Главная страница

Золотая россыпь средневековья

Туркестанская археологическая экспедиция обнаружила на городище Культобе клад, ставший отличным подарком для профессионального сообщества и любителей истории ко Дню археолога, который сегодня отмечается в нашей стране.

Известный археолог Ербулат Смагулов рассказал о ценной находке и ее значении для исследователей древности.

– С весны нынешнего года Научно-исследовательский институт культуры проводит в Туркестане широкомасштабные археологичес­кие раскопки, – говорит Ербулат Смагулов. – При расчистке строений древнейшей цитадели городища Культобе, где локализуется средневековый город Ясы, обнаружен небольшой клад древних ювелирных изделий. Похоже, это ровно тот случай, когда «мал золотник, да дорог». Дело в том, что золотые серьги, а в кладе их оказалось целых 5 штук, определяют и уточняют датировку последнего этапа существования древней цитадели.

– Ербулат Акижанович, при каких обстоятельствах был найден этот золотой клад и насколько он интересен с научной точки зрения?

– Строго говоря, эта находка, как мы считаем, собственно, и не клад вовсе. Словари трактуют понятие клада как намеренно сокрытого сокровища. В данном же случае мы имеем дело совсем с другим явлением, и находка эта в древних слоях застройки цитадели Ясы на городище Культобе – не такое уж неожиданное событие. Мы ждали чего-то подобного.

Дело в том, что уже несколько сезонов мы постепенно расчищаем архитектурный комплекс цитадели древнего Ясы. Как оказалось, застройку цитадели сос­тавляют постройки, которые, как представляется, могли иметь культовое назначение. Главный замок цитадели имеет форму равностороннего креста. В застройке внут­ренней территории цитадели, охваченной крепостной стеной в форме шестиугольника, пока расчищено несколько открытых, как мы полагаем, дворов, в которых стояли каркасно-столбовые построй­ки – круглые, в виде шат­ров. От них сохранились, конечно же, только регулярные отверстия в обмазанных глиной полах да в центре следы от очагов…

Представляете, внутри мощных крепостных стен из пахсы, внутри дворов, обведенных сырцовыми стенами, на фоне 2–3-этажного пахсового замка стояли каркасной конструкции шатры под матерчатыми или войлочными покрытия­ми… От поздних юрт их отличало то, что боковые опорные стойки стен вставлялись или вкапывались в расположенные по кругу отверстия в глиняном полу. Такая архитектурная ситуация говорит о том, что устроители цитадели, хотя и обладали ресурсами для возведения монументальных архитектурных сооружений, предпочитали жить, а скорее совершать определенные ритуалы жизненного цикла (свадьбы, рождение, возрастные инициации, похороны, поминки) в традиционных жилищах предков.

Можно предположить, что застрой­ка цитадели не предназначалась для «просто жизни». Здесь совершались обряды и ритуалы, поскольку это был сакральный центр некоего племенного объединения. Асов или ясов? Видимо, некоторые обряды сопровождались захоронениями особо ценных для участников действа вещей в виде даров высшим силам. Это вполне обычное дело в древних храмовых постройках, святилищах. Возможно, именно так и оказался в небольшой лунке в пахсовой стене двора завернутый в кожаный кошель набор атрибутов женского костюма: ожерелье из разнообразных бус, золотые серьги, инкрустированные камнями.

– Это первая для Вас столь ценная находка на Культобе? В чем ее значение?

– К счастью, это не первая и, будем надеяться, не последняя редкая находка из древних слоев Культобе. В прошлые годы, помнится, буквально в 25 метрах отсюда был найден внушительный дейст­вительно клад серебряных и медных монет второй половины XIII – начала XIV века. Он был обнаружен в слое пожаров и разрушений и таким образом маркировал культурный слой конца активной жизни этой цитадели. В первой половине следующего века город Ясы переместился на несколько сот метров к северу.

Но нынешняя находка происходит из древнего культурного слоя, старше слоя с монетным кладом более чем на тысячелетие! Сравнительный анализ формы золотых серег подтверждает нашу прежнюю датировку заключительного слоя древней цитадели Ясы – II–III веками нашей эры. Кстати, одна точно такая же золотая серьга была найдена нами в прошлом сезоне в другом месте этого слоя.

Поэтому время строительства древней цитадели теперь мы вполне убедительно можем датировать, самое позднее, первыми веками нашей эры. Будем надеяться, что дальнейшие расчистки еще более древних слоев под Культобе дадут нам находки, подтверждающие наши предположения.

– Получается, что находка, подобная нынешней, в Туркес­танской области не такое уж и редкое явление?

– Все зависит от терпения и… везения. Хотя при раскопках древних городов шансов наткнуться на драгоценные находки значительно меньше, чем при раскопках древних могил. Поэтому для нас всегда важен так называемый археологический контекст находки.

В древних захоронениях контекст вроде бы всегда один, и он кажется понятным обывателю: блестящее золото в лучшем виде сопровождает достойного человека в мир иной. При раскопках городов этот контекст всегда различен. Всякий раз его раз надо понять и правильно трактовать. Это может быть «потеряшка», случайно оказавшаяся в уличной пыли. Или дар богам в руинах храма. Или припрятанное в лихую годину все то, что было «нажито непосильным трудом»…

Например, при раскопках городища Сидак, это рядом с Туркестаном, где мы расчищали «храм предков», был найден кувшин с подобными женскими украшения­ми: множест­во разнообразных бус, амулетов, иранские халцедоновые геммы, золотые серьги, заколки… Понять, почему он оказался закопанным в суфу одного из храмовых помещений, помогла реконструкция сложного погребального обряда, практиковавшегося местными жителями в предисламское время, то есть в период V–VI веков.

– Может быть, у археологов уже есть предположения, как выглядел город Ясы в момент его зарождения?

– По нашим данным, полученным при исследовании древнейших слоев цитадели, город мог возникнуть изначально как небольшая крестоообразная в плане сырцово-пахсовая крепость. Она имела как минимум 2 этажа. Нам осталось расчистить лишь остатки первого цокольного этажа. Его планировку составляло длинное (до 19 метров) и узкое помещение, к середине которого с двух сторон пристроены 2 небольших квадратных помещения.

Между ними в толще глиняных стен арочные проходы, а перекрыты они были сводами. Их высота достигала 3,4 мет­ра. Наружные стороны образовавшихся четырех лучей были закруг­лены, и их пронизывали по 8 щелевидных бойниц. То есть по первому этажу это была небольшая крепость с мощными, высокими стенами. О планировке и назначении помещений верхнего этажа, а их могло быть и три, нам, к сожалению, ничего не известно.

Но достоверно известно, что пос­ле некоторого времени крепость эта была значительно расширена. С юго-восточной стороны к ней пристроен десяток помещений разного назначения. Они компоновались вокруг внутреннего открытого дворика. Так образовался укрепленный замок, который с течением времени оказался окружен пахсовой крепостной стеной. Ее толщина достигала 3 метров, а углы, похоже, были по 120°. Так образовалась мощная крепость-цитадель, вокруг которой стал складываться древний город. Как мы теперь достоверно знаем, происходило это в I–II веках.

Думаю, внешне город выглядел вполне тривиально: за высокими зубчатыми стенами виднелся высокий замок. Впрочем, новые раскопки вполне могут поменять эти представления.

– Ербулат Акижанович, часто ли случается, что по мере изучения археологического объекта меняется и представление архео­логов о нем?

– Нужно сказать, что наши конкретные знания напрямую зависят от масштабов проведенных раскопочных работ. Нам за несколько сезонов удалось вскрыть около половины площади древней цитадели и наметить остальную планировку. Ее перекрывает 4–5-метровый слой культурных отложений V–XIII веков, который придется методично вскрыть, если мы хотим иметь более полное представление о сложных процессах возникновения древних городов Казахстана.

Пока же мы толком не знаем даже того, что происходило за крепостными стенами цитадели. Необходимо расширять площадь раскопа. Продолжить исследование древнейших слоев города Ясы⁄Туркестана нужно хотя бы потому, что здесь уже есть солидный задел.

За время работы на объекте час­тично вскрыта пока древнейшая в Казахстане цитадель, по которой можно пройтись и заглянуть в замок первого века нашей эры. Если программа археологических исследований древней цитадели Туркестана будет реализовываться и дальше, а у Министерства культуры и спорта есть идея организовать в этой части городища археологический парк, то через пару лет мы сможем войти в древнейшую цитадель через ворота, пройтись по ее узким улочкам.

– А что будет с кладом? Куда отправятся найденные древние ювелирные украшения?

– Мы сдадим их заказчику археологических работ – Научно-исследовательскому институту культуры, а уже они затем передадут на хранение в один из новых музеев, которые сейчас строятся в нашей стране. Вполне возможно, что это будет музей в Туркестане.

Автор:
Любовь Доброта
11:53, 15 Августа 2019
0
2591
Подписка

Популярное