Свежий выпуск

​Конкурентное право: избежать двойного наказания

Впервые Суд Евразийского экономического союза рассмотрел заявление Национальной палаты предпринимателей РК «Атамекен» и разграничил полномочия Евразийской экономической комиссии и национальных антимонопольных ведомств на трансграничных рынках.

В практике Суда Евразийского экономического союза впервые рассмотрено заявление Национальной палаты предпринимателей РК «Атамекен», по которому вынесено консультативное заключение, касающееся разграничения полномочий Евразийской экономической комиссии и национальных антимонопольных ведомств на трансграничных рынках.

Это событие без преувеличения можно назвать прорывным, поскольку обращение Нацпалаты предпринимателей содержало принципиальные вопросы, способные повлиять на деятельность субъектов бизнеса на территории ЕАЭС. К тому же оно показало, что отечественные предприниматели могут активно применять механизм обращения через НПП РК «Атамекен» в Суд ЕАЭС по вопросам защиты своих прав в рамках деятельности на пространстве интеграционного объединения.

Предыстория вопроса такова. В 2019 году антимонопольный орган Казахстана начинает расследование в отношении казахстанской компании в сфере горнодобывающей отрасли. Поводом к расследованию послужила жалоба ее казахстанского контрагента по признакам нарушений норм антимонопольного законодательства республики (ст. 174 Предпринимательского кодекса РК) в части злоупотребления доминирующим положением.

А Евразийская экономическая комиссия рассматривает жалобу в отношении этой же казахстанской компании, осуществляющей деятельность по реализации руды и в Казахстане, и в России, по жалобе ее российского контрагента по признакам нарушения общих правил конкуренции на трансграничных рынках (п. 1 ст. 76 Договора о Евразийском экономическом союзе) в части злоупотребления доминирующим положением.

Ситуация могла привести к тому, что национальный антимонопольный орган Казахстана и ЕЭК одно­временно признали бы компанию нарушителем аналогичных норм, изложенных в национальном законодательстве и праве Евразийского экономического союза.

Более того. В подобном положении могла бы оказаться любая казахстанская компания, осуществляющая деятельность в Казахстане и экспортирующая продукцию в Россию или другую страну ЕАЭС. Это привело бы к двойному привлечению к ответственности за одни и те же действия в части вопросов антимонопольного регулирования в Казахстане и ЕАЭС.

Что немаловажно, нарушение как норм антимонопольного законодательства Казахстана, так и норм общих правил конкуренции ЕАЭС чревато огромными штрафами в размере до 5–7% от всего оборота компании.

Для защиты прав и законных интересов субъектов предпринимательства Казахстана Республиканская ассоциация горнодобывающих и горно-металлургических предприятий обратилась в НПП с просьбой о направлении заявления в Суд союза о разъяснении положений статей 74, 76 Договора о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года, а также пунктов 2 и 5 Критериев отнесения рынка к трансграничному (утверждены Решением Высшего Евразийского экономического совета на уровне глав государств от 19 декабря 2012 года).

Тем более что реализовать такие возможности НПП РК «Атемекен» позволяют прогрессивные нормы Указа Президента РК от 6 мая 2015 года «Об органах и организации, уполномоченных на обращение в Суд Евразийского экономического союза». В соответствии с пунктом 2 указа НПП определена в качестве уполномоченной организации, которая в пределах своих функций может обращаться с заявлением в Суд ЕАЭС с целью представления, защиты прав и законных интересов субъектов предпринимательства. К тому же НПП РК – единственная организация во всех 5 странах – членах ЕАЭС, которая не считается государственным органом и имеет право обращения в Суд ЕАЭС.

По заявлению НПП РК «Атамекен» 18 июня 2019 года Большая коллегия Суда ЕАЭС предоставила консультативное заключение, которое поставило все точки над «i».

Так, коллегия пришла к выводу, что «в случае, если действиями (бездействием) хозяйствующего субъекта государства – члена ЕАЭС совершается нарушение как национального законодательства государства-члена на внутреннем рынке соответствующего государства-члена, так и п. 1 ст. 76 Договора на трансграничном рынке, при условии выполнения п. 5 Критериев, рассмотрение указанных действий (бездействия) относится к исключительной компетенции ЕЭК».

В документе говорится о приоритете конкурентного права союза. Для юриста это означает: что бы ни было принято на национальном уровне (нормативные акты, судебные решения, исполнительные действия), требования права союза обязательны. Более того, они применяются и субъектами рынка, и органами.

В заключении коллегии также сообщается, что с учетом установленных в праве ЕАЭС критериев разграничения компетенции, порядка взаимодействия ЕЭК и уполномоченных органов государств-членов исключена возможность одновременного осуществления компетенции в сфере контроля за соблюдением общих правил конкуренции на трансграничных рынках Евразийской экономической комиссией и уполномоченными органами государств-членов.

Рассмотрение ЕЭК дела о нарушении п. 1 ст. 76 Договора на транс­граничном рынке исключает возможность уполномоченного органа государства-члена привлекать к ответственности хозяйствующий субъект, действия которого нарушают п. 1 ст. 76 Договора на нацио­нальном рынке.

Следует отметить, что заключение Большой коллегии Суда идет дальше ответов на конкретные вопросы и дает общее видение ситуации. Так, в п. 1 заключения отмечается, что «любые действия уполномоченных органов государств-членов в сфере конкуренции, в том числе по принятию национальных нормативных правовых актов, должны быть совместимы с правом Союза, а противоречия между положениями права Союза и национальными нормами в сфере конкуренции разрешаются с учетом приоритета права Союза».

Ранее в другом консультативном заключении от 17 декабря 2018 года Судом было установлено, что «общие правила конкуренции обладают прямым действием и должны непосредственно применяться государствами-членами как нормы, закрепленные в международном договоре».

В п. 3 заключения Суд указывает, что «компетенция Комиссии в сфере конкуренции устанавливается исходя из основного правила о трансграничности рынка – гео­графического критерия. Большая коллегия Суда считает, что норма пункта 2 Критериев носит общий характер и закрепляет понятие трансграничного товарного рынка, которое подлежит применению к правоотношениям, урегулированным статьей 76 Договора», то есть безотносительно к доминирующему положению, а в отношении всех составов.

Как подчеркивается в п. 5 заключения Суда, «с учетом того что трансграничный рынок охватывает товарные рынки государств-членов, негативное влияние (возможное негативное влияние) на трансграничные рынки и одновременно на национальный рынок государства-члена следует рассматривать как единое нарушение на трансграничных рынках».

Наряду с этим в п. 6.2 заключения Суд отмечает, что предусмотренное правом ЕАЭС разграничение компетенции и передача заявлений и материалов по подведомственности процедурно «является основанием для приостановления и прекращения рассмотрения заявлений, проведения расследований в органах, которые не обладают соответствующей компетенцией».

Далее в п. 8.3 заключения Суд приходит к выводам о том, что «в случае привлечения к ответственности за нарушение правил конкуренции и наложения санкций одновременно и решением уполномоченного органа, и решением Комиссии отмене подлежит то решение, которое нарушает компетенцию, предусмотренную Договором» и что «порядок прекращения проведения расследований в органах, не обладающих на это компетенцией, определяется разделом VI Протокола об общих принципах и правилах конкуренции».

Вместе с тем в особом мнении судьи Венеры Сейтимовой отмечается, что «процедурные правила, закрепленные в Протоколе, не предусматривают порядок прекращения проведения расследования» и что «пункты 58 и 59 Протокола предусматривают только порядок, основания приостановления и прекращения рассмотрения заявления (материалов)».

Здесь мы полностью поддерживаем позицию судьи Венеры Сейтимовой, так как пункты 58 и 59 Протокола не распространяются на порядок проведения расследования. Также в соответствии с нормами действующего законодательства Республики Казахстан рассмотрение заявления и проведение расследования признаков нарушений норм антимонопольного законодательства считаются разными процедурными этапами.

В целом в особом мнении судьи даны развернутая аргументация знаковых правовых позиций и более глубокое обоснование важных для субъектов элементов конкурентного права союза.

В ответе Суда ЕАЭС даны четкие ориентиры национальным антимонопольным ведомствам: строго следуйте договору, не выходите за пределы своего рынка на любых стадиях, передавайте по подведомственности. А если нарушили свою компетенцию – отменяйте, субъект не должен страдать, нести дважды наказание. Это знаковое консультативное заключение Суда ЕАЭС с точки зрения защиты субъектов рынка.

Данное консультативное заключение Суда ЕАЭС позволит создать правильную практику для очень важного и сложного вопроса по конкурентному праву. Правомерно разделит компетенции с учетом всех правовых критериев права ЕАЭС, что очень важно и для национальных, и для наднациональных органов. Необходимо отметить, что консультативные заключения Суда ЕАЭС воспринимаются правоприменителями как обязательные. Так, в Российской Федерации в постановлении Пленума Верховный суд предусмотрел прямое применение их государственными судами. 

Автор:
Николай Радостовец, исполнительный директор ОЮЛ «Республиканская ассоциация горнодобывающих и горно-металлургических предприятий», доктор экономических наук Алдаш Айтжанов, президент АО «Центр развития и защиты конкурентной политики», кандидат экономических наук
15:25 , 1 Августа 2019
0
274
Подписка

Популярное