Свежий выпуск

Ключ к благам

Налоговики ожидают, что самозанятые, внесшие во время режима чрезвычайного положения единый совокупный платеж, продолжат платить налог ради социальных благ – доступных медицинских услуг, пенсии, социальных пособий.

Мировая практика

Налог на бедность, налоговый сачок для мелкой «рыбешки», налог на безработных… Как только не называют в народе единый совокупный платеж, или ЕСП!

Напомним: в нашей стране ЕСП начал действовать с января 2019 года и был специально задуман ради максимального упрощения регистрации в налоговых органах деятельности неформально занятых граждан. Ежемесячный размер платежа равен одному месячному расчетному показателю – 2 651 тенге – для тех, кто проживает в городе, и 0,5 МРП (1 325,5 тенге) – для жителей малых городов, сел, поселков.

Плательщику не нужно ходить по кабинетам, заполнять бумаги, предоставлять налоговую отчетность. Внес ЕСП – автоматически зарегистрировал свою деятельность.

Куда идет платеж? Исчерпываю­щий ответ дает сайт Минфина. Десятая часть – это индивидуальный подоходный налог, 20% – социальные отчисления, 30% – обязательные пенсионные взносы и 40% – отчисления на обязательное медицинское страхование. Таким образом, легализовав через ЕСП трудовых «неформалов», государство рассчитывало охватить их социальными гарантиями. Платеж специально предусмотрели более чем скромным, привлекательным для населения.

Можно посчитать. В каждом городе сегодня море фрилансеров, зарабатывающих на домашних компьютерах. Они сами ищут заказчиков, сами договариваются по ценам. Их доходы – в «тени», бюджет с них ничего не имеет.

Что получит такой самозанятый в обмен на взнос всего в 1 МРП?

А вот что. Например, отдавая по 1 060 тенге в виде 40% ЕСП в фонд ОСМС, он гарантирует себе полный объем услуг страховой медицины – рецептурные препараты, плановое лечение в стационаре, дорогостоящую диаг­ностику, например КТ и МРТ.

20% платежа (530 тенге), предназначенных в госфонд социального страхования, гарантируют социальные выплаты в дополнение к базовому пособию. Скажем, если женщина делала взносы в течение года, она сможет получить из ГФСС единовременную выплату по беременности и родам на сумму свыше 125 тыс. тенге. Более того, мамочкам, которые показали себя стабильными плательщиками, в период ухода за ребенком до года предусмотрено еще ежемесячное соцпособие больше 15 тыс. тенге.

Уплата ЕСП «автоматом» подтверждает трудовой стаж, а значит, работает на будущую пенсию. За каждый год сверх 10 лет стажа размер базовой пенсии повышается на 2%. Дополнительный бонус – кредитоспособность. Как известно, в банках при оформлении займа обязательно проверяют регулярность пенсионных взносов. Нет взносов – нет кредита.

На днях на сайте республиканского Комитета госдоходов еще дополнительно разъяснили, на какую категорию самозанятых рассчитан ЕСП. Это физические лица, которые, не имея наемных работников, в рамках предпринимательской деятельности оказывают услуги или реализуют продукцию личного подсобного хозяйства с получением годового дохода менее 1 175 МРП, или 3 114 925 тенге. Это, например, умельцы, готовые разово оказать услуги по ремонту бытовой техники или сантехники, репетиторы, няни, сиделки, хозяева, торгующие молоком или овощами со своего подворья. Теоретически для каждого из них ЕСП – это вариант налогообложения, о котором можно только мечтать.

– Во всем мире граждане, получаю­щие доходы, являются субъектом налогообложения, – дали комментарий в департаменте госдоходов по Восточно-Казах­станской области. – Регистрация их деятельности является важной государственной задачей. Но налогообложение физлиц, в отличие от юридических, по понятным причинам сложнее. Здесь всегда есть каналы ухода в «тень». Поэтому во многих странах проводят широкую разъяснительную работу, создают атмосферу уважения к налогам и налоговой системе. В целом ситуа­ция, когда налоги платят все, в том числе неформально занятые, отвечает общемировой практике.

Больше миллиона

Еще в ходе подготовки к введению ЕСП в Минтруда рассчитывали на легализацию деятельности примерно 500 тыс. неформально занятых. В 2018 году такую категорию здесь оценивали в 1,4 млн человек и признавались: самый большой рост идет в южных областях – Туркестанской, Жамбылской, Кызылординской и Алматинской.

В нынешнем году, когда казахстанцы ринулись вносить ЕСП для получения 42 500 тенге во время режима ЧП, министр труда и социальной защиты населения Биржан Нурымбетов с удовлетворением сообщил о заявивших о себе 1,3 млн «неформалов».

– Эти люди появились в налоговых системах, – отметил министр. – Все эти граждане у нас учтены в информационной системе, которой пользуются центры занятости на местах. Им будет оказана вся необходимая помощь по дальнейшему осуществлению своей деятельности. Здесь будут применяться инструменты «Дорожной карты занятости», программы «Еңбек» по привлечению их на работу. Мы поможем в получении льготных микрокредитов, чтобы они дальше развивали свой бизнес, причем легально.

Разумеется, в министерстве рассчитывают, что граждане, обозначившие себя как самозанятые, продолжат подтверждать статус через ЕСП. Налоговый кодекс позволяет делать взнос только за тот месяц, в котором получен доход. Но цель государства – сделать такой доход стабильным, ежемесячным. Это выгодно как самому человеку, так и бюджету.

– Мы рекомендуем самозанятым при наличии возможности оплачивать ЕСП ежемесячно, – подчеркнули в департаменте госдоходов. – ЕСП – это гарантия социальной защищенности человека, стажа участия в пенсионной системе, доступа ко всему спектру медицинских услуг в рамках медстрахования.

Нечего было думать

На востоке страны из 289 тыс. граждан, которым была назначена выплата в 42,5 тыс. тенге, примерно 100 тыс. впервые внес­ли единый совокупный платеж. «Казахстанская правда» попросила областное управление координации занятости и социальных программ дать оперативный комментарий: как изменилась ситуация по сравнению с прошлым годом, как реагируют на ЕСП сами «неформалы»?

В управлении, по сути, отказали – предложили направить официальный запрос. Такое впечатление, что здесь и не слышали о концепции «слышащего государства», инициированной Президентом Касым-Жомартом Токаевым.

– Когда Президент сделал заявление о социальной выплате 42 500 тенге, я уже сидела без работы, – рассказала жительница Усть-Каменогорска Марьям Тыныбаева. – Занимаюсь дизайном, но все закрылось, заказов не стало. На городском сайте как раз выложили порядок подачи заявки. Там указывалось, что нужно обязательно оплатить ЕСП. Мне и думать было нечего, я сразу ухватилась за эту возможность. Платеж сделала буквально за минуту через мобильное приложение банка с баланса карты.

По словам фрилансера, апрель был единственным месяцем, когда она внесла ЕСП. Но, собственно, ей и не поступало каких-то уведомлений или напоминаний от налоговиков.

А вот устькаменогорка Евгения Караваева дисциплинированно вносит платеж с прошлого года. Из своих 40 с «хвостиком» женщина никогда не работала официально. Делала на дому маникюр, стрижки, помогала людям отремонтировать квартиру или дачу, освоила ведение бухгалтерской отчетности небольших организаций и предприятий... Плату она всегда предпочитала наличными в конверте. Больших денег не зарабатывала, но ее маленькой семье на жизнь хватало. Если кто-то начинал с ней разговоры про пенсионный фонд, отвечала расхожей фразой: мол, это деньги в никуда.

В 2019 году сразу на нескольких интернет-ресурсах Евгения увидела информацию о ЕСП.

– И знаете, зацепило, – рассказала горожанка. – Я вдруг задумалась о будущем, мне же выгодней, если стану легальным работником. У нас ввели социальное медицинское страхование. Если бы я, как говорится, «забила» на платеж, бесплатный прием у врача для меня был бы закрыт, в банке кредит не возьмешь. О пенсии тоже пора позаботиться.

Мастер женских стрижек Салтанат стала плательщиком ЕСП только после того, как в прошлом году государство провело акцию по списанию долгов и пени по потребительским кредитам. До этого она думала о взносах, но из-за просроченного кредита все счета были заблокированы.

– Сейчас я стараюсь не пропус­кать ни одного месяца, – рассказала женщина. – Мне удобно, что можно сделать взнос, не выходя из дома. Можно оплатить с баланса телефона через SMS на номер 5505. Можно через мобильное приложение моего банка.

В целом, по данным, которые еще в 2018 году приводили в облуправлении координации занятости и социальных прог­рамм, в регионе около 190 тыс. «неформалов» – самозанятых, непродуктивно занятых, незарегистрированных безработных, домохозяек. Во всех городах региона, во всех районах сотрудники социальных служб не поленились – к каждому пришли в дом, до каждого попытались достучаться. Специалисты убеж­дали людей определить свой статус, объясняли возможности, которые открывает участие в ЕСП. Призывали задуматься о перспективе.

В 2019 году категорическим отказом ответили всего около тысячи человек. Львиная доля восточноказахстанцев адекватно отнеслась к налогу. В Курчумском районе вообще было всего 47 отказников.

Тем не менее накануне 2020-го, то есть на старте сис­темы страховой медицины, в регионе насчитывалось 46 тыс. «неформалов», так и не определивших свой статус. «Через 2 месяца они могут остаться не обеспеченными медицинскими услугами в рамках системы медстрахования», – резюмировали тогда в областном акимате.

В соответствии с Налоговым кодексом ЕСП носит добровольный характер. Никто не может принудить человека, работающего на себя, платить его. Есть такие, кто принципиально не хочет иметь отношения с государством. Только в момент ЧП, вызванного пандемией, они разово внесли платеж ради получения 42,5 тыс. тенге. Но как только карантин стали снимать, вновь ушли в «тень».

– У многих реально заработок нестабильный, – высказала мнение фрилансер Марьям Тыныбае­ва. – Один месяц они могут заплатить эти 2,5 тысячи, другой – нет. Многие из этой категории живут в сельской местности, где нет отделений банка, Интернета и даже мобильной связи. Да и денег особо нет. И вообще, вы же помните крылатое выражение «никто не любит платить налоги».

Как же раскрутить в стране полезный во всех отношениях механизм ЕСП?

По мнению некоторых экс­пертов, государство должно использовать не только «пряник» – объяснения, уговоры, агитаторов в лице социальных работников. Оно должно продемонстрировать, как может измениться жизнь, если отказаться от участия в системе социального страхования. Например, человек обратился в больницу, а ему говорят: если надо, откачаем, но лечить дальше не будем – ты не участник системы медстрахования. Или подходит у такого самозанятого пенсионный возраст, а ему отказывают даже в базовой выплате – нет официально подтвержденного стажа.

Пока же, как заключили в областном департаменте госдоходов, в Казахстане, как социальном демократическом государстве, предпочитают метод разъяс­нения: «Возможно, шоковая терапия воздействует быстрее, но мы больше надеемся на воспитание в обществе налоговой дисциплины».

Автор:
Галина Вологодская, Восточно-Казахстанская область
12:40 , 26 Июня 2020
0
1263
Подписка

Популярное