Свежий выпуск

Энергетика Казахстана и ее перспективы

Развитие экономики любого государства во многом зависит от состояния энергетики и ее ресурсов: нефти, газа, угля, урана, других видов энергоносителей.

При их наличии рост экономических показателей, естественно, будет более заметным в сравнении со странами, не имеющими подобных ресурсов. Правда, при условии, если эти богатства недр используются максимально эффективно.

Применительно к Казахстану, который при союзном государстве выступал его сырьевым придатком, следует сказать, что и сегодня, несмотря на две пятилетки индустриализации, бюджет республики по-прежнему зависит от мировых цен на сырье.

Да, мы гордимся и, наверное, небезосновательно, добываемыми миллионами тонн или баррелей того или иного вида энергоносителей, а вот куда они уходят, где и в каких целях используются, мало кого интересует. Между тем нужно хорошо понимать, что не сегодня так завтра-послезавтра органичес­кие ресурсы будут исчерпаны. Не случайно в качестве ключевых индустриальных трендов в стране и мире сегодня выдвигаются такие понятия, как ресурсосбережение, высокий передел, комплексная переработка сырья.

И вот тут я хотел бы подчерк­нуть: свою неоспоримую роль должна сыграть энергетика, в том числе –электроэнергетика Казахстана, способная стать драйвером диверсификации отечественной экономики, ее технологического прорыва.

В стране одобрена концепция перехода к «зеленой» экономике, базирующейся на «зеленой» энергетике. Проблемам энергии будущего была посвящена состоявшаяся в казахстанской столице Международная специализированная выставка «ЭКСПО-2017».

Приняты законы и подзаконные акты для всеобщей и повсе­местной реализации планов развития и строительства объектов ВИЭ, в том числе Закон РК «О поддержке использования ВИЭ (возобновляемых источников энергии)» (2009 г.), новый Закон РК «Об энергосбережении и повышении энергоэффективности» (2012 г.). Определены целевые индикаторы развития сектора ВИЭ, предполагающие доведение доли ВИЭ к 2030 году до 10%, а к 2050 году – до 50% от совокупного энергопотребления страны.

Первым шагом к экологически чистой и ресурсосберегающей энергетике стала программа по развитию ВИЭ – возобновляемых источников энергии. Уже имеются действующие проекты солнечных и ветряных электростанций в Туркестанской, Восточно-Казахстанской, Алматинской, Жамбылской областях.

В настоящее время началась разработка предТЭО строительства каскада ГЭС на среднем течении реки Угам в Казыгуртском районе Туркестанской области.

В августе 2019 года также была запущена малая ГЭС «Кенес-1» мощностью 2,5 МВт (проектная 3,75) на реке Сайрамсу в Толебииском районе. Ведутся проектные работы для МГЭС «Кенес-2» и ряда других проектов малых ГЭС на реках Аксу, Арысь, Каскасу. Осуществляется строительство Отрарской солнечной электростанции.

Здесь уместно напомнить, что технически возможный гидропотенциал альтернативной энергетики Казахстана оценивается в 62 млрд кВт⋅ч в год, а ветро­энергетики даже больше – около 92 млрд кВт⋅ч. Того же порядка потенциал солнечной энергии, особенно на юге.

По данным Минэнерго РК, проектная мощность всех генерирующих источников электро­энергии в республике на сегодня составляет около 20 тыс., а располагаемая мощность – около 15 тыс. МВт, чего на сегодня и среднесрочную перспективу более чем достаточно. Особенно если учесть тенденцию к внедрению энергосберегающих технологий в промышленности.

Так, в производстве рудных концентратов и металлов наб­людается постепенный отказ от экологически опасных пирометаллургических переделов в пользу гидрометаллургии.

Однако не следует забывать, что до 70% всех генерирующих источников в Казахстане работает на угле. В основном они используют низкоэффективные по нынешним меркам советские котлоагрегаты, КПД которых не превышает 30%. Это оборудование проектировалось под конкретные угольные месторождения.

Так, самые крупные в респуб­лике электростанции ЭТЭКа (Экибастузского топливно-энергетического комплекса) были предназначены для работы на высокозольном экибастузском угле, дающем большие выбросы парниковых газов и двуокиси углерода, которых на порядок меньше в зонах с низкозольными параметрами каменного топлива.

Следует подчеркнуть, что высокозольные угли российского Кузбасса и нашего ЭТЭКа проектировщиками бывшего СССР были определены в качестве топлива для большинства ТЭЦ в крупных областных городах республики. Считалось, что эти угли дешевле, а значит, их массовое сжигание принесет государственной казне весомую прибыль. Такой момент, как ущерб экологии, в те времена экономистами в расчет не принимался.

В результате Казахстан очутился на 22-м месте в мире по выбросам углекислого газа в атмосферу с ежегодным объемом в 293 мегатонн, из них 180 мегатонн дает сжигание угля. В какой-то мере создавшее положение предоп­ределено минерально-сырьевой базой республики, в которой реальных угольных запасов достаточно для их добычи в нынешнем объеме еще в течение 300 лет.

При таком раскладе процесс декарбонизации казахстанской экономики представляется дос­таточно длительным – до
20–30 лет – этапом технологической трансформации. Однако фактически он уже начат строительством магистрального газопровода «Сарыарка» и планами по переводу ряда крупнейших ТЭЦ на голубое топливо. Однако это только первый шаг.

Необходимо продолжать разработку и внедрение технологий, связанных с обогащением угля, его глубокой переработки, позволяющей получать из этого ценного химического сырья спецкокс, каменную смолу, угольный газ.

Помнится, на исходе 90-х годов прошлого века в павлодарском Прииртышье шли опыты по созданию так называемого эковута – жидкого экологичного топлива для ТЭЦ на основе угля и отходов нефти. Заявлялись также масштабные проекты китайских инвесторов по созданию в Карагандинском регионе предприятий, которые на основе местных углей будут выпускать моторное горючее. Полагаю, к этим инициативам нужно вернуться и поддержать их, возможно, в рамках ГЧП.

А в среднесрочной перспективе необходимо принять стратегию постепенного отхода от угля как топлива, оставляя за ним роль сырья для коксохима, нефтехимической и химической промышленности. И хорошо бы этот процесс увязать с программами внедрения ВИЭ, чтобы не остаться в стороне от общемирового технологического развития.

Наконец, третий момент. Сегодня мы просто обязаны заняться вопросами энергосбережения, которое является важной составляющей диверсификации всей экономики страны, охватывает отрасли с высокой энергоем­костью. Кстати, по данному показателю республика двукратно превышает среднемировые индикаторы, в четыре раза – страны ОЭСР, а в СНГ находится на пятом месте.

То есть у Казахстана огромный потенциал энергосбережения, есть все предпосылки законодательного плана. Принят, как уже было упомянуто выше, новый Закон РК «Об энергосбережении и повышении энергоэффективности».

Утверждены необходимые нормативно-правовые акты, сформирован Государственный энергетический реестр, (ГЭР), включающий около 12 тыс. субъек­тов, создан Институт развития электро­энергетики и энергосбережения, внедрены Карта энергоэффективности, энергетический аудит и другие энергосберегающие инст­рументы и механизмы.

Каждый год в Карту энергоэффективности включаются проекты на общую сумму около 40–45 млрд тенге. Реестр отечест­венных производителей и пос­тавщиков энергосберегающих материалов, оборудования и технологий регулярно пополняется и на сегодня состоит из 182 субъектов.

Заключаются меморандумы о сотрудничестве с энергосервисными компаниями, исследовательскими институтами и другими организациями в сфере энергосбережения и повышения энергоэффективности. На сегодня по результатам принятых мер энергоемкость ВВП (за 2018 г.) снижена на 21,6 % к уровню 2008 года. При поддерж­ке Всемирного банка, Германского энергетического агентства Dena, ЕБРР, АБР и Программы развития ООН осуществлен ряд пилотных проектов, связанных, в частности, с повышением энергоэффективности объектов социального значения (школ, больниц, детских садов), внедрением энергоменеджмента в регионах, включая стандарты, сертификацию и маркировку энергоэффективности электрических бытовых приборов и оборудования.

Перечисленные выше меры позволят практически каждой из отраслей казахстанской экономики добиться снижения энергоемкости и достичь ее уменьшения в ВВП на 25% к 2025 году.

Поскольку энергосбережение и энергоэффективность являются одними из основных индикаторов развития и диверсификации экономики страны, необходимо определить их как категорию экономическую.

На сегодня экономика страны претерпевает непростые времена, связанные с распространением коронавируса и его последствиями, что требует пересмотра целевых показателей для каждой отрасли, актуализации планов и программ на среднесрочную и долгосрочную перспективу.

В связи с этим Главой государства Касым-Жомартом Токаевым четко определены основные нап­равления развития экономики, обозначены приоритеты, один из которых касается развития «зеленой» экономики и его базового элемента – экологически чистой энергетики. В связи с этим видится целесообразным повсеместное, по отраслям и регионам, исполнение ранее разработанных и ныне актуализированных прог­рамм энергосбережения с проведением энергоаудита и других плановых мероприятий, которые приведут нас к достижению высоких целевых показателей экономического развития страны.

Автор:
Махсут Ордабаев, заслуженный энергетик СНГ и Республики Казахстан
11:50 , 4 Августа 2020
0
990
Подписка

Популярное