Свежий выпуск

Чревато потерей преемственности

Предложение об увеличении сроков грантового финансирования науки до 5 лет, озвученное Президентом Казахстана Касым-Жомартом Токаевым в Послании народу страны, является своевременным и выверенным решением, считает доктор сельскохозяйственных наук, профессор Болатхан Махатов.

По мнению ученого, фундаментальные и прикладные исследования представляют собой условное деление, тем более в аграрной науке. Допус­тим, когда в растениеводстве и животноводстве выводятся новые сорта и породы – относить эти работы к абсолютно прикладной науке неправильно. Данные исследования носят длительный характер. К примеру, животноводческая наука, в отличие от других, логически продолжается в условиях хозяйств, начиная с фундаментальных исследований. Поэтому разделять эти две сферы, как считает Болатхан Махатов, нет необходимости.

Если прервать технологичес­кую цепочку процесса сталеварения, рассуждает он, придется возвращаться заново к истокам. То же самое происходит и в селекционном процессе.

– Представьте такую ситуацию: объявляется конкурс на программно-целевое финансирование, начинается экспериментальная часть, проходят сроки, а ученые успели только заложить первые опыты, еще не получив окончательных результатов. Точно так же и в животноводстве: чтобы получить молодняк и проверить, какие признаки родителей передались потомству, необходимо как минимум 5 лет. Чтобы оценить качества, указывающие на наличие высокой продуктивности, 3 лет явно недостаточно, – считает профессор.

Три года ученый проводит экспериментальные исследования, затем объявляется новый конкурс и, если на этом этапе проект по каким-то формальным признакам отсеивается, тема остается незавершенной.

– Получается, что государство 3 года впустую тратило средства. Хотя над проектом работал целый коллектив ученых, и в перспективе он мог бы принес­ти большую экономическую отдачу. Надо признать, что такое программно-целевое финансирование научных исследований не было нацелено на конечный результат, а привязывалось к формированию трехлетнего государственного бюджета. Данная практика привела к тому, что все научно-исследовательские работы стали иметь трехлетнюю продолжительность, при этом научное содержание ушло на второй план, – говорит Болатхан Махатов.

По его словам, 5 лет – необходимый срок, чтобы довести исследования до логического завершения. Между тем сегодня ученые увлеклись внедрением научных разработок. Это правильно и нужно, но в погоне за практикой, по сути дела, перес­тали работать на «полку», то есть над созданием запаса фундаментальных исследований для будущих поколений.

На вопрос о внедрении в прак­тику новых технологий, их вост­ребованности и экономической эффективности профессор отметил, что на сегодня это один из актуальных вопросов аграрной науки и сельского хозяйства. Если рассматривать биотехнологическую науку в области животноводства – это в первую очередь генная инженерия, поиск генов и использование генетических маркеров, ответственных за тот или иной продуктивный признак, раннее прогнозирование высокой продуктивности у потомства.

– Не всегда ген высокой продуктивности отца может передаваться потомству. Не поставив опыт, нельзя быть уверенным в чистоте эксперимента и считать исследование завершенным. Второе направление – это трансплантация эмбрионов. Самка в течение жизни может продуцировать яйцеклетки в сотни раз больше, чем может произвести потомство. К примеру, обычная корова за свою репродуктивную жизнь дает семь, редко десять телят. Если мы будем ее использовать в качестве донора по получению яйцеклеток, сможем получить несколько тысяч эмбрионов. Дальше подыскиваются реципиенты, вынашивающие эмбрионы от высокопродуктивной коровы. Используя биотехнологии в воспроизводстве потомства, можно в разы увеличить количество племенных животных, кроме того, получать молодняк желаемого пола и контролировать распространение болезней, которые исключаются при оплодотворении через эмбрионы. Использование биотехнологических методов пересадки эмбрионов позволяет ускорить создание новых пород, – пояснил ученый.

Биотехнологии играют большую роль и в пищевой промышленности. Ученые выяснили, что в Казахстане более 1 тыс. видов пригодных для приготовления пищи растений. Между тем человечество выращивает около десятка традиционных культур. В данной сфере имеются огромные перспективы для проведения научных исследований и внедрения их в практику.

Однако реально ли сегодня внедрение таких технологий в сельское хозяйство? Как отмечает эксперт, к сожалению, 70–80% сельхозтоваропроизводителей в Казахстане представляют мелкие фермерские хозяйства, которые не могут себе позволить использование современных технологий. Соответственно, их доступность возрастет в случае кооперации последних.

Профессор обратил также внимание еще на одну проблему. В Послании Президента прозвучало предложение о необходимости обеспечить ведущих ученых страны базовым финансированием, однако экс­перт считает это половинчатым решением. К ведущим ученым относятся в основном заведую­щие крупными лабораториями, отделами в научно-исследовательских центрах. В случае же, если коллектив не выиграл грант, как быть с младшим научным персоналом, который также принимал участие в предыдущих проектах? Как можно удержать молодых ученых без базового финансирования? Его отсутствие чревато потерей преемственности в науке, а к чему это может привести, думается, объяснять не нужно.

Автор:
Айгуль Турысбекова, Алматы
01:53 , 14 Октября 2021
0
294
Подписка

Популярное