Главная страница

Время собирать камни

Древний комплекс Акыртас, расположенный на территории района Т. Рыскулова в 40 км восточнее от Тараза у подножия Киргизского Алатау, с давних времен притягивает взоры путешественников, а научные споры вокруг него не прекращаются по сей день.

Сколько людей, столько и мнений

Каменную конструкцию крас­но-бурого цвета, датированную VIII–XIV веками, изучают уже более 130 лет. Здесь побывали десятки исследователей, и у каждого своя версия назначения и происхождения древнего объекта.

В числе первых, кто обратил внимание на древнее строение, был русский археолог, писатель и художник Михаил Знаменский. Он побывал здесь в составе воен­ной экспедиции и сделал зарисовки панорамы сооружения и фрагментов стен из блоков, которые заинтересовали историка и тюрколога Василия Бартольда, востоковеда Петра Лерха, архео­лога Александра Бернштама, исследователя Бурхарда Брентьеса и других. Кто-то считал, что Акыртас задумывался как гигантский торговый центр и перевалочный пункт, кто-то придерживался мнения, что это дворец карлукского кагана, а кто-то предполагал, что это был вовсе христианский монастырь или буддийский храм… Позже немало комплексных и топографических исследований, в ходе которых изучались структура каменных блоков, их расположение и формы, было проведено в рамках государственной прог­раммы «Культурное наследие».

В своей статье «Акыртас» крае­вед и общественный деятель Такен Молдакынов привел фрагмент из дневников китайского монаха Чан-Чуня, который оставил поистине бесценные для науки сведения. Он писал, что на дороге им попалось городище, камни которого совершенно красного цвета, есть следы древнего военного становища. На основании этих данных некоторые ученые считают, что это был военный гарнизон.

– Были и другие версии. К примеру, что это фабрика по добыче золота, – сообщил жамбылский археолог и краевед, директор ТОО «Научная организация «АРК» Искандер Торбеков. – Киргизский хребет славится богатыми залежами драгоценного металла. Установлено, что в древности люди добывали там золото. В советскую эпоху место было законсервировано.

На недавнем республиканском научном семинаре «Тайны Акыртаса», организованном государственным историко-культурным заповедником-музеем «Памятники древнего Тараза», ученые озвучили другие гипотезы. Так, ведущий научный сот­рудник Института археологии им. А. Маргулана Ералы Акымбек, некогда принимавший участие в раскопках на месте загадочной конструкции, считает, что это каменное сооружение не дострое­но и, возможно, планировалось как дворец местного правителя.

Профессор Евразийского национального университета им. Л. Гумилева Айман Досымбаева поддерживает предположение археолога Геронима Пацевича, который считал, что строение принадлежало последователям учения Заратустры.

– Известно, что часть персоязычного населения, которое с распространением ислама некогда было притеснено и изгнано с территории Ирана, перекочевала и осела на юге Казахстана, в том числе в Отраре и Таразе, – рассказала Айман Досымбаева. – В свое время Пацевич обнаружил на холме Тектурмас зороастрийское кладбище. А по философским канонам адептов Заратустры умерших нельзя было хоронить в земле. Она считалась святой, а человек – грешным. Также не позволялось сжигать труп и бросать его в воду, так как это оскверняло чистые стихии, которые почитались ими. Поэтому люди строили специальное погребальное со­оружение из кирпича или камня, называемое дахмой (дакмой), где оставляли тела усопших, чтобы животные и птицы очистили кос­ти от мягких тканей. Пацевич утверждал, что для этого даже держали специальных собак. После очищения от плоти кости собирали в специальные сосуды (оссуарии), и только затем следовали похороны.

По мнению профессора, Акыртас вполне мог быть той самой дахмой. Это единственное сооружение из каменных блоков в округе, где было много помещений, предназначенных для умерших, поскольку и тел было немало. Возможно, оно таким и задумывалось изначально (без крыши) и не являлось недостроен­ным. Ведь, как считает Айман Досымбаева, логичнее было проводить всю процедуру, сопровождающуюся запахом гниения, под открытым небом. Возможно, именно поэтому здесь не найдено остатков перекрытий крыши. Тут также не обнаружено ни одного сосуда – то есть место не было обжито и предназначалось для проведения ритуала. Вероятнее всего, сооружение обслуживали определенные люди, своего рода каста жрецов. Ученый обратила внимание и на тот факт, что при исследовании Акыртаса обнаружили множество камней, похожих на корыто, которые заставляют задуматься о самом топониме.

– Долгое время ученые пытались найти назначение этих камней с углублениями как деталей архитектуры. Но безуспешно, – сказала Айман Досымбаева. – Между тем название строения говорит за себя: «акыр» («корыто» для кормления животных), которое используется в лексике до сих пор, и «тас» («камень») – с казахского языка можно перевести как «каменное корыто».

В свое время на это же указал и востоковед Василий Каллаур, который отмечал, что Акыртас – это «грандиозная каменная постройка с внутренними дворами, занимающая площадь более 1,5 десятины, строившаяся без цемента из камней весьма правильной обточки; некоторые из них в виде яслей, что дало название этим развалинам…»

Не исключено, что камни такой формы использовались именно для погребального ритуала. Но, к сожалению, точных доказательств нет.

– Позже Героним Пацевич усомнился в своей версии, – продолжила Айман Досымбаева. – Дело в том что, открыв одно из таких вместилищ скелетированных останков, он убедился: все, даже самые мелкие, кости оказались на месте. А ведь если тела оставляли на растерзание, то высока вероят­ность, что кости могли быть просто-напросто растасканы.

Заставили сомневаться и находки, обнаруженные при исследовании территории некогда мучного базара, ныне центральной площади. Поднятые на поверх­ность двурогая железная вилка с загнутыми остриями и жаровня внесли некоторую ясность в способ очищения костей. Героним Пацевич предположил, что все происходило путем вываривания, а отделение производилось при помощи крючкообразного инструмента.

Информация к размышлению

Искандер Торбеков – сторонник версии известного казахстанского археолога Карла Байпакова, предполагавшего, что это дворцовый комплекс, который начали строить арабы в период активного распространения ислама и культуры Саудовской Аравии.

– Считается, что Акыртас стали строить после победы мусульман над китайской армией в Атлахском сражении в 751 году и он задумывался как один из форпостов династии Аббасидов на данной территории, которая находилась в северной части Арабского халифата, – отметил Искандер Торбеков.

Археолог подчеркнул, что в датах закладки фундамента Акыртаса и сражения при Атлахе есть некоторое несоответствие. Так, немецкий историк-востоковед Бурхард Брентьес определил дату начала строительства Акыртаса – 714–715 годы, согласно чему старт возведению объекта был дан раньше, чем произошла Таласская битва. Одновременно с этим считается, что строительство началось по приказу известного арабского полководца и политического деятеля Кутейбы ибн Муслима, возглавлявшего арабское войско, после победы в вышеназванном сражении. Есть и другие сведения, где указано, что арабский военачальник погиб от своих же соотечественников. Существует предположение, что на завоеванных им землях Кутейба решил создать собственное исламское государство и отделиться от Аббасидов. Но об этом узнали и направили силы. Со смертью Кутейбы работы на Акыртасе прекратились.

– Что случилось там на самом деле, точно неизвестно, – сказал Искандер Торбеков. – Предполагают, что сооружение задумывалось как крепость Кутейбы. Культурных слоев на месте не обнаружено, это дает почву для утверждения: здание было все же недостроенным. Версия Брентьеса вполне может быть правдоподобной, поскольку время сходится. Согласно другим источникам, Кутейба возглавлял арабскую армию в Атлахском сражении против китайцев, что вызывает сомнение: ведь если ранее он был убит, то, соответственно, не мог участвовать в битве. Так что, вполне возможно, войско вел кто-то другой.

В обоих случаях основателем комплекса указан Кутейба ибн Муслим. Но вместе с тем, как отметил Искандер Торбеков, есть и другая гипотеза: местные племена карлуков после поражения танской армии в битве при Атлахе воспользовались рабочей силой плененных врагов и знаниями арабских зодчих и начали возводить ставку для своего кагана. А поскольку они были союзниками арабов, при строительстве взяли их архитектурный стиль и технологию.

По словам жамбылского архео­лога и краеведа, еще в 1990-е годы французские ученые совместно с казахстанскими коллегами сняли план застройки Акыртаса и наложили его на планы знаменитых дворцовых комплексов Самарры, Иордании и Сирии, и, к великому удивлению, они полностью совпали. Отсюда можно сделать вывод, что при строительстве Акыртаса абсолютно точно принимали участие выходцы из Саудовской Аравии.

– Это объясняет и выбор иного, более прочного строительного материала, – сказал Искандер Торбеков. – Красный песчаник – подходящая замена тому, с чем привыкли работать арабские зодчие. Никогда прежде местные жители не использовали его в строительстве, все города близ Тараза (Кулан, Аспара, Мирки и другие) строились, как правило, из саманных кирпичей. Акыртас – единственное сооружение из каменных блоков.

– До сих пор, несмотря на продолжительное изучение Акыртаса, никто так и не смог достоверно точно определить ни время возведения, ни назначение, ни происхождение названия, ни того, кем были его строители. Ни в раскопках, ни вокруг на поверхности почти нет материала, который бы позволил установить это. На мой взгляд, соответствующие выводы можно будет сделать лишь после полномасш­табных раскопок основного здания и сооружений, входящих в инфраструктуру этого древнего комплекса, – заключил Ералы Акымбек.

Легенды и мифы

Отсутствие четких ответов на эти вопросы стало благодатной почвой для рождения множества легенд. Одна из них связана с героем кыргызского эпоса Манасом и его сыном. По преданию камни появились здесь из далеких гор, откуда их якобы бросал сын, а сам богатырь строил из них жилище, в котором они прожили до самой смерти.

Гигантские каменные блоки на самом деле настолько будоражат ум и поражают воображение, что в голову приходят самые невероятные мысли. Они словно детали огромного конструктора, разбросанные чьей-то мощной рукой. Их можно увидеть как вокруг строения, так и внутри него.

– Не случайно родилась и другая легенда, повествующая о великане, который, влюбившись в девушку, пообещал выполнить ее прихоть и построить дворец и город из камня, – сказала главный хранитель фондов государственного заповедника-музея «Памятники древнего Тараза» Анна Крокошева. – Но, обнаружив отсутствие воды в этом месте, решил проложить путь к полноводному Таласу. Во время своего занятия гигант неожиданно встретил другую красавицу, которая завладела его сердцем. По этой причине работа прервалась, и сооружение осталось недостроенным.

– Некоторый свет на предположительное время его строительства и назначение пролили раскопки 1996 года, проведенные совместно французскими и казахстанскими археологами. Обнаруженная здесь мечеть поз­волила отвергнуть версии об Акыртасе как брахманском храме или несторианском монастыре. Это же обстоятельство убедило в начале строительства – не ранее середины VIII века, – отметил Такен Молдакынов.

Блуждая среди кирпичей цик­лопических размеров, невольно ловишь себя на мысли, что, возможно, как считают некоторые исследователи, здесь действительно помогали сверхъестественные силы или гости из космоса. Любой человек, впервые увидевший это грандиозное со­оружение, согласится, что трудно представить себе, как древние зодчие смогли построить такую махину без специальных приспособлений и современной техники. Как им это удалось, до сих пор остается загадкой. Единственным объяснением все же, возможно, ручной обработки камня, по мнению Анны Крокошевой, служит то, что акыртасовские блоки из красного песчаника мягче, чем, к примеру, из гранита, и легко поддаются обтесыванию. Ученые утверждают: технология строительства Акыртаса очень схожа с той, что применялась при возведении Великих пирамид Египта. Мегалиты так обтесаны и тщательно подогнаны друг к другу, что между ними практически не остается щелей.

Возвращение утраченного

В настоящее время в регионе прилагают максимум усилий, чтобы сохранить уникальный памятник истории. По информации Анны Крокошевой, в ходе экспедиции в окрестностях сооружения обнаружено старое почтовое отделение, при строительстве которого использовались камни, вывезенные с территории Акыртаса. Такие же блоки можно увидеть в основании 3 современных железнодорожных мостов.

Еще в 1905 году Василий Каллаур писал, что «…камни из этих развалин разбираются, увозятся и употребляются как строительный материал или же берутся на изготовление жерновов, почему постройка эта все более и более разрушается...»

– На территории фруктового сада, расположенного в 2 километрах на северо-восток от села Акшолак Байзакского района, нами выявлено около 250 блоков со следами качественной средневековой обработки, которые были демонтированы и вывезены во второй половине XIX века для постройки почтового тракта, – сообщил исполняющий обязанности руководителя государственного историко-культурного музея-заповедника «Памятники древнего Тараза» Нурлан Быкыбаев. – Здание не сохранилось. При распашке поля крупные блоки и фрагменты жженых кирпичей были вывезены за территорию сада. Разработанная специальная прог­рамма, в реализации которой были задействованы совместные силы Таразского филиала РГП «Казрес­таврация» и государственного историко-культурного заповедника-музея «Памятники древнего Тараза», позволила вернуть камни на прежнее место. Но еще предстоит использовать их для реставрации объекта. Идентичные каменные блоки составляют уникальную кладку конструкций стен и фундамента дворцового сооружения Акыртас. Таким образом, один из уникальных историко-культурных объек­тов обрел утраченные ранее аутентичные архитектурные элементы.

За последние 15 лет здесь многое изменилось. Объект стал еще более притягательным для людей, причем даже для тех, кто живет далеко за пределами Казахстана. К нему проведена новая дорога, а на территории комплекса построен современный конференц-зал.

Само существование такого грандиозного памятника, вошедшего в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, можно считать неоспоримым доказательством высокой культуры Великой степи и настоящего мастерства древних зодчих, проживавших на территории Казахстана, а также важной страницей в истории кочевников.

Автор:
Михаил Тё, Жамбылская область
09:52, 25 Июня 2019
0
245
Подписка

Популярное