Свежий выпуск

Что любит палочка Коха?

Введение карантина и режима ЧП привело к прекращению плановых флюорографических обследований граждан, позволяющих выявить заболевание туберкулезом на ранней стадии. Чем это может грозить?

С апреля во всех поликлиниках приостановлены массовые скрининговые обследования среди населения, отменены и передвижные флюорографичес­кие. Не проводится туберкулинодиагностика среди детей. И конечно же, это сразу повлияло на выявляемость туберкулеза. Сейчас данный показатель на 1 000 обследованных граждан составляет 1,1 случая вместо привычных трех.

Между тем главный врач областного центра фтизиопульмонологии Болатхан Сагимбеков подчеркивает: актуальность туберкулеза по-прежнему высока и столь длительный перерыв в проведении скрининга в состоянии привести к росту заболеваемости. При этом нужно помнить, что данная инфекция передается воздушно-капельным путем, а потому гражданам следует соблюдать определенные санитарные правила.

– Что любит палочка Коха? – задает вопрос Болатхан Сагимбеков и сам же на него отвечает. – Антисанитарию, неграмотных медработников и безответственных пациентов. Если медик не смог распознать туберкулез и назначил не то лечение, жди очага инфекции. В то же время элементарное проветривание помещения убивает палочку Коха, тем самым доказывая необходимость строго следовать правилам санитарной и личной гигиены.

Туберкулез в современной медицине отлично поддается лечению. Особенно если его выяв­ляют на ранних стадиях и при условии, что больной строго следует назначениям врача. И напротив, если человека не лечить, болезнь переходит из одной формы в другую – более тяжелую.

Системный подход, направленный на снижение туберкулеза среди населения, предпринимаемый в последние несколько лет, позволил стабилизировать и улучшить эпидемиологичес­кую ситуацию. В 2018 году ВОЗ начала реализацию пилотного проекта в ряде городов Казах­стана, предложив ряд новых медицинских препаратов, которые вдвое сокращают время излечения тяжелых пациентов. А для полного выздоровления на тот момент требовалось порой от двух до трех лет.

Столь длительный лечебный марафон в состоянии выдержать далеко не все пациенты, сходя с дистанции, как только становится чуть легче. Именно поэтому в нашей стране всегда были и есть специализированные учреждения по лечению туберкулезных больных, в которых проводится принудительное лечение по решению суда.

Эффект новых препаратов, рекомендованных ВОЗ, оказался очевиден. Сейчас они используются повсеместно, позволяя пациентам не тратить на лечение годы. К тому же, если человек на ранней стадии заболевания обратился в лечебное учреждение, и у него диагностировали туберкулез, он имеет большой шанс выздороветь.

Противотуберкулезных препаратов сейчас достаточно, да и лечат эту болезнь у нас за счет гарантированной бесплатной медицинской помощи. Врачи активно используют современное оборудование, новейшие методы исследования и обследования.

В Областном центре фтизиопульмонологии есть бактериологическая лаборатория и 19 микроскопических лабораторий в поликлиниках сети ПМСП. Для диагностики туберкулеза используются методы, рекомендованные ВОЗ, такие как микроскопия, бактериологические посевы на Левенштейна-Йенсена и
БАКТЕК, молекулярно-генетичес­кие исследования. Для своевременного выявления лекарственно-устойчивых форм туберкулеза внедрены ускоренные методы диагностики.

К тому же, государство поддерживает туберкулезных больных, выделяя им социальную помощь. Больше половины среди них – мужчины, которым необходимо кормить семью. Поэтому некоторые, заболев, не спешат вылечиться, а пытаются по-прежнему работать, загоняя болезнь внутрь и подвергая риску тех, кто находится рядом.

Пять лет назад таких больных начали поддерживать, выплачивая из бюджета социальную помощь.

– Поначалу ее давали периодически, пару раз в год, потом раз в квартал, – рассказывает Болат­хан Сагимбеков. – Последние три года – регулярно. Еще время от времени выдают дополнительный продуктовый паек, что тоже дисциплинирует пациентов. При этом больные обязаны не нарушать алгоритм лечения, регулярно принимая лекарства. Если раньше для этого они приходили в лечебное учреждение, то теперь врачи осуществляют онлайн-контроль.

Объем денежных средств с 5 МРП в 2014 году увеличился до 12 МРП. В среднем ежемесячно 1 200 пациентам в Шымкенте и Туркестанской области перечисляются денежные средства в размере от 13 255 тенге до 27 810 тенге.

Соцподдержка оказалась лучшим мотиватором. Если еще каких-то 5 лет назад в отделение принудительного лечения ежегодно оформлялись до 300 пациентов, то после введения мер социальной помощи их число значительно сократилось. В прошлом году таких зарегистрировано 33 человека, а за 5 месяцев текущего – 10. Как результат, специальное отделение в Сайраме сократилось со 100 до 45 коек.

В 2014-м, когда в Казахстане приступили к реализации Комп­лексного плана по борьбе с туберкулезом на 2014–2020 годы, в целом по области для туберкулезных больных было выделено порядка 1 тыс. койко-мест. Применение единых подходов в диагностике и лечении, внедрение мировых стандартов и протокола лечения позволили снизить заболеваемость.

Болатхан Салыбекович рассказывает, что на тот момент в противотуберкулезном диспансере не было оборудования, позволяю­щего определить тип туберкулеза у отдельно взятого пациента. В итоге лечение порой проводилось совсем не теми препаратами, отсюда и недостаточная его эффективность, заставляющая пациентов годами находиться в стационаре.

Внедрение стандартов ВОЗ изменило тактику и стратегию. Сейчас пациентов в центре фтизиопульмонологии разделили, чтобы больные одним типом туберкулеза не контактировали с другими. У них даже прогулочные зоны разные. Стало очевидно также, что совсем не обязательно госпитализировать всех. Если человек не опасен для окружающих, он может лечиться дома при условии выполнения назначений врача.

Новые подходы в лечении туберкулеза показали хорошие результаты. По стандарту ВОЗ на 100 тыс. человек должно быть не более 50 туберкулезных больных. В Туркестанской области данный показатель сейчас на уровне 37, в Шымкенте – 41. Число повторно заболевших граждан не должно превышать 20%.

В среднем по Казахстану таких 30%, и на этом фоне Туркестанская область с 16% и Шымкент с 20% выглядят весьма оптимистично. Для сравнения: в Кызылординской области данный показатель составляет 55%, в Атырау – 40%.

– В среднем пациенты сейчас находятся в стационаре на лечении до ста дней, – говорит Болатхан Сагимбеков. – Раньше этот показатель был как минимум в два раза больше. Отсюда и сокращение койко-мест с 1 010 до 395. При этом примерно полсотни коек всегда пустует, находясь в резерве. Во всех городах и районах области закрыли противотуберкулезные диспансеры. Остались только туберкулезные кабинеты, в которых врач-фтизиатр консультирует людей. Здесь же наблюдаются больные, получившие назначение в больнице и продолжающие лечение на дому.

Одним из индикаторов сущест­венного улучшения эпидситуации по туберкулезу может служить тот факт, что еще лет 10 назад в казахстанских колониях отмечалось массовое заболевание туберкулезом. Последние два года в пенитенциарных учреждениях Шымкента и Туркестанской облас­ти такие больные практически не встречаются.

Специализированную колонию в Шымкенте закрыли, она осталась только в Караганде.

Каждый здоровый человек обязан раз в год пройти бесплатное флюорографическое обследование. Но еще встречают­ся граж­дане, которые не переступали порог поликлиники по 5–6 лет. Такая безответственность по отношению к собственному здоровью оборачивается длительным и дорогостоящим многомесячным лечением. Между тем первые признаки туберкулеза – кашель, продолжающийся более трех недель, слабость, потливость, похудение, потеря аппетита – каждый человек в состоянии распознать сам.

И незамедлительно обратиться за медицинской помощью, не опасаясь стигмы. Сотрудники областного центра фтизиопульмонологии акцентируют внимание на том, что от одного чиха туберкулез не передается, иначе все 900 сотрудников давно бы заразились.

Если соблюдать санитарные нормы, правила личной гигиены, то болезнь обойдет стороной. Эти же меры предписывает и пандемия коронавируса. Даже ношение маски снижает риск заболеть.

Медперсонал учреждения мас­ки с высокой степенью защиты носит всегда. Точно так же всегда до минимума они стараются свести контакты пациентов и их родственников. При этом все имеют возможность общаться с лечащим врачом и заведующим отделением, чтобы получить дос­товерную информацию о сос­тоянии и ходе лечения близкого им человека.

Это позволяет прервать цепочку распространения инфекции, хотя полностью избежать подобных случаев в быту не удается. На днях в центр госпитализировали 10-месячного ребенка, которого инфицировала туберкулезом мама. При обследовании выяснилось, что у малыша еще и COVID-19. Таков своеобразный «подарок» от бабушки, побывавшей на семейном торжестве у родственников.

Так безответственность взрос­лых привела к возникновению целого букета болезней у ребенка. К счастью, оперативно установленный диагноз позволил излечить его от коронавирусной инфекции, и сейчас малыш продолжает лечение от туберкулеза.

– Для медработников тактика выявления COVID-19 и туберкулеза схожи, поскольку оба заболевания – инфекционные, – говорит Болатхан Сагимбеков. – Есть больной, есть контактные, есть окружение и есть определенный алгоритм действий. И в том, и в другом случае необходимо изолировать больного, прекратить все контакты с окружающими, а мед­работники обязаны соблюдать меры предосторожности. Холеру, оспу, сибирскую язву и прочие особо опасные инфекционные заболевания человечество научилось лечить. Стабилизируется и ситуация с коронавирусной инфекцией. Тактика для медиков и населения при всех инфекциях одна и та же. Важно не терять бдительности и быть при этом социально ответственными.

Автор:
Любовь Доброта, Туркестанская область
12:22 , 30 Июня 2020
0
2013
Подписка

Популярное