Свежий выпуск

Почини себе глаза

За многие годы я почему-то ни разу всерьез не задумалась об операции на глазах. Возможно, велась на россказни из серии «одна бабка сказала»: мол, после этих ваших операций зрение обязательно ухудшится в разы. Но недавно решилась-таки на коррекцию зрения.

20 лет назад мне, школьнице, выписали очки – зрение на тот момент было минус 1. А еще через год я сменила тонкие линзы на стеклышки с диоптриями минус 2,5. И если поначалу вынужденный аксессуар отдавал новизной, то вскоре очевидные минусы ношения очков дали о себе знать: в дождь их приходилось снимать, летом они жарили переносицу, а если разобьешь, то день живешь, как под водой – все вокруг расплывчато и незнакомо.

Контактные линзы я надела лишь в 22 года и разочаровалась в них буквально к вечеру, потратив не менее получаса на в буквальном смысле выковыривание постороннего предмета с уже воспаленного глаза. Но линзы давали гораздо больше свободы по сравнению с очками, и выбор был очевиден.

Наверное, я так никогда бы и не решилась на коррекцию, но все решил внезапный исход – от постоянного ношения линз внут­ренняя сторона век заполыхала огнем, а сухость и зуд не смогли побороть ни капли, ни гели. В итоге я просто перестала надевать линзы даже «на выход», перейдя полностью на очки. Совсем отказаться от каких-либо «приборов» я не могла – зрение упало до минус 4,5. Счастливым обладателям стопроцентного зрения, не понимающим трагичность подобного «минуса», для сравнения приведу анекдот: «У меня плохое зрение, и я ношу очки. Иногда люди отбирают их у меня, примеряют и спрашивают: «Мне идет?» Что я должен вам ответить, загадочные говорящие пятна?»

Адекватное решение – «хочу нормальные глаза» – было принято мгновенно. Говорить, в какой именно клинике я оперировалась, не буду, сейчас таких лечебниц немало. Скажу лишь, что я осталась очень довольна отношением и вполне разумной ценой: обследование, консультация и сама лазерная коррекция обошлись в 245 тыс. тенге. На мой взгляд, вполне подъемная плата за возможность не щуриться и забыть про пустыню в глазах. Стоимость конкретно моей операции – минимальная из спектра услуг по коррекции зрения. Мне повезло: с роговицей все оказалось в порядке, не было необходимости усложнять саму процедуру или подготовку к ней. Единственное, мне выписали увлажняющие капли для избавления от излишней сухости. Все остальное «по деньгам» вам расскажут на приеме, объяснят, почему кому-то нужна операция подороже, а кому-то, как и мне, можно обойтись стандартной коррекцией. Правда, возможен вариант, что в операции и вовсе могут отказать: противопоказаний не так много, но они есть, и вряд ли и врачу, и пациенту захочется рисковать.

И вот когда глаза увлажнены в должной степени, все анализы сданы (общий анализ крови и сдача на гепатит обязательны!), наступает день Икс. Кстати, если у пациента все отлично по показаниям, наз­начить операцию могут прямо в день обследования – чего тянуть?

Минуты в комнате ожидания под дверьми операционной самые, пожалуй, запоминающиеся. Пациенты, лишенные возможности рассмотреть друг друга (очки-то забрали), знакомятся и ведут беседу, реагируя на голоса. Волосы убраны под шапочки, на плечах – безразмерные накидки. Каждые 15–20 минут за «новыми глазами» отправляется следующий везунчик…

Когда выходят за тобой, серд­це екает – ну вот, чудеса совсем близко. Но предвкушать их размеренно некогда: лазерная коррекция – процесс быстрый и непрерывный, твоя задача – удобно (для хирурга) лечь, слушаться указаний и держаться молодцом.

Если вам скажут, что подобная операция – абсолютно безболезненное вмешательство, не верьте. Это типа заманухи на укол – «как комарик укусит, и все». И если с первым глазом, раскрытым распоркой до полной невозможнос­ти моргнуть, ты еще не знаешь, чего ожидать и смиренно принимаешь происходящее, то вот второй глаз невольно пытается зажмуриться. Я совру, если скажу, что было очень больно. Скорее, неприятно, примерно, как если в глаза попадает шампунь – режет. Но длится этот «шампунь» от силы минуту, потом ощутимый запах горелого (лазер уверенно делает свое дело, выжигая миопию), оковы с глаз спадают и – о, чудо! – ты видишь! Пока еще чуть с поволокой, но видишь!

Обязательная рекомендация после – лечь поспать на пару часов. В сон, и правда, клонит, видимо, эмоции сказываются. А потом – всемирный потоп: глаза-то уже вполне способны видеть, но не могут – из них водопадом текут слезы, единственное верное решение – смириться, сомкнуть очи и переждать. Но мне, помнится, так хотелось есть, что я, давясь слезами и слюной, буквально наощупь отрезала сыр и вслепую жевала бутерброды.

Мне хватило суток, чтобы полностью прийти в себя. Уже вечером следующего дня я, с видом городской сумасшедшей, с балкона обозревала окрестности. Глаза еще чуточку саднило, но обещанной катастрофичной сухости не было, было только умиротворение – у меня наконец-то есть нормальные глаза! Которые видят птиц высоко в небе, могут разглядеть соседскую собаку среди деревьев…

Правду сказать, от утренней привычки первым делом хвататься за очки я избавилось очень нескоро: рука невольно тянулась к спинке кровати, где обычно ночевали мои глазные «костыли». И первое время я по-прежнему подправляла невидимые очки на переносице.

Я не могу сказать, что «отремонтированные» глаза перевернули мою жизнь, открыли мне новый мир и все такое прочее, что принято писать в подобных случаях. Я просто стала понимать, что долгое время я лишала себя возможности жить удобно – без запотевающих очков и иссушающих глаза линз. Советую ли я делать коррекцию? Ответ однозначный – да, и как можно скорее – на жизнь надо смотреть здоровыми глазами.

Автор:
Елена Левкович
12:13 , 14 Февраля 2020
0
343
Подписка

Читайте также

Популярное