Свежий выпуск

Безработица: реалии и прогнозы

Согласно апрельской статистике Международной организации труда совсем или частично прекратить из-за коронавируса работу пришлось 81% граждан в мире. А как ситуация обстоит в Казахстане?

По данным Комитета по ста­тис­тике МНЭ РК, по итогам первого квартала 2020 года уровень безработицы в респуб­лике составил 4,8%. Всего в категории безработных значились на соответствующий период 442 409 казахстанцев.

– Самый низкий уровень безработицы зарегистрирован в Алматинской и Акмолинской областях (4,7%) и в Караганде – 4,4%. В Алматы данный показатель значительно выше и составляет 5,1%. В Туркестанской области и в Шымкенте – 5%, – рассказал директор департамента занятости населения МТСЗН РК Ерболат Абулхатин.

Есть и другие цифры статис­тики. Среди мужчин безработных 4,3%, среди женщин – 5,3%. Больно ударила ситуация и по представителям молодого поколения. В процент­ном отношении молодежная безработица достигла 3,8%, в поисках работы находятся около 80 тыс. человек.

По оценочным данным Комитета по статистике, безработных среди городских жителей больше, чем среди сельских – 4,9 и 4,7% соответственно.

– Существует и скрытая безработица. Есть, к примеру, люди, которые фактически не работают, но не нуждаются в средст­вах, так как живут за счет родст­венников. Есть самозанятое население – те же таксисты, грузчики на рынках. Они имеют доход, но свою деятельность официально не регистрируют. Еще одна проблема – теневая занятость. Значительная часть работников трудится без трудовых договоров, не платит налоги, – поясняет Ерболат Абулхатин.

По его мнению, из-за введения карантинных мер прогноз по рынку труда в республике пока пессимистичный.

– Многие организации и предприятия приостанавливали работу, причем основной удар пришелся по сфере услуг. Да, сейчас есть послабление режима, но быстро восстановить позиции вряд ли получится. Думаю, к концу года безработица составит около 7% с учетом того, что не все успеют выйти на рынок труда. Впрочем, оптимизм вызывают меры, принимаемые в данной сфере государством, – отмечает Ерболат Абулхатин.

По его словам, рынок труда не статичный, и ситуация здесь меняется ежедневно, а подчас ежечасно.

– Происходит постоянное движение кадров: кто-то убывает, кто-то прибывает. Кроме того, ежегодно на рынок труда приходят новые работники. Например, в июле нынешнего года на нем окажутся около 200 тысяч выпускников вузов. Часть из них найдет работу, а часть придет в центры занятости и зарегистрируется в качестве безработных. По нашим данным, к концу 2020 года от 400 до 700 тысяч казахстанцев будут зарегистрированы в качестве ищущих работу, – объяснил он.

Что касается принимаемых государством мер, то на первое место специалисты ставят разработанную по поручению Президента страны «Дорожную карту занятости» на 2020–2021 годы.

– Одно из условий программы заключается в том, что 50% граж­дан должны будут получить работу по направлению центров занятости. Кроме того, реализуется госпрограмма «Еңбек», по ней мерами содействия занятости намечено охватить около 600 тысяч человек. В целом, учитывая все действую­щие гос­программы, включая «Нұрлы жол», «Агробизнес», «Дорожная карта бизнеса-2020», государство планирует занять работой 1 миллион 220 тысяч человек, – отмечает Ерболат Абулхатин.

Пандемия перевернула представления многих работодателей об организации процесса труда в офисах. Многие работники перешли на дистанционный формат работы.

– Плюсы дистанционки – свободный график работы. Человек может за полдня сделать дневной объем работы, а остальное время посвятить семье, искусст­ву, творчеству. Это позволит «не привязываться» к офису и к конкретному работодателю. Кроме того, человек может полдня работать у одного работодателя, полдня – у другого. Конечно, есть профессии, которые не позволяют работать дистанционно. Но все, что связано с цифровизацией, технологиями, будет уходить на «удаленку», – считает Ерболат Абулхатин.

К плюсам дистанционки можно отнести и то, что повышается эффективность работы. Сотрудник не тратит время на поездки в офис и обратно, особенно это актуально для мегаполисов.

Однако не все так гладко. В Минтруда считают, что на «удаленке» сложно проконтролировать соблюдение трудовых прав работника, например, безопасность условий труда. Кроме того, рабочий день растягивается. Работодатель считает, что его сотрудник все равно сидит дома, и может дать задание во внерабочее время. Также дистанционка разрушает социальные связи внутри коллектива, человек замыкается.

– В Казахстане в период режима ЧП удаленно работали люди искусства, художники, журналисты, представители IT-сферы. Но у нас есть и работники, которые способны выполнять свои обязанности, только находясь на рабочем месте. Для таких устанавливался сокращенный рабочий день, либо они отправлялись в отпуска без сохранения заработной платы, либо находились в так называемом «простое», – рассказал спикер.

По его словам, после объявления режима чрезвычайного положения около 60 тыс. работников в Казахстане перешли на гибкий режим рабочего времени. Из них около 9 тыс. работали в режиме неполного рабочего времени, 37 тыс. находились в отпусках без сохранения заработной платы.

Автор:
Дастан Куттыбаев
12:04 , 25 Мая 2020
0
369
Подписка

Популярное