Свежий выпуск

Стала родной казахская земля

В государственном архиве Нур-Султана хранятся интересные воспоминания ссыльного Афанасия Латуты, ставшего в Казахстане Жакыпом Жоламановым, об известных акмолинцах и событиях начала прошлого века.

Воспоминания Жакыпа Жоламанова в свое время изучил и подготовил к печати краевед, первый директор столичного архива Борис Токарев, а ознакомиться с ними теперь можно в личном фонде первого директора.

Итак, Афанасий родился в 1891 году на Украине в селе Масловка ныне Мироновского района Киевской области. Начал работать в Киеве подмас­терьем у сапожника, а потом благодаря поддержке родных поступил учиться в гимназию. Впрочем, долго поучиться не удалось. 12 декабря 1905 года вспыхнуло народное восстание, ознаменовав начало Первой русской революции. Непокорный, бунтарский характер Латуты не оставил его равнодушным к происходящим событиям. Несмотря на несовершеннолетний возраст, Афанасий принимает в революционном движении самое деятельное участие, за что его исключают из гимназии, осуж­дают и отправляют в ссылку с 6-месячным правом пребывания в одном месте. По существу, ему выписали «волчий билет», по которому немыслимо было не только продолжить учебу, но и устроиться на какую-либо сносную работу.

Афанасия этапируют в Акмолинск – традиционное место ссылки политических заключенных, куда он и прибывает в апреле 1907 года. В городе ему пришлось устроиться на кирпичный завод, а также наниматься к местным купцам Козулину, Кузнецову и Силину. Довелось поработать и у Григория Ерзаковича – отца будущего казахстанского композитора Бориса Григорьевича Ерзаковича, знатока и собирателя казахской народной музыки.

Постепенно вокруг Афанасия стали собираться недовольные своим положением местные наемные рабочие, которым он рассказывал о причинах, ходе и временном поражении революции, направленной против царского правительства.

Как Афанасий пишет в своих воспоминаниях, в Акмолинске он не зарегистрировался в полицейском участке, скрыл свое положение ссыльного. Полиция начала действовать: в один из дней пристав потребовал у него паспорт и предупредил, что при отсутствии этого документа Афанасию грозит заключение.

– Мне, – говорил впоследствии Жоламанов, – оставалось сесть на 18 месяцев в штрафную тюрьму или бежать из города. И я избрал последнее – скрылся в степях, а помогли новые казахские друзья.

В аул возле озера Коргалжын он тайно приехал в авгус­те 1909 года. «Казахи приняли меня, – писал он, – гостеприимно». Афанасий жил у казахов рода Мурат-Сарат – Нуржана, Айбека, Жазалбека, стал учить казахский язык.

В ноябре того же года он приехал в урочище Аршаты. Там в Абилхаир-Ахунском медресе встретился с депутатом III Государственной думы Шаймерденом Кощегуловым, который после беседы с Жакыпом порекомендовал главному учителю медресе Габдильгафару зачислить его в ученики. Габдильгафар посадил его в круг первоклассников, изучающих арабский алфавит… Учеба длилась в течение 2 лет, за это время Жакып усовершенствовал свой казахский, изучил народные обычаи, Коран.

Однако к этому времени начались разногласия с главным учителем медресе, и Жакып переселился к брату Габдильгафара Абдрахману, который устроил его в 1912 году учителем – давать казахским юношам частные уроки русского языка, а детям – арабского.

Учительство стало основным занятием Жакыпа до установления советской власти. С 1913 года постоянным прис­танищем молодого преподавателя был аул Клышбая, рода Курмантай. Школа располагалась у озера Жаманколь, что в урочище Жартас, а ученики, которых за все время работы оказалось более 200, были из местных и окрестных жителей. Многие из его учеников вырос­ли уважаемыми людьми: стали педагогами, судьями, крупными администраторами. Один из них – Елюбай Тайбеков – впоследствии работал первым секретарем Акмолинского обкома партии, затем – Председателем Совета Министров Казахской ССР.

Судя по воспоминаниям Жакыпа, в период пребывания среди казахов царская полиция продолжала его искать. Но добрые казахи постоянно его спасали, направляли стражников на ложный путь. К тому же местный казах – бедняк Жоламан – усыновил Латуту по его просьбе. Вот так Афанасий стал Жакыпом Жоламановым. Этот удивительный человек много сделал для просвещения и развития образования местного населения.

Немало места в воспоминаниях Жакыпа Жоламанова уделяется участию казахов Коргалжинского региона в национально-освободительном восстании 1916 года, встрече с руководителем восстания Рахимжаном Мадиным, событиям первого десятилетия советской власти.

В июне 1923 года в урочище Жантеке Жакып из 11 человек организовал артель «Жоламан», названную в честь своего второго отца. Там же он открыл светскую казахскую школу для детей, а при ней кооператив «Жас калам».

В 1927 году Жоламанов становится председателем потребительского общества «Жулдыз», а через пару лет его избирают членом правления Акмолинского «Колхозполеводсоюза». Местное население уважало Жакыпа и за прекрасное знание казахского языка, истории народа, его обычаев и обрядов, а также шежире, и за то, что в Коргалжино он первым начал заниматься садоводством.

В те же годы он оканчивает заочно Омский сельхозинститут и почти четверть века работает в Коргалжино заведующим конт­рольно-семенной лабораторией.

В знак глубокого уважения современники присвоили ему звание почетного гражданина Коргалжинского района. В его честь местные казахи открыли краеведческий музей. В праздники Жакыпа Жоламанова обязательно приглашали в президиумы собраний.

Как вспоминают земляки, в последние годы жизни Жакып жил с сыновьями, имена которым дал в память о романтике революционных лет. Одного назвал Бостандык (Свобода), а второго – Тендик (Равенство).

Автор:
Игорь Прохоров
11:15 , 27 Марта 2020
0
936
Подписка

Читайте также

Популярное