Свежий выпуск

​Нацбанк: «Финансовая устойчивость банков выросла»

Реализованная Национальным банком Республики Казахстан Программа повышения финансовой устойчивости банковского сектора позволила оздоровить банковскую систему и создать предпосылки для активизации кредитной активности в экономике.

Об этом в интервью «Казахстанской правде» рассказал директор Департамента надзора за банками Национального банка Казахстана Олжас Кизатов.

– Олжас Толегенович, в прошлом году Национальный банк разработал и реализовал Прог­рамму повышения финансовой устойчивости банковского сектора. Можно ли сегодня говорить о предварительных результатах этой масштабной работы? Нас­колько эффективными стали принятые меры, в том числе в части повышения кредитной активности банков?

– Совершенно верно, в прошлом году Национальный банк успешно реализовал названную Вами прог­рамму. Ее главной целью было оздоровление банковского сектора с активным вовлечением средств акционеров банков для снижения уровня неработающих кредитов и создания условий для дальнейшего роста кредитования экономики. Уже сегодня можно конста­тировать, что своевременная поддерж­ка крупнейших банков страны показала свою эффективность. Банки списали основную долю плохих кредитов и начали кредитовать экономику.

В результате реализации Прог­раммы оздоровления банковского сектора существенно изменилась капитализация банков. За 2017 год и 4 месяца 2018 года регуляторный капитал вырос на 518 миллиардов тенге (16%), составив 3,7 триллио­на тенге. Вместе с увеличением капитала банки снизили размер рисковых активов, что в совокупности привело к росту достаточности капитала (к2) с 16,3% на начало 2017 года до 21,5% на 1 мая 2018 года.

Об улучшении финансового положения банков свидетельствует также то, что на 1 апреля 2018 года банками сформировано провизий на сумму 517 миллиардов тенге, а размер списанных займов составил 690 миллиардов тенге. Кроме того, банками приняты меры по улучшению качества активов банков на общую сумму 674 миллиарда тенге.

Кроме того, наблюдалась выдача займов банками – участниками программы с учетом реструктуризации заемщиков на сумму порядка 865 миллиардов тенге, в том числе субъектам малого и среднего бизнеса – 315 миллиардов тенге, корпоративному бизнесу – 329 миллиардов тенге, физическим лицам – 222 миллиарда тенге. При этом проблемная задолженность (NPL) в этих банках находится на таргетируемом уровне, то есть не превышает 10% от ссудного портфеля.

– Верно ли утверждение, что в рамках программы государство впервые разделило свои риски с акционерами банков? Ведь раньше все расходы по поддерж­ке банков ложились на плечи государства.

– Да, действительно, как я уже отмечал, особенностью этой прог­раммы от ранее реализованных государственных программ поддержки банков является солидарное участие акционеров. Акционеры БВУ на солидарной основе в течение 5 лет должны принять меры по докапитализации банков на сумму 421 миллиард тенге. Кроме того, меры по улучшению качества активов, такие как реабилитация заемщиков, принятие дополнительных залогов, взыс­кание задолженности, должны составить сумму более 1,2 триллиона тенге.

Следует отметить, что, участвуя в программе, акционеры банков взяли на себя достаточно весомые обязательства не только финансового характера. Они должны обеспечить эффективное функционирование финансового института в соответствии с бизнес-моделью, которую они защищали в Национальном банке на этапе вхождения в программу, и расширение кредитования приоритетных отраслей экономики.

В случае дальнейшего ухудшения финансового положения банка программой предусмотрена возможность конвертации субординированного долга в капитал банка с размыванием доли дейст­вующих акционеров.

– Можно ли сказать, что прог­рамма в первую очередь помог­ла простым вкладчикам участ­вовавших в ней финансовых институтов?

– Однозначно, в условиях оздоровления банковского сектора важную роль сыграло наличие существенного объема обязательств банков перед населением, государственными и частными компаниями. В случае ухудшения их финансового положения потери могли бы понести как частные и государственные компании, так и население, а также малый бизнес. Между тем примененный нами подход позволил повысить устойчивость банков при том, что господдержка финансовым институтам предоставлена на возвратной основе. В целом реализация программы имеет важное значение для сохранения стабильности финансовой системы и состояния экономики.

– Важной частью программы является усиление регуляторного мандата Национального банка, введение риск-ориентированного надзора. В какой стадии находится внесение в законодательство соответствующих изменений?

– Действующий надзорный инст­рументарий Национального банка является ограниченным и формализованным. Сегодня Национальный банк, выявляя операции банков по выводу активов, не имеет возможности приостановить их, если формально не нарушаются требования законодательства.

В этих целях с 1 января 2019 года будет внедрен риск-ориентированный надзор, в рамках которого Национальным банком будет использован институт мотивированного суждения, предусматривающего принятие превентивных мер в случае возникновения рисков. Другими словами, регулятор получит возможность предотвращать возникновение кризисных ситуаций в банках, не дожидаясь ухудшения их финансового положения.

Так, Национальный банк намерен использовать мотивированное суждение в четырех областях: согласование менеджмента и акционеров; оценка адекватности созданных провизий (резервов); определение лиц, связанных с банком особыми отношениями; оценка систем управления рисками и внутреннего контроля.

Важно отметить, что введение надзорного суждения не расширяет текущие надзорные полномочия Национального банка. Основные изменения произойдут внутри действующего периметра регулирования банков. Фактичес­ки произойдет упорядочивание надзорных инструментов Национального банка и оснований для их применения. Соответствующий закон уже подписан Главой государства 2 июля т. г.

– Расскажите на простом гипотетическом примере, как будет действовать Нацбанк в вопросах урегулирования проблем в банке, если получит расширенные регуляторные полномочия?

– Текущий надзорный процесс отличается формализованностью, что снижает его эффективность. Например, в банке «А» могут наблюдаться признаки вывода активов через кредитование связанных лиц и под нетвердые виды обеспечения. При этом Национальный банк не имеет возможности вмешаться и приостановить операции по выводу активов, если со стороны банков не нарушаются пруденциальные нормативы и иные требования законодательства Республики Казахстан. По сути, пока регулятор не найдет формальный повод, вмешаться в деятельность банков и ограничить проведение сомнительных операций становится сложным.

Теперь, после перехода на риск-ориентированный надзор, регулятор не будет ждать формального нарушения пруденциальных требований и сразу ограничит проведение сомнительных операций, что, несомненно, будет способствовать устойчивости финансового института за счет превентивного вмешательства и ограничения рис­ковых операций.

Более того, будет усилена уголовная ответственность менеджмента и акционеров банков за проведение таких рисковых операций и доведение банков до неплатежеспособности.

– Некоторые участники финансового рынка опасаются, что «регуляторное суждение», которым планирует оперировать Нацбанк в вопросах оценки кредитной деятельности банков, качества их активов, может быть субъективным. Каким будет механизм урегулирования возможных споров?

– Имеющаяся критика со стороны банков в отношении введения мотивированного суждения касается вопросов наличия возможного субъективизма у сотрудников Национального банка, которые будут использовать мотивированное суждение. Это является основной причиной опасения со стороны банков и других финансовых организаций. Тем не менее редакция вносимой в законодательство поп­равки предполагает достаточно понятный и открытый механизм его использования и возможность его обжалования как в досудебном, так и судебном порядке. При использовании суждения будут соблюдены принципы законности, обоснованности, объективности и единообразного подхода.

При этом важно подчеркнуть, что суждение регулятора может быть использовано как для ужес­точения надзорного процесса, так и для его послабления, например, при незначительном несоответствии формальным требованиям.

Мотивированное суждение это не просто мнение одного сотрудника Национального банка, а обоснованное профессиональное мнение коллегиального органа Нацбанка, руководить которым будет один из заместителей председателя Национального банка с участием руководителей соответствующих подразделений. Мотивированное суждение будет являться основанием для применения надзорной меры.

Учитывая, что надзорное суж­дение является мнением Национального банка, для минимизации рисков ошибочных суждений законопроект детально регламентирует процедуру применения надзорного суждения и досудебного обжалования. На начальном этапе при подготовке надзорного суждения его проект подлежит ознакомлению банком в течение не более 5 рабочих дней. Затем надзорное суждение рассматривается коллегиальным органом Национального банка, и по результатам рассмотрения Национальный банк вправе применить меру надзорного реагирования (письменное предписание), которая вступает в силу в течение 10 рабочих дней. При несогласии банка с мерой надзорного реагирования финансовый институт вправе предоставить письменные возражения, которые будут рассмотрены правлением Национального банка в течение 10 рабочих дней. Мера надзорного реагирования вступает в силу после рассмотрения возражений. Таким образом, общий срок реали­зации надзорного суждения составляет 25 рабочих дней. При этом банки как и прежде могут в судебном порядке обжаловать мотивированное суждение и иные решения Национального банка.

Мы считаем, что указанные процедуры принятия надзорных решений по мотивированному суждению максимально прозрачные. У финансовых организаций будет достаточно времени для обжалования проекта решения уполномоченного органа. Еще раз хотелось бы отметить, что финансовое сообщество полностью поддержало предложенный механизм использования нового надзорного инструментария в виде мотивированного надзорного суждения.

– Каков Ваш прогноз развития банковского сектора на средне­срочную перспективу? Стоит ли ожидать консолидации рынка, объединения его участников?

– На сегодня ситуацию в банковском секторе страны можно с уверенностью охарактеризовать как стабильную. При этом важную роль в стабилизации банковского сектора сыграла принятая прог­рамма поддержки устойчивости банковского сектора. В средне­срочной перспективе наиболее актуальным вопросом развития банковского сектора остается восстановление кредитования экономики.

В целом в случае объединения финансовых организаций это будет иметь положительную синергию, так как образовавшийся банк может использовать широкий спектр преимуществ, которые возникают вследствие объединения ресурсов банков. В частности, аргументами в пользу консолидации банков можно назвать экономию на масштабах, снижение административных, маркетинговых и прочих расходов за счет централизации функций, расширение перечня финансовых услуг, увеличение доли рынка, географической диверсификации своего бизнеса, повышение эффективности управления и так далее.

Таким образом, экономия от масштабов будет выражаться в том, что размеры банка, диверсификация продуктов и услуг, узнаваемость бренда банка позволят получить дополнительные выгоды от перекрестных продаж большего числа банковских продуктов большему числу их потребителей. В результате можно рассчитывать на укрепление финансового положения банка, его капитализации, эффективности работы на рынке.

– В рамках реализации инициа­тив Главы государства какую работу проводит Национальный банк по обеспечению долгосрочного кредитования экономики? Какие меры будут реализованы регулятором по расширению фондирования БВУ?

– Расширение доступа банков к долгосрочному фондированию по приемлемым ставкам является одним из важных приоритетов в работе Национального банка. Наличие финансовых ресурсов у банков – это ключевое условие активизации кредитного процесса, а следовательно – развития экономики страны в целом. Для обеспечения экономики длинным фондированием и расширения кредитования экономики уже реализуется и в ближайшее время будет реализован ряд мероприятий.

Во-первых, во втором полугодии начата реализация программы ипотечного кредитования «7 – 20 – 25», в рамках которой предполагается расширение рынка ипотечного кредитования на сумму 1 триллион тенге в течение пятилетнего периода.

Во-вторых, удлинению сроков фондирования банков будет способствовать покупка Национальным банком облигаций банков со сроком обращения 5 лет. Общий объем привлечения денежных средств в рамках этой программы составит 400 миллиардов тенге в 2018 году. Половина этого объема – 200 миллиардов тенге – будет обеспечена за счет средств ЕНПФ.

Третье – введение сберегательных депозитов, которые также будут способствовать удлинению сроков фондирования банков и расширению долгосрочного кредитования банками экономики.

Указанные денежные средства также могут быть направлены на расширение кредитования реального сектора экономики.

Этот комплекс мер в случае его эффективной реализации позволит существенно расширить возможности банков по кредитованию экономики.

Автор:
Михаил Егорин
12:29 , 13 Июля 2018
0
820
Подписка

Популярное