​Химия ответственности

…Навстречу мне с кресла в лобби отеля поднимается высокий, крупный человек. Обмен приветствиями, живой взгляд, быстрая грамотная речь, и разговор активно перетек в русло любимого дела Мукаша Искандирова. Его дело – химия: почти 11 лет он работает в должности генерального директора ТОО «Казфосфат», лидера среди казахстанских химпредприятий.

– Во-первых, хотел бы отметить, что «Казфосфат» – горнодобывающая компания. Мы добываем фосфоритные руды, работаем на шести месторождениях. Мы – производители желтого фосфора, технических фосфатов и фосфорных минеральных удобрений. Сегодня «Казфосфат» – экспортная компания, мы продаем за пределами Казахстана не менее 93% своей продукции. А если вернуться в памяти на 15–16 лет назад, то, скажу я вам, картина на предприятии была мало радующая. Надо было перевес­ти на рыночные рельсы компанию, имевшую совсем другой экономический уклад, ориентированную на плановую экономику, сбыт в рамках бывшей советской страны. И это оказалось очень непросто, – рассказывает Мукаш Зулкарнаевич.

Рассказывает с волнением, будто вернулся в памяти в те годы, когда, по сути, вся экономика страны проходила некий водораздел… Болезненно, небыстро, но упорно двигалась и фосфорная подотрасль. Приходили и уходили управляющие, что-то получалось, что-то становилось очередным барьером. Случались в истории химпредприятий казахстанского юга и «коммерсанты от химии», способные лишь снимать сливки.

Но были и мощные руководители, как, например, историческая уже личность Мухан Атабаев, около двух десятков лет возглавлявший предприятия фосфорной подотрасли. Наш нынешний герой, как и Атабаев, в свое время окончил Казахский химико-технологический институт по специальности «технология неорганических веществ и минеральных удобрений». Мукаш Искандиров подчеркивает, что мощнейшая образовательная база, полученная в казахстанском вузе, – есть тот фундамент, на котором строится его опыт руководителя, фактически определившийся в двух экономических формациях.

– Нам, тогдашним студентам (выпуск 1982 года. – Ред.), преподаватели давали очень многое, из нас воспитывали инженеров-химиков, разбирающихся во множестве химических процессов, протекающих в разных средах, – вспоминает он.

Как правило, студенты тех времен часто вспоминают бытовавшее в практической инженерной среде выражение «пришли на производство – забудьте все, чему учили вас в институте». Однако в нашем случае выдалось действо иного порядка. Заложенная преподавателями база знаний, напитываясь практическим опытом, взрастила в Мукаше Искандирове химию очень важного и редкостно целевого уровня. Химию ответственности.

Ответственность наш герой чувствует особо, причем за все, что входило и входит в его ведение. Практический опыт инженер-химик Мукаш Искандиров получал, работая мастером смены цеха желтого фосфора в Джамбуле (ныне город Тараз. – Ред.) на Новоджамбулском фосфорном заводе. Оттуда тоже идут знания о том, сколь осторожным следует быть каждому сотруднику химпроизводства, поскольку желтый фосфор ядовит и огнеопасен. Там, на НДФЗ, стало понятно, что зеленая зона вокруг подобных предприятий не для красоты, а ради сохранения здоровья сотрудников. Но к этому мы еще вернемся вместе с нашим героем…

А пока Искандиров вспоминает о времени, когда в независимом Казахстане химическая промышленность начала вставать на ноги. Ситуация на производстве относительно нормализовалась, и понадобилось искать рынки сбыта. Где? Как вывес­ти предприятие на внешние рынки, к которым хоть и относятся бывшие постсоветские страны, но даже они не готовы ждать становления «Казфосфата». Китай? Так эта страна и сама производила и производит желтый фосфор. О том, чтобы поставлять продукт в Евросоюз, а то и в США, задумываться задумывались, но как это сделать на практике?

В дело включилась искандировская «химия ответственности». Так, с 2001 года Мукаш Зулкарнаевич в качестве заместителя председателя правления ТОО «Казфосфат» по маркетингу и сбыту, а до того директора соответствующего департамента с небольшой по нынешним меркам штатных расписаний маркетинговой службой искал свободные ниши рынка, рассчитывал удобную и малозатратную логистику, анализировал дея­тельность схожих компаний, известных на мировом уровне.

– Самое главное – найти нишу для своей продукции. И непременно надо знать, насколько ты, как производитель определенного товара, конкурентоспособен. Кто умеет конкурировать, тот и будет торговать. Сейчас, с образованием Евразийского экономического союза, стало легче в плане присутствия наших товаров на рынке. Но выявился новый вопрос: в каком количестве должен производиться товар? Сколько его у нас купят? Да, мы продаем желтый фосфор в Евросоюз. В США даже. Значит, наш товар хорош. И конечно, мы стараемся исполнить для него соответствующую логистику. Продукт-то двойного назначения, для его транспортировки нужны особые условия, соответствующий надзор. И безоговорочное соблюдение сроков поставки, день в день, – поясняет он.

Беседуя с нашим героем, дополнительно убеждаюсь, что первому управленцу, каждому топ-менеджеру жизненно важен практический опыт. Генеральный директор ТОО «Казфосфат» производственную деятельность знает назубок и кадры подбирает подобные себе. Чтобы знать, сколько с кого спросить, расставляет на позиции сообразно талантам и опять же способности отвечать за работу.

– Как относитесь к ошибкам сотрудников, наверняка они бывают? – спрашиваю Мукаша Зулкарнаевича.

– Роковых у нас не бывает ошибок, – следует ответ. – А что-то иное можно преодолеть, исправить, обучить. Я не сторонник наказаний материального плана. Потому что, лишая сотрудника за ошибку части причитающейся выплаты, я накажу вместе с ним его семью. А разве это по-человечески? Я стараюсь найти другие подходы. Мы учим, предупреждаем, разъясняем. Если безрезультатно, то только тогда говорим об увольнении.

Что же, позиция генерального понятная. Как и мера его ответственности. Как и приоритеты устойчивого производства, зависящего не от него одного. Потому что, какой бы устойчиво ответственный ни был первый руководитель, охватить все и вся человек не может. Ему надо отдыхать.

Отдыхает ли Искандиров? Видимо, да. Особо на этот счет не распространялся. Как и совсем мало рассказал о семье.

– Бережете близких? – не устояла я.

– Берегу. Семья – самое ценное. Двое взрослых детей и девять внуков. Это мой надежный тыл, мой цветущий сад, моя опора, – отвечает Мукаш Зулкарнаевич.

Куда больше он рассказал о том, как организован отдых на его предприятии для сотрудников. Вспомнил о благоустройстве территории завода, за что его в регионе прозвали главным агрономом «Казфосфата»; о профилактории «Коктал» для оздоровления работников и их семей; оздоровительном летнем лагере «Жулдыз», принимающем за сезон 1 000 детей; о непременных трудовых отпусках; о спортивных праздниках и многом другом. О том, что сейчас стало модно называть со­циальной ответственностью бизнеса. А у Искандирова она в крови, его, специальная, «химическая».

Потому самым важным наш герой считает работу. Поскольку именно «Казфосфат» дает социальную уверенность жителям региона. Генеральный – за непременное сохранение рабочих мест, за увеличение зарплаты при возможности, за сменяемость кадров, за строительство жилья и общежитий. Кстати, о последних. Не каждое предприятие нынче строит жилье молодым специалистам. «Казфосфат» это делает. И здесь срабатывает химия ответственности: еще в 2011 году в эксплуатацию введено общежитие для молодых работников на 52 жилые секции.

Вот и получается, что, обеспечивая сегодня работой несколько тысяч человек (на сайте компании указано, что более 6 тыс. – Ред.), осваивая многомиллиардные объемы, Мукаш Искандиров напрямую участвует в жизнедеятельности областного центра, городов Каратау, Жанатаса. Отнюдь не случайно и без лоббирования кандидатуры местной властью он стал депутатом областного маслихата. А еще всевозможные комиссии, ассоциации, региональная палата предпринимателей, партия «Нур Отан»… Практически весь регион знает Мукаша Искандирова в лицо. И очень многое – о его работе на пос­ту генерального ТОО «Казфосфат».

– Кризис мы преодолеем. Наш Президент всегда говорит, что в такие времена следует начинать крупные проекты, они придадут экономике импульс. И мы, следуя в фарватере Нурсултана Назарбаева, решили написать для «Казфосфата» новую стратегию действий. Над чем и работаем, – продолжает он.

Кстати, в официальной информации на сайте компании указано, что у нее есть план модернизации компании до 2020 года. Там же, на активно обновляющемся сайте, говорится о производстве фосфорных минеральных удобрений. Сам Искандиров в одном из интервью республиканским СМИ говорил, что объем этого производства должен достичь 1 млн тонн, что так необходимо для всех сельскохозяйственных земель Казахстана.

– Что касается применения удобрений, – рассказал он в нашей бедеседе, – то, думаю, надо спрашивать с сельскохозяйственных предприятий-землевладельцев. Контроль за плодородием почвы важен чрезвычайно. Будем вместе с Министерством сельского хозяйства менять психологию сельхозпроизводителей. Тогда существенно вырастут закупка и применение минеральных удобрений. Мы к этому готовы, – говорит гендиректор «Казфосфата».

В принципе, судя по глобальному рынку минудобрений, конкурировать сложно и по объемам, и по качеству. Статданные говорят, что, например Китай, являясь для казахстанской группы компаний потенциально выгодным, сам производит, экспортирует минудобрения, но и импортирует их. Согласно последним данным, интерес к казахстанской продукции проявляет Саудовская Аравия, там производством удобрений занимается госкомпания. Однако растет и число конкурентов: сооружается много новых мощностей в Северной Африке, Южной Америке, СНГ.

Как видим, отношения между игроками рынка чрезвычайно занимательно выстраиваются. Мукаш Искандиров в силу своей должности все это знает, отслеживая новости рынка при каждой возможности: в собственном офисе, при перелетах, в командировках, читая прессу и пользуясь Интернетом.

– Современный руководитель обязан многое успевать, – улыбаясь, говорит он.

Искандиров успевает. Так, под его руководством «Казфосфат» добился внедрения новых проектов, таких как очистка желтого фосфора от вредных примесей – органики и мышьяка, строительство производства пищевой кислоты мощностью 50 тыс. тонн в год, сооружение производства гранулированного триполифосфата натрия, реконструкция цеха ЭФК. Искандиров и его коллектив упорно работали, чтобы реализовать проект строительства серно-кислотной системы мощностью 600 тыс. тонн моногидрата в год на базе Таразского филиала ТОО «Казфосфат» «Минеральные удобрения», а также создать систему утилизации печного газа (СУПГ) в Жамбылском филиале ТОО «Казфосфат» (НДФЗ).

– Скажите, а все названные проекты группа компаний реализовывала самостоятельно или при прямой финансовой поддержке государства?

– Это были либо собственные средства компании, либо заемные, – комментирует без подробностей.

Что касается помощи государства в продвижении экспортной продукции, то и тут Мукаш Искандиров больше рассчитывает на само предприятие. Так должно быть, считает он.

– К тому же сейчас существуют государственные организации, которые помогают продвижению казахского экспорта, в том числе в рамках ВТО, – заявляет гендиректор «Казфосфата». – Для малого, среднего бизнеса, для сельскохозяйственных предприятий государство внедрило ак­туальные программы поддержки. Эти программы, как и соответствую­щие госорганы, оказывают немалую помощь, а все остальное зависит уже от конкурентоспособности. То же агропредприятие способно самостоятельно нарастить свою мощь. Смот­рите, без удобрений нет увеличения урожайности, сохранности и приумножения плодородия почвы. Поэтому мы настроены еще больше продвигать свою продукцию как на внутренний, казахстанский, рынок, хотя он и малоемкий, так и на внешние рынки – в страны СНГ, Китай, государства Евросоюза.

…Мы начали беседу с Мукашем Искандировым с преодоленных проб­лем дела его жизни – фосфорной подотрасли, а заканчиваем глубинным смыслом слова из лексикона производственников и аграриев – удобрения. Он, обладая точным и образным языком эрудита, считает, что каждое дело должно быть удоб­рено химией ответственности. Тогда будет толк. 

Автор: Ирина НОС