Свежий выпуск

Процесс пошел

Судьи больше не будут уходить в совещательную комнату, а протоколы станут электронными.

Именно такие нововведения предлагают внести в отечественный Гражданский процессуальный кодекс судьи. Проект закона о внесении поправок в ГПК уже принят Мажилисом и направлен в Сенат Парламента. Предлагаемые новеллы учитывают передовой международный опыт в сфере гражданского процессуального законодательства таких стран, как Германия, Великобритания, США, Сингапур, Канада.

В чем же заключаются основные поправки, главная цель которых – оптимизировать процесс, сделать его современным и необременительным ни для суда, ни для сторон?

В законопроекте три магист­ральных направления: современный формат работы судей и других участников судопроизводства, оптимизация гражданского процесса и цифровизация судопроизводства.

По первому направлению судейское сообщество предлагает концептуально изменить роль судьи.

– Что мы имеем сейчас? Судья по закону полностью освобожден от сбора доказательств. Занимается он этим, только если его просят стороны, – разъясняет нынешнее положение дел судья Восточно-Казахстанского областного суда Елдос Жумаксанов. – И получает­ся, что судья остается безучастным к установлению реальных обстоятельств дела. И на его суд представляется относительная истина, соответственно, и решение основывается на том, что представили стороны. Мы же, предлагая поправки, хотим предоставить судьям возможность самим устанавливать объективную истину путем расширения полномочий и исключения обвинений в предвзятости. В соцсетях некоторые представители юридического сообщества скептичес­ки относятся к этим новеллам, полагая, что таким образом судья проявит активность в пользу той или иной стороны. Считаю такие комментарии неуместными. Профессиональные юристы забывают о том, что зачастую стороной по делу выс­тупает простой человек, далекий от юриспруденции, а в противовес ему – юрист или представитель госоргана, что уже ставит стороны в неравное положение.

По словам Елдоса Шагановича, такая «отчужденность» порой доходит до абсурда: судья не может дать судебное поручение без ходатайства стороны. При этом, подчеркивает судья, никто не отменяет принцип состязательнос­ти и равноправия сторон, но и абсолютизировать его действие тоже нельзя: принципы должны работать в интересах защиты субъектов права, как истцов, так и ответчиков.

Еще одно предлагаемое ново­вве­дение – закрепить обязанность судьи разъяснять правовые основания и последствия принятого решения. Сейчас такой обязанности в законе нет, а ведь понимание судебного акта и почему к таким выводам пришел судья снимает множество вопросов, решение, донесенное к тому же доступным языком (на этом, к слову, не единожды делал акцент председатель Верховного суда Жакип Асанов), становится для человека понятным. А это уже серьезная основа для доверия.

Что касается второго направления – оптимизации гражданского процесса, то и оно крайне востребовано и актуально.

– Люди ценят время и ждут оперативного и эффективного разрешения своих дел. Зачем вызывать на заседание стороны, если они сами просят этого не делать? Тем более что в этом нет интереса и у правосудия? – говорит судья областного суда. – Наше предложение – повысить порог для дел упрощенного производст­ва: для физлиц с 200 (505 000 тг) до 1 тысячи (2 525 000 тг) МРП, для юрлиц – с 700 (1 767 500 тг) до 2 тысяч (5 050 000 тг) МРП. По подсчетам, это коснется порядка 30 тысяч дел, главным образом, по искам о взыскании денег при отсутствии спора по любым сделкам, включая банковские займы, договоры госзакупок, контракт­ные обязательства.

Еще одна предлагаемая поправка – упразднить привычный уход судьи в совещательную комнату. Сейчас подобное отлучение из зала суда является обязательным, но это формальное требование на практике вызывает много вопросов.

– Люди спрашивают: с кем же он там будет совещаться? Неужели с начальством? – улыбается Елдос Шаганович, вспоминая частую реакцию людей. – И опять-таки возникает недоверие. Конечно, тайна должна быть сохранена, но при этом мы абсолютно соглас­ны, что специальное помещение – пережиток прошлого.

Последний блок – цифровизация судопроизводства. Не секрет, что в нашей стране многое делается в этой сфере. И уже есть определенные успехи: более 90% документов поступают в суды в электронном виде. И здесь важно не сбавлять оборотов.

– Поэтому предлагаем перевес­ти в электронный формат дела приказного и упрощенного произ­водства, рассматриваемые без вызова сторон. При этом если сторона хочет, то можно перейти на традиционный, бумажный, формат. По делам искового производства такой формат суд может определять с учетом мнения сторон, – комментирует областной судья.

Инициаторы уверены: реализация законопроекта не повлечет негативных правовых и социально-экономических последствий, не потребуется и дополнительных финансовых затрат из государственного бюджета.

Говорить об этом с уверенностью помог, как ни странно, карантин: удаленный формат работы позволил полностью протестировать готовность к работе в электронном режиме. Хотя, конечно, для самих исполнителей, планировавших плавный, поэтапный переход к электронному правосудию, такой «скачок» дался нелегко: перейти на стопроцентно электронный формат пришлось практически одномоментно. Для беспроблемного учас­тия в судебном разбирательстве сторонам даже разработана памятка, где пошагово прописаны необходимые техтребования для соблюдения.

Если обратиться к цифрам, то с 1 апреля суды приняли порядка 31 тыс. электронных исков, заяв­лений по первой инстанции, окончено производство почти 43 тыс. дел. То есть если в целом суды ежедневно рассматривают почти 4,5 тыс. дел в электронном формате, то 2 тыс. из них – граж­данские дела.

Таким образом, сегодня как в техническом, так и в правовом плане достигнута полная готовность гражданского судопроизводства в электронном формате. Ведется работа с Правительством по улучшению качества видеоконференцсвязи, в том числе по увеличению пропускной способности каналов связи.

Законопроект содержит и ряд других прогрессивных новшеств, например, введение электронного протокола, дистанционное участие в процессе, использование участниками процесса электронных гаджетов и других техничес­ких средств и многое другое. Предусмотрена возможность передачи спора на рассмот­рение суда Международного финансового центра «Астана» (МФЦА) при согласии сторон. Кроме того, предложено прод­лить срок принятия иска для проведения медиации в случае, если обе стороны согласны. Стадия принятия иска для примирения – 10 рабочих дней. Ведь зачастую именно из-за сжатых сроков на этой стадии – всего 5 дней – стороны не успевали собраться в суде в назначенное время, пообщаться с медиатором, а дело уже переходит на стадию подготовки. Поправки же предлагают: если стороны не приходят к соглашению, то дело передается другому судье на рассмотрение.

Эксперты уверены: проделана большая работа, и она даст реальные результаты по усилению судебной защиты прав каждого в нашей стране.

Автор:
Елена Левкович
12:50 , 20 Мая 2020
0
1557
Подписка

Популярное