Главная страница

Вселенная по имени Олжас

Сегодня 85-летний юбилей отмечает народный писатель РК, Герой Труда Казахстана, дипломат, общественный деятель, основатель Международного антиядерного движения «Невада – Семей», президент Международного центра сближения культур под эгидой ЮНЕСКО Олжас Сулейменов.

Нет Востока, и Запада нет

Олжас Сулейменов из той редкой когорты людей, которых историк Лев Гумилев называл пассионария­ми, то есть личнос­тями, способными силой своего духа, талантом, мощнейшей энергетикой изменять окружающий их мир.

Стремительно, буквально с космической скоростью Олжас Сулейменов в начале 60-х ворвался в поэзию, заставив все человечество задуматься над вопросом – почему люди тянутся к звездам? В середине 70-х взорвал научную общественность своей книгой «Аз и Я». Ломая сложившиеся стереотипы, он предложил собственную концепцию прочтения памятника древнерусской литературы «Слово о полку Игореве».

В 1989-м создал Международное антиядерное движение «Невада – Семей», которое, впервые в мире применив новую модель общественного взаимодействия, соединившую народную и пар­ламентскую дипломатии, заставило замолчать 5 ядерных полигонов планеты.

Во время работы в ЮНЕСКО, осознавая решающую роль культуры в развитии цивилизации, стал инициатором провозглашения 2006 года Годом планетарного сознания, 2010-го – Годом сближения культур, а также проведения с 2013 по 2022 год Международного десятилетия сближения культур.

Гуманист, мыслитель, интернационалист Олжас Сулейменов и сегодня делает все, чтобы люди осознали свою человеческую общ­ность, чтобы они наконец поняли: «Нет Востока, И Запада нет,⁄…Есть восход и закат,⁄Есть большое слово – ЗЕМЛЯ!»

Обо всем этом говорилось на международной научной конференции, посвященной 85-летию Олжаса Сулейменова. Символично ее название – «Мы кочуем навстречу себе, узнаваясь в другом: Олжас и сближение культур».

Центром этого сближения является личность самого Олжаса Омаровича, настолько притягательная, что в Алматы за виртуальным «круглым столом» собрались ученые, литераторы, дипломаты, культурологи буквально со всего мира, ведь Сулейменов – личность поистине вселенского масштаба.

В разные годы он возглавлял Союз писателей Казахстана и Гос­кино РК, был депутатом Верховного Совета СССР и Казахской ССР. С 1995 по 2001 год – Чрезвычайным и Полномочным Послом РК в Италии, Греции и на Мальте. С 2001-го по 2014-й – постоянным представителем Казахстана в ЮНЕСКО. Сейчас возглавляет находящийся в Алматы Международный центр сближения культур под эгидой ЮНЕСКО.

В рамках конференции работали три сессии: «Олжас Сулейменов: ­поэтика планетарного», «Код слова: история и лингвистика», «Возвысить степь, не унижая горы». Рассматривались особеннос­ти его поэзии, вклад в мировую линг­вистику, роль в общественно-­политической жизни нашей страны и мира.

Ведущий конференции – поэт Бахытжан Канапьянов считает Олжаса Сулейменова своим Учителем, прописывая это слово с большой буквы.

Он напомнил, что более 60 лет назад, летом 1959 года, в «Литературной газете» впервые была опубликована подборка стихов 23-летнего поэта из Казахстана, студента литературного института, с напутственными словами Леонида Мартынова: «Олжас Сулейменов, казахский поэт, творящий на русском языке, целиком остается поэтом казахским, родным сыном этого прекрасного гордого народа, исстари сочетавшего свои надежды и чаяния с надеждами и чаяниями народа русского».

А еще через год – не без участия Бориса Слуцкого – вышла подборка стихов в журнале «Дружба народов». Это были первые всесоюзные публикации молодого поэта.

К 80-летию Олжаса Сулейменова Бахытжан Канапьянов опубликовал статью о нем в «Литературной газете», где были такие строки: «В это трудно поверить, но 18 мая Олжас Сулейменов встретил свое 80-летие. Так бегут дни «путем рис­ковым». За окном алма-атинского дома все то же «предчувствие гор», только исчезли былинные горлинки, когда-то заполнявшие стихи, да и ласточки уже редкость… Изменился и сам «ландшафт поэзии» нашей жизни…»

Прошло 5 лет, наполненных для Олжаса Омаровича новыми встречами, книгами, знакомствами, новыми идеями, предложениями и начинаниями… Трудно поверить, что Олжасу Сулейменову уже 85. Для почитателей его таланта он всегда останется молодым, как молоды его поэзия, его образ мысли и восприятие жизни. Он поразительно сумел соединить несоединимое – молодость и мудрость прожитых лет.

– Мы находимся в особом переходном пункте человеческой истории, и не просто потому, что хронологически отражаем календарь, а потому, что наш мир бесконечно меняется, – говорит он. – Геополитические барьеры разорваны, и возникает еще не исследованный поэзией мир. К сожалению, возникает этот новый мир в беспорядке и смятении. Его живые страницы следует постигать на молекулярном уровне – вынашивая для будущего атомы взаимопонимания, выстраивая на века и столетия этимологию духа.

Поэт красивым должен быть, как Бог…

В одном из своих ранних стихов «На площади Пушкина» Олжас Сулейменов сказал: «Поэт красивым должен быть, как Бог…» И это не просто поэтическая метафора – сравнив великого Пушкина с Создателем, Олжас Сулейменов столь высоко поднял планку, определяющую предназначение поэта в обществе, что тем самым «приговорил» и самого себя на эту высоту, которой он остается верен по сей день.

На эту высоту он поднимает и своих читателей. И на вчерашней международной конференции ее участники не раз вспоминали ­потрясающую по эмоциональному накалу поэму «Земля, поклонись человеку!», которая расходилась в рукописных списках. Это ли не народное признание поэта, когда его стихи, как прокламации, разбрасываются над городом! Именно так в весеннее апрельское утро 1961 года поэтические строчки Олжаса о человеке, преодолевшем земную тяжесть, словно послания с небес, накрыли ликующую Алма-Ату.

И если бывает любовь с первого взгляда, то для многих стихи Сулейменова стали любовью с первых строчек.

– В 1961-м громко, мощно, глубоко прозвучал голос Олжаса Сулейменова. Отдельный, ни на кого не похожий. Поразительно сплавивший лирику и эпос, сегодняшний день с историей. Поэт оказался в точке пересечения: прошлое – будущее. Значит, и сегодня – это тоже История. Надо только ее разглядеть. Лирика эпически объяснила Время. Эпос познал Историю, – отмечает Вадим Абдрашитов – в прошлом алматинец, народный артист России, кинорежиссер.

Поэзия Олжаса Сулейменова – феномен литературы. Как отмечали участники конференции, это талантливый сплав поэтики авангарда, степных мотивов и космизма техногенной эры. Это диалог и диалектика культур, выбравших местом встречи биографию и жизне­творчество самого поэта.

Причину необыкновенного успеха Сулейменова известный российский критик Лев Аннинский сформулировал так: «Поэт оказался на скрещении культур, на скрещении традиций: он счастливо совместил в себе сразу многое: молодой задор и книжную образованность, …и филологическую любовь к мировым построениям, в которых Пушкин встречается у Сулейменова с Чоканом Валихановым, Конфуцием и Тагором… и местную обжигательную степную специфику…»

Его стихи живут в душе его современников как воспоминания о юности, о тех годах, когда, по словам Олжаса, «на дворе стояло время героев». Да и сам он был одним из героев своего времени. Не случайно президент Франции Жак Ширак во время встречи с Нурсултаном Назарбаевым о нашем Казахстане сказал словами Олжаса Сулейменова: «Казахстан, ты огромен, пять Франций – без Лувров, Монмартров –⁄уместились в тебе, все Бастилии грешных столиц.⁄Ты огромною каторгой плавал на маленькой карте.⁄Мы на этой каторге – родились!»

Профессор Сорбонны Леон Робель признал Олжаса Сулейменова «наследником или преем­ником Гильгамеша, Гюго, Хлебникова, одним из тех, величие которых естественно». Представляя свой перевод поэмы «Глиняная книга», Робель отмечал: «Олжасу Сулейменову давно уже близка идея братства культур и духовного взаимообогащения народов. Расшифровка письменности, языков и легенд, по его мнению, поможет нам по-другому взглянуть на историю человечества, все же единую, в которую разделение и произвольная изоляция внесли замешательство. …Давно уже наш раздробленный мир не слышал такого сильного голоса».

Поэзия Сулейменова заговорила на разных языках: английском, французском, немецком, испанском, чешском, польском, словацком, болгарском, венгерском, монгольском, кыргызском, турецком и других.

В одном из интервью начала 2000-х годов Олжас Омарович сказал: «Писатель работает для общества, его слово направлено на совершенствование человека. Мы создаем свой мир внутри себя, а потом тиражируем эту модель мира, пытаясь внедрить ее в сознание своих читателей.

У настоящего поэта даже в лирических стихах, казалось бы, в личных мотивах, как в капле воды, отражаются настроения целой массы людей, обобщенный людской опыт. То, насколько поэт способен выразить именно это общее, и определяет его масштаб как творческий, так и личный».

Это жизненное и литературное кредо поэта и гражданина Олжаса Сулейменова.

Крамольная книга

Сулейменов всегда выламывался из привычных стереотипов. Достаточно вспомнить его знаменитую книгу «Аз и Я», которая в прямом смысле этого слова «поставила на уши» всю страну, вмиг став бестселлером. Он заставил усомниться в устоявшихся лингвистических догматах, чем вызвал гнев филологов высочайшего ранга и сверхинтерес к книге со стороны ее читателей. Книга была запрещена – и моментально ушла в «самиздат». Говорят, что тогда за «Аз и Я» можно было выменять автомобиль.

В одной из наших бесед Олжас Омарович произнес, казалось бы, парадоксальную фразу: «Мне надо было что-то запретить, чтобы я этим занялся по-настоящему».

В свое время мэтр советской поэзии Илья Сельвинский, полис­тав стихи начинающего поэта, посоветовал тому заниматься своей прямой профессией геолога-­нефтяника – искать нефть, а в поэ­зии, дескать, ему делать нечего.

«После такого отлупа я всецело посвятил свое время поэтическому ремеслу, – вспоминал он. – В 1976 году Академия наук СССР разгромила мою книгу «Аз и Я», и уважаемые ученые вынесли вердикт: «Стихи у вас замечательные, но наука о слове не для вас. Пишите стихи». После этого я перестал увлекаться стихами и погрузился в мир тюркологии и славистики. Выпустил несколько книг – «Тюрки в доистории», «Язык письма» и другие».

Олжас Сулейменов всегда жил и работал «вопреки», преодолевая различного рода сопротивление, которое, уверен он, рождает в человеке активность.

Очень высоко оценил книгу «Аз и Я» культуролог Мурат Ауэзов, большой друг Олжаса Сулейменова.

«Перед нами – выдающееся произ­ведение. Олжас Сулейменов предстает в нем в величии своего интеллекта, редчайшей культуры художественного и научного мышления, высоконравственного мировоззрения. Обостренное чувство справедливости и мужественная, бескомпромиссная борьба против «тупого попрания в сфере историко-филологических наук» определяют его этическую позицию, – писал Мурат Ауэзов в статье «Осененный выдохом вечности – словом». – Жанр книги не поддается традиционному определению. Логичную последовательность и научную аргументированность ее можно поставить в пример многим академическим трудам. В то же время это, безусловно, художественное произведение, и по степени воздействия на чувства читателя оно не уступает лучшим образцам «мыслящей поэзии», мастером которой Олжас Сулейменов признан давно и безоговорочно».

Мурат Ауэзов справедливо замечает, что кратко изложить содержание книги было бы «равносильно попытке уместить горный поток в аквариуме»: «Олжас Сулейменов представлен в ней многолико, и простое перечисление его проявлений потребовало бы множества специальных гнезд: в одном – славист, тюрколог, шумеролог; в другом – историк, линг­вист, литературовед, философ; в третьем – этнограф, палеограф, знаток летописей, в четвертом – поэт, драматург, публицист, в особой графе – гражданин, общественный деятель и т .д.

Объединенные в одной личнос­ти, эти грани формируют собеседника ушедших и грядущих времен, воскрешая в памяти образ универсального мозга исторических ситуаций Возрождения».

Код слова

В 1995 году Олжас Сулейменов перешел на дипломатическую работу. Свободное время он посвящал научным изысканиям. Плодом многолетнего труда стала книга «Язык письма», опубликованная в Риме. Задавшись вопросом – «откуда есть пошло слово», Олжас Сулейменов стремился, выражаясь словами Бориса Пастернака, дойти «До сущности протекших дней,⁄До их причины,⁄До оснований, до корней,⁄До сердцевины».

Это настолько фундаментальный труд, что, по словам писателя Тимура Зульфикарова, кажется, что книгу «Язык письма» сотворил целый научно-исследовательский институт со многими кропотливыми отделами и кафедрами. «Здесь хладный, математический ум ученого-лингвиста сливается с прозрениями поэта-пророка».

Добавим, что в 2006 году книгу издали на украинском языке, а автора наградили орденом Ярослава Мудрого.

Через несколько лет после книги «Язык письма» вышла «Улыбка бога» (К проекту первого тома базового этимологического словаря «1001 слово»), изданная также в Риме.

В 2001 году в Алматы увидели свет «Пересекающиеся параллели» (ведение в тюркославистику), а следом – «Тюрки в доистории» (о происхождении древнетюркских языков и письменностей). За это исследование Сулейменов стал первым лауреатом премии имени Кюльтегина «за выдающиеся достижения в области тюркологии», а по итогам своих работ удостоился в Турции международной премии «За вклад в тюркский мир».

По словам Олжаса Сулейменова, своими исследованиями в области языкознания он хотел создать такую «археологию слова», которая могла бы стать для современных исследователей «этимологией знания» и позволила бы воссоздать историю Homo sapiens – Человека мыслящего, стимулировав тем самым сближение культур. Для Сулейменова эта архиважная задача, которая с его подачи не раз обсуждалась на разных научных конференциях, в том числе и на вчерашней в Алматы.

Больше чем поэт

Когда-то Евгений Евтушенко сказал, что поэт в России – больше чем поэт, вот и Олжас Сулейменов в Казахстане не вмещается в привычное понимание поэта и поэзии. Для него это несравнимо более емкие понятия.

«Поэзия – дело общественное, и поэт – всегда общественный деятель, – говорил он в одном из интервью. – У него даже в личных мотивах отражаются настроения людей, обобщенный людской опыт. Тем, насколько он способен выразить именно это общее, и определяется масштаб личности и литератора. Если он выражает только свои переживания, это, на мой взгляд, не поэзия. В лучшем случае хобби, вырезание лобзиком.

…Поэт – своего рода посредник между людьми и высшими силами. Слова поэта, его желания быст­рее доходят до Бога, наверное, потому что он выражает не свои личные чувства или желания, а людей, народа. Поэтому поэт в тех общест­вах, где осознается значение поэзии и культуры, действительно больше чем поэт. Это Евтушенко точно заметил.

…Мы выступаем против канонизации узкоэтнических форм сознания, дробящих человечество. Планетарное сознание, вырастающее как высшая форма развития национальных самосознаний, объединяет сынов Адама и Евы в один народ. И такой народ должен образоваться в XXI веке, иначе он станет последним в истории человеческой эволюции. Кстати, движение «Невада – Семей» родилось как воплощение одной из моделей планетарного сознания. Ведь мы выступаем за общечеловеческие ценности – сохранение жизни на Земле. И эта поэтическая цель объединит человечество».

Олжас Сулейменов – трибун по натуре. Не случайно он стал не просто лидером общественного движения «Невада – Семипалатинск», а его душой, двигателем, его мотором. Когда впервые в феврале 1989 года по радио прозвучало обращение поэта к казахстанцам с призывом закрыть ядерный полигон, многие наверняка восприняли это как безумие. Бросать вызов такому гигантскому монстру, как военно-промышленный комплекс СССР, равносильно самоубийству!

Но Сулейменов не побоялся это сделать, и хоть время было уже перестроечное, дозволяющее некоторые вольности, существовали закрытые сферы, куда вход был строго запрещен. И очень опасен.

По сути, это был вызов тогдашнему общественному строю. Для него надо было обладать определенной смелостью и незаурядными организаторскими способностями. Ведь это не шутка – поднять и повести за собой народ! А главное – добиться своей цели. Семипалатинский ядерный полигон прекратил свое существование. А следом казахстанцы заставили замолчать все 5 ядерных полигонов планеты!

– Сейчас мир опять на пороге столкновения цивилизаций – Восток – Запад, но уже в новом формате. Если раньше борьба шла между капитализмом и социализмом, то сейчас это ислам и христианство. А мы хотим это грядущее столкновение превратить в диалог. Но диа­лог возможен лишь между теми, кто говорит на одном языке. Надо выработать один язык понятий, то самое планетарное сознание, которое объединило бы сознания наших вождей, а через это способствовало бы объединению тысячей этносов в один народ, который и называется человечеством, – убеж­ден Олжас Сулейменов.

Как-то Олжас Омарович с грус­тью заметил, что сейчас, когда жизнь полна прозы, когда народ забывает литературу, когда некогда бывшая страна читателей превращается в страну зрителей и слушателей, когда книга уходит на задний план, он все-таки хочет верить, что поэзия вернется. Чтобы слово опять «глаголом жгло сердца людей», а поэзия вышла на площади и улицы городов – напомнить людям, погрязших в мелочах быта, о величии Человека.

А еще Олжас Сулейменов убеж­ден, что Поэзии, как и Любви, все возрасты покорны. Поэтому, невзирая на длинную череду лет, он по-прежнему молод душой, так же эмоционален и так же прекрасно улавливает «нерв стиха».

Кружись, айналайн, Земля моя!

Как никто,

я сегодня тебя понимаю,

все болезни твои

на себя принимаю,

я кочую, кружусь

по дорогам твоим…

…Академия журналистики Рес­публики Казахстан учредила ежегодную Международную премию имени Олжаса Сулейменова в области публицистики. И вчера в Алматы на международной конференции медаль за № 1 была вручена юбиляру.

Автор:
Елена Брусиловская
05:10, 18 Мая 2021
0
553
Подписка

Популярное