Абдуллиной, всех начальников областного управления, руководителей районных структур НБ, банков второго уровня и многих других, которые несли основную нагрузку ответственности за порученное дело.

В процессе обмена было изъято из обращения 950,6 млрд наличных рублей. Благодаря присущей банковской системе высокой дисциплине и четкой организации работы обмен денег был осуществлен в течение трех суток без всяких происшествий и претензий со стороны населения и юридических лиц.

Тенге в условиях современности

Деятельность Национального банка РК всегда была нацелена на обеспечение стабильности в финансовой сфере и в целом в экономике страны. Всем известно, что в 1992–1993 годах на территории всех республик бывшего Союза бушевала гиперинфляция. За эти 2 года ее уровень в Казахстане достиг 5 125,3%, цены на товары выросли в 52 раза.

Никто не мог угнаться за ростом цен, инфляция съедала доходы и оборотные средства производств. В этих тяжелых условиях благодаря усилиям Национального банка РК и его кредитной политике, адекватной сложившейся ситуации, удалось сохранить основные промышленные центры, предприятия базовых отраслей энергетики, агропромышленного комплекса, спасти их от неминуемого банкротства.

В последующем самостоятельность НБ РК помогла остановить гиперинфляцию, уже к концу 1995 года она исчислялась в двухзначных цифрах, а за 1998 год ее уровень составил всего 1,9%. Вырос­ло новое поколение управленцев банковской системы, и, по оценкам многих международных экспертов, финансовая и банковская система Казахстана стала лучшей среди стран СНГ.

В настоящее время поступает критика в адрес регулятора, касаю­щаяся курса тенге, ставок кредитования. Однако не все зависит от Национального банка. Например, существует структурный перекос в промышленном производстве, усиление мировых резервных валют, непредсказуемость цен на энергоносители, повсеместные торговые и валютные войны, которые сковывают деловую и кредитную активность субъектов рынка.

Следует поддержать меры, принимаемые НБ РК, по усилению защиты прав пользователей банковских услуг, капитализации банковской системы, ликвидации токсичных кредитов, подавлению инфляции, повышению кредитной активности банков и финансовых институтов. Под руководством НБ РК создается современная система банкинга, внедряются цифровизация услуг, дистанционное обслуживание. В настоящее время банковская система, как и прежде, является финансовой опорой экономики, а национальная валюта – тенге, выполняя свою историческую миссию, остается основным гарантом экономической независимости страны.

Автор:
подготовил Михаил Максимов
12:33 , 8 Ноября 2018
0
1019
Подписка

Популярное