Свежий выпуск

​…И «прочие» расходы?

Сенат на пленарном заседании под председательством спикера Дариги Назарбаевой принял уточненный на 95 млрд тенге республиканский бюджет на 2019 год. Сенаторы дотошно расспросили уполномоченных членов Правительства о том, на что будут потрачены «лишние» десятки миллиардов. Особенно их интересовала бюджетная статья расходов под загадочным названием «Прочие».

Про «прочие» расходы у первого вице-премьера – министра финансов Алихана Смаилова поинтересовалась спикер Дарига Назарбаева. Но сначала она попросила рассказать, для чего был увеличен резерв Правительства. Кабмин резерв увеличил на 62 млрд тенге – теперь он составляет 169,7 млрд тенге, но в пояснительной записке забыл указать, куда эти деньги будут направлены.

По словам Алихана Смаилова, 33,2 млрд тенге заложены на субсидирование купонного вознаграждения «КазАгро», в связи с тем, что облигации холдинга в почившем в бозе Цеснабанке были удешевлены с 10 до 0,1%.

– И эти субсидии в настоящее время находятся в резерве и будут переведены в бюджет Министерства сельского хозяйства после того, как будет принят соответствующий закон. Еще 2,3 миллиарда тенге зарезервировано на приобретение мазута на отопительный сезон, возможно, для Акмолинской области по заявке Минэнерго. Для исполнения арбитражного решения Международного центра по регулированию инвестиционных споров запланировано 5,6 миллиарда тенге, 2,2 миллиарда тенге – на завершение строительства казахстанского павильона на ВДНХ в Москве. На решение чрезвычайных ситуаций, в том числе во время отопительного сезона, заложено 15,2 миллиарда, – дал расклад глава Минфина.

Что касается расходов, значащихся в графе «Прочие», то, как констатировала Дарига Назарбаева­, изначально в бюджете 2019 года расходы в этой группе планировались на 485 млрд тенге. При нынешнем уточнении по данной группе расходы увеличены до 946 млрд, то есть в 2 раза. Естественно такое увеличение в статье расходов под названием «Прочие» не может не вызывать вопросы.

– Что такое эти «Прочие»? И есть ли какое-то четкое определение и является ли она тоже функциональной группой? – спросила спикер.

Как выяснилось, министр финансов оказался не готов ответить на этот вопрос на заседании, аргументировав тем, что у него нет расшифровки этой статьи и денег под нее. Он попросил дать время на письменный ответ.

Однако немало вопросов возникло у спикера к Министерству образования и науки. Так, спикер попросила главу ведомства пояснить, по какой причине уменьшены расходы на апробирование подушевого финансирования организаций среднего образования на 5,6 млрд тенге.

– В качестве обоснования вы приводите уменьшение контингента учащихся в государственных и частных школах и отказ от размещения государственного образовательного заказа 23 частным школам, – сказала она.

По словам главы МОН Асхата Аймагамбетова, несколько частных школ в городах Нур-Султане, Алматы и Шымкенте отказались от тех средств, которые предлагались по программе подушевого финансирования. Это первая причина.

– Вторая – у нас несколько школ, которые должны были быть введены в эксплуатацию в Шымкенте и Нур-Султане, в настоящее время еще не введены. Кроме того, по городу Нур-Султану были заложены излишние 1,5 миллиарда тенге, но ожидаемого количества контингента не случилось. Вот основные причины, – сказал министр.

Второй вопрос спикера касался снижения расходов на 8 млрд тенге, которые были запланированы на модернизацию 20 колледжей в рамках проекта «Жас Маман», в связи с отсутствием утвержденных правил, определяющих порядок реализации проекта.

– Эти деньги были запланированы на нынешний год, но уже середина октября и до сих пор нет правил, кто будет отвечать? 8 миллиардов тенге повисли в воздухе. На эти деньги можно было сделать многое в сфере образования, – сказала Дарига Назарбаева­.

Асхат Аймагамбетов с постановкой вопроса согласился.

– Мы планировали, что будет закуплено оборудование, проведен конкурс. Это действительно ответственность МОН. В настоящее время деньги не освоены. Мы приняли необходимые меры, в том числе дисциплинарного характера. Сейчас уже ведется подготовительная часть по утверждению правил, в ближайшее время нами будет объявлен конкурс на приобретение данного оборудования, – сказал он.

Что касается «повисших в воздухе» 8 млрд тенге, глава МОН подчеркнул, что они будут перекинуты на другие нужды и останутся в ведении минис­терства.

Сенатор Сергей Ершов поинтересовался, почему, несмотря на уверения Нацбанка о том, что инфляция удерживается в коридоре 5–7%, цены на основные продукты питания увеличились на 10–15%.

– Цена на мясо увеличилась на 15–20%. Наши избиратели задают вопрос: планирует ли Правительство какие-то мероприятия по стабилизации, сдерживанию и снижению цен? – задал он вопрос.

Первый вице-премьер – министр финансов Алихан Смаилов признал, что вопрос инфляции остро стоит на повестке дня, так как прямо отражается на уровне жизни населения, на реальных денежных доходах.

– Поэтому эти вопросы находятся на постоянном контроле и в центре внимания Правительства, – заверил он. – Мы практически ежемесячно этот вопрос рассматриваем с участием местных исполнительных органов. Что касается в целом инфляции, то в настоящее время годовая инфляция находится в заданном коридоре, составляет на сегодня 5,3%. Мы думаем, что до конца года из этого коридора не выйдем, скорее всего, на уровне 5,3–5,5% останется. Вопросы по повышению цен на социально значимые продукты питания в селекторном режиме постоянно отслеживаем.

Председатель комитета Сената по финансам и бюджету Ольга Перепечина в своем содокладе к бюджетному документу отметила, что в рассматриваемом уточнении проекта бюджета нашло отражение обеспечение задач по неотложному финансированию социальной сферы, наращивание темпов роста экономики в последующие годы и обеспечение приемлемого уровня резерва Правительства на неотложные задачи.

Однако есть момент, который говорит о том, что с планированием и освоением вопросы остаются. Так, в целях обеспечения сбалансированности бюджета и Национального фонда, снижения зависимости республиканского бюджета от нефтяных доходов налогово-бюджетная политика должна формироваться исходя из постепенного снижения ненефтяного дефицита относительно ВВП. И при весеннем рассмотрении уточнения бюджета в текущем году Сенатом указывалось Правительству на несоответствие сложившегося ненефтяного дефицита в размере 8,4% к уровню, установленному Концепцией формирования и использования средств Национального фонда на 2019 год в размере 7,2%.

Следом, 13 апреля 2019 года, вносятся изменения в данную концепцию в части повышения уровня ненефтяного дефицита в размере 7–8,5%. И теперь, пос­ле внесения изменения в концепцию, в рамках настоящего уточнения республиканского бюджета Правительство уже «рапортует» о соответствии ненефтяного дефицита установленным новым фискальным параметрам.

– Данный факт свидетельствует о том, что Правительство может легко решить такие глобальные вопросы путем корректировки нормативных показателей, – сказала сенатор Ольга Перепечина.

По ее словам, работа над бюджетными ошибками Правительством выполняется путем перераспределения бюджетных средств, и на этот раз эта сумма составляет 199,6 млрд тенге, что в 6,8 раза превышает сумму перераспределения за аналогичный период 2018 года.

– Надо отметить, что данная ситуация приобретает системный характер, поскольку в рамках реализации поставленных задач параллельно корректируются недоработки, связанные с некачественным планированием основного трехлетнего бюджета, – сказала она.

Кроме того, подтверждением является факт возврата неис­пользованных средств, ранее полученных из республиканского бюджета.

Одним из сдерживающих факторов для эффективного освоения бюджетных средств является низкое качество разрабатываемой проектно-сметной документации и экспертиз.

– Это является следствием заниженных требований к эксперт­ным организациям и говорит об отсутствии ответственности за оказываемые услуги. Ярким примером является уменьшение средств в сумме 9,3 миллиарда тенге по Минис­терству экологии, геологии и природных ресурсов по причине необходимости корректировки ПСД и отставания от графика производства работ по строительству и реконструкцию систем водоснабжения, гид­ротехнических сооружений, – констатировала сенатор.

Поэтому, подчеркнула она, Кабмину необходимо пересмот­реть подходы к разработке ПСД и ее экспертизе, а также провес­ти ревизию всех имеющихся проектов и предусмотреть широкое применение на практике типовых проектов.

Также зачастую, не выполнив даже обязательства по принятым государственным программам, Правительством принимаются решения по финансированию новых проектов.

– Так, при нарастании недовольства субъектов агропромышленного комплекса, понесших затраты и не получивших инвестиционные субсидии, субсидии по животноводству, гербицидам и другие, при общей дополнительной потребности 36 миллиардов тенге, уменьшаются расходы по Министерству сельского хозяйства на 19,2 миллиарда тенге и предусматривается финансирование новых пилотных проектов, которые несут с собой новые риски по освоению средств до конца года, – констатировала Ольга Перепечина.

В целом, сказала она, уточненный республиканский бюджет соответствует задачам, поставленным Елбасы и Главой государства, и, сохраняя свое социальное направление, обеспечивает финансовую основу для дальнейшего поступательного развития всех сфер жизнедеятельности государства. Посему Сенат документ принял.

Согласно повестке Сенат ратифицировал рамочное соглашение Казахстана с Северным инвестиционным банком, которое позволяет открыть его деятельность для финансирования инвестиционных проектов в Казахстане.

Начинание хорошее, отметили сенаторы. Но депутата Андрея Лукина смутили несколько моментов­. Так, статьей 3 данного соглашения юридическое лицо освобождено от уплаты каких-либо налогов, платежей, предусмотренных Кодексом «О налогах и других обязательных платежах в бюджет».

– Данная норма не согласуется с основными принципами и пос­тулатами Налогового кодекса. Соглашение будет ратифицировано и имеет приоритет перед нашим законодательством. В чем необходимость освобож­дения банка от уплаты налогов? Для чего исключительно данному юридическому лицу предоставляются такие льготы? – просил сенатор.

Вторая статья, вызвавшая скепсис Андрея Лукина, – до­кументом предусматривается, что банк имеет право пользоваться в полном объеме статусом юридического лица на территории РК, включая право заключать контракты, приобретать и отчуждать движимое и недвижимое имущество и другие действия. Вместе с тем документом предусматривается предоставление представителям банка иммунитета от судебного или административного преследования, а также дипломатические привилегии и льготы.

– На мой взгляд, данные нормы напрямую противоречат основополагающему принципу о равенстве всех перед законом и судом. Так представители банка будут автоматически являться неприкосновенными даже при совершении противоправных действий, предусмотренных УК, КоАП и другими законами РК. Например, даже при совершении особо тяжких преступ­лений. А к разряду тяжких относятся, к примеру, терроризм, коррупционные преступления, финансирование терроризма, экстремизма, преступления экономического характера и прочие. Какова цель принятия такой формы соглашения и имеется ли уязвимость нашей национальной и экономической безопасности? – поинтересовался сенатор.

Еще один нюанс, с которым не согласен депутат, – соглашением устанавливается запрещение для Республики Казахстан оспаривать решения арбитражного суда по тому или иному спору.

Такой поток аргументов, фактов и вопросов нисколько не смутил министра национальной экономики Руслана Даленова. Прежде всего он отметил, что Северный банк является международной организацией, это не коммерческий банк, его создали 8 государств. Целью организации является предоставление инвестиционных кредитов и развитие экономик как своих стран, так и стран, не входящих в данный банк.

– Казахстан, присоединяясь к данному банку, не входит в уставный капитал, не платит взносы. Тем не менее согласно уставу эта международная организация может финансировать страны и за пределами стран-участниц, – пояснил он.

Что касается выгоды для Казахстана, то она, по его мнению, очевидна – низкие ставки, по 2,5–3%. Банк достаточно гибкий по процедурам, быстрый и способен финансировать специфические проекты, например экологические.

При этом, напомнил он, в Налоговом кодексе прописано, что налоговое законодательство состоит и из международных договоров, ратифицированных Парламентом.

– В случае ратификации данного договора соглашение также войдет в систему национального законодательства по налогообложению, – сказал Руслан Даленов.

Что касается вопросов о том, по какой причине сотрудники банка получают иммунитет от судебного преследования, то, согласно Венской конвенции, подобные организации являются дипломатическими представительствами.

– Данные привилегии применяются в трех случаях – при командировках, при передаче почты и при переговорах. В иных случаях уголовное законодательство, КоАП, действует в полном объеме. И даже эти три случая не означают полного освобождения сотрудников организации от ответственности, поскольку международное право предполагает экстрадицию, если будет выявлено правонарушение, они будут подвергаться законодательному преследованию, – пояснил глава МНЭ.

В ходе заседания сенаторы также ратифицировали Соглашение между правительствами Казахстана и Арменией о сотрудничестве в области гражданской обороны, предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций. Кроме того, рассмотрев во втором чтении поправки по вопросам ЖКХ, Сенат направил их в Мажилис со своими корректировками.

Автор:
Лаура Тусупбекова
15:17 , 18 Октября 2019
0
287
Подписка

Популярное