Главная страница

Виноват не хлопчатник, а отношение к нему!

Достичь поставленных Елбасы целей по улучшению материального положения граждан поможет массовое обучение сельских предпринимателей, подготовка кадров и внедрение в производство рекомендаций по эффективному применению отечественных и зарубежных технологий. Так считает наш собеседник – директор Казахского научно-исследовательского института хлопководства академик НАН РК Ибадулла Умбетаев.

Решать, а не копить проблемы

– Ибадулла Умбетаевич, Вы прошли огромную школу в аграрном секторе. Какие проблемы сдерживают развитие АПК в хлопкосеющих районах?

– Реформы здесь с первых шагов столкнулись с деформированной структурой производства. На юге до 1992 года процветала монокультура, сеяли только хлопчатник, что отрицательно сказывалось на плодородии почв, урожайности сельскохозяйственных культур, качестве продукции. Часть этих проблем и сегодня не полностью решена.

По-прежнему посевы хлопчатника превалируют. Дехкане совершенно перестали заниматься люцерной. Как результат, одно­временно требуется полив на всех полях, а оросительная сеть на это не рассчитана.

Сейчас каждый фермер решает что посеять самостоятельно. В итоге по соседству земледельцы высевают несовместимые культуры – ни по агротехническим показателям, ни по вегетационным срокам созревания. К примеру, на одном поле можно встретить хлопок и рис. А то и вовсе 5–6 культур, и все влаголюбивые.

Много остается нерешенных вопросов по орошению. Нет учета воды, подаваемой к каждому каналу и полю, нет водомерных устройств, графиков полива. Отсюда и та неразбериха, которая возникает в пик полива.

Вода используется неэффективно. Только в межхозяйственной и внутрихозяйственной сети ее теряется до 36%. Нет единого подхода и при проведении зимней промывки почвы: один дехканин хочет провести ее, другой – нет. Воду на промывку подают при подготовке не менее 70% площади. Так что нередки случаи, когда один фермер страдает из-за другого.

Такое же положение в сфере защиты растений. Один обрабатывает свое поле, другой – нет. Не лучше ситуация, когда соседи применяют разные методы: один – биологический, другой – например, химический.

Мелкие фермерские хозяйства, которые имеют от 1 до 10 гектаров, не могут приобрести новую технику. А таких в Туркестанской области 55–60%. 3–4 года назад в регионе провели акцию по объединению землевладельцев в кооперативы, но процесс этот носил формальный характер, и сегодня такие структуры не работают.

Из-за низкой материально-технической базы не выдерживается технологическая карта возделывания почвы. Редко кто проводит текущую планировку полей, глубокое рыхление. Меньше от положенного и кратность культивации. Некачественно проводится основная вспашка, что нарушает структуру почвы и резко снижает урожайность.

Анализ последних 7–8 лет показывает, что аммиачная селитра вносится не более чем на 50% от фактической потребности, а фосфорные удобрения и того ниже – в пределах 10–12%.

Большая проблема – поддержка инженерной инфраструктуры. Открытая коллекторно-дренажная сеть в связи со строительством скважин вертикального дренажа была в основном уничтожена. В рабочем состоянии находится примерно одна треть всех скважин. Из-за этого почти все посевы проводятся в мае. Близкое залегание к поверхности грунтовых вод не позволяет землепашцам выйти в поле раньше.

Против хлопкоробов играет и сложившаяся система сотрудничества с хлопкоочистительными заводами. При закупе урожая сырца анализы на влажность и засоренность сырья не проводятся. Фермеры сетуют, что закупочная цена, несмотря на международные тарифы, формируемые на Ливерпульской бирже, заводами снижается до такого уровня, что отдельные производители работают чуть ли не в убыток себе.

Свою ложку дегтя вносит и слабое семеноводство. Крестьянам практически невозможно достать семена элиты и первой репродукции. В семеноводческих хозяйствах нет специалистов, инструкции по производству посевных семян и репродукции не соблюдаются, в результате снижается генетический потенциал.

Среди причин, снижающих потенциал сельскохозяйственной отрасли, я назвал бы еще низкую грамотность основной массы фермеров. Большая часть из них не может управлять хозяйством, так как не имеет специального высшего или среднего сельхозобразования.

Все эти накопленные проблемы из года в год сдерживают увеличение урожайности хлопчатника. Для выполнения задач, поставленных Елбасы в Послании народу «Рост благосостояния казахстанцев: повышение доходов и качества жизни», необходимо массово повышать знания сельхозтоваропроизводителей, активно внедрять новые технологии, которые используются в развитых странах.

– Каким конкретно образом следует решать задачи?

– В Послании прямо говорится о необходимости выстроить сис­тему массового обучения сельских предпринимателей новым навыкам ведения хозяйства. Для этого при нашем институте создан Центр распространения знаний «Мақта». На его базе с нынешнего года организована работа по внед­рению лучшего международного опыта в производство. Речь идет о привлечении авторитетных зарубежных специалистов, проведении научных исследований по наиболее эффективным технологиям в хлопкосеющих регионах Туркестанской области, практической демонстрации полученных результатов и организации передачи знаний производителям хлопка, бахчи, овощей, зерновых и кормовых культур.

Digital-агроном не ходит в поле

– Если заглянуть на несколько лет вперед: какие кадры понадобятся в аграрном секторе в ближайшей перспективе?

– В последние годы агросектор становится более прибыльным. Многие фермеры в Туркестанской области уже сейчас получают два урожая в год, используя новые инновационные технологии. Им удается в среднем с каждого орошаемого гектара выручать до 35–40 тысяч долларов. В следующем десятилетии мы должны полностью перейти на интенсивное использование поливных земель.

Для увеличения производительности труда в 2,5 раза, как того потребовал Елбасы, в агросекторе за счет «умных» технологий необходимо активно вести работу, направленную на цифровизацию сельского хозяйства. А значит, надо готовить нужных специалистов – IT-инженеров и тех, кто может управлять современной техникой.

Многие крупные агрохозяйства уже сейчас столкнулись с кадровым вопросом, решать который им приходится самостоятельно. Но это не государственный подход. Продолжит усложняться техника – датчики, сенсоры, терминалы... Здесь необходим инженер систем точного земледелия – «универсальный солдат», к которому идут в случае проблем с любой техникой, оснащенной микропроцессорами. А это уже практически все полевые агрегаты и машины.

Дальнейшее развитие технологий, конечно, будет влиять на повседневную работу. Спрос на хороших агрономов будет расти. Причем неизбежна дальнейшая цифровизация. Через 5 лет digital-агрономы не смогут обойтись без дронов, агрохимического исследования почв, планирования операции с помощью единой farm management-платформы и цифровых карт.

Несколько датчиков, интернет-соединение, программное обеспечение, и digital-агроном сможет управлять работой, не покидая офиса. Все более важными будут и знания в экономике, так как просто получить высокий урожай уже недостаточно – важна экономическая эффективность производства.

Специалист по инновациям – это уже более управленческая работа, поскольку, кроме технических заданий и навыков, нужно смотреть на производство в комп­лексе и управлять внедрением инноваций на всех направлениях. А это непростая задача.

Процесс практического внедрения инноваций только начинается, и не везде он проходит системно. Специалисты, кроме навыков, должны иметь лидерские качества и организаторские способности. Их работа заключается в том, чтобы находить новые, более эффективные подходы, технику и технологии.

Поздний сев

– Весна нынешнего года была дождливой, посев хлопчатника начался позднее обычного. Как это может отразиться на сроках созревания и урожайности культуры?

– Действительно, за март и апрель выпало 40% годовой нормы осадков. Для Мырзашольского и Шардаринского регионов этот объем осадков считается сверх нормы, учитывая высокое расположение грунтовых вод. Поэтому сев там начали только в первых чис­лах мая, тогда как в предыдущие годы в это время уже приступали к междурядной обработке.

Ученые нашего института поспешили на помощь хлопкоробам, проведя практические семинары по вопросам ускоренного созревания хлопчатника. Фермерам предложили новые скороспелые отечественные сорта – М-4011, М-4017, которые при соблюдении сортовой агротехнологии имеют возможность созревать за 114–117 дней, то есть на неделю быстрее других сортов.

В текущем году, пожалуй, впервые при посеве хлопчатника не было особых проблем с семенами. Считаю, что положительный результат дала совместная работа селекционеров института и семеноводческих хозяйств.

За последние годы резко вырос спрос на отечественные сорта, так как они адаптированы к местным условиям и по всем показателям опережают завозимые семена.

– Какие сорта хлопчатника рекомендуют сеять ученые вашего института?

– В республике до 2000 года не было отечественного сорта хлопчатника, мы были зависимы от соседних государств. С 2001 года казахстанские ученые начали выводить новые конкурентные отечественные сорта. За это время фермерами их получено 12. Три из них особо популярны у хлопкоробов, их посевы занимают более 85% от общей площади хлопчатника.

Большим спросом пользуются сорта М-4005, М-4011 и М-4017, которые отличаются скороспелостью, отличным качеством волокна и высокой урожайностью, давая от 45 до 52 центнеров с гектара.

Что касается ввозимых семян, то здесь ситуация неоднозначна и требует тщательного контроля. Например, в позапрошлом году в Мактааральский район из КНР был завезен сорт Xin Lu Zhong, который является генетически модифицированным. И это при том, что посев подобных культур у нас в стране законодательно запрещен.

Из Турции завезли три сорта: CARISMA (срок созревания 140–150 дней), FLASH (140–160 дней) и LYDIA (150–180 дней). Специалисты института ежегодно проводят апробацию посевов хлопчатника сортов, завезенных из-за границы и отечественных. Делаем это с участием фермеров, предпочитающих зарубежные сорта, а также при участии селекционеров, научных сотрудников института и с согласия руководителей сельских акиматов. Так вот, результаты апробации посевов в середине сентября показали, что при раскрытии 75–76% коробочек отечественных сортов хлопчатника турецкие сорта в шести хозяйствах вообще не успели раскрыться. В трех фермерских хозяйствах раскрылись от 5 до 30%, в двух – на 44 и 46%. При взвешивании средний вес одной коробочки, то есть биологический урожай, оказался на 18–23% ниже отечественных сортов. Вот и сравнивайте...

Мы являемся самой северной в мире зоной хлопкосеяния. Не всегда хватает суммарных эффективных температур, чтобы урожай вызрел. В отдельные годы из-за ранних осенних холодных дождей часть хлопка остается неубранной. Были годы, когда урожай зимовал на полях. Турецкие сорта приспособлены к более теплым климатическим условиям. У себя на родине они дают урожай 35–40 центнеров. У нас же не успевают полностью реализовать свои генетические возможности.

Среди хлопкоробов сейчас есть желающие адаптировать эти сорта к местным условиям, и в этом ученые нашего института помогают. Полученные промежуточные результаты обнадеживают и по урожайности, и по качеству волокна.

После обмена генофондами с КНР казахстанские сорта там бьют абсолютные рекорды, подтверждая, что при соблюдении всех агротехнических требований реально собрать 57–62 центнера хлопка-сырца с гектара. Причем подобные результаты наши сорта показывают и в других странах.

Сегодня казахстанскими сортами интересуются земледельцы КНР, Турции, США, Таджикистана, Армении, Пакистана. В нынешнем году наши семена (М-4011) начали сеять в Светлоярском районе Волгоградской области России. Выращивание хлопчатника в ООО «Райгород» ведется при научном сопровождении ученых нашего института.

– Каковы перспективы отрасли? Не изживет ли она себя?

– В Послании народу Елбасы поставил перед аграрной отраслью две стратегические задачи: кардинально увеличить производительность труда и повысить экспорт переработанной продукции.

Хлопчатник – одно из ценнейших сельскохозяйственных рас­тений группы прядильных. Основной продукт, ради которого его возделывают, – волокно.

Несмотря на успехи, достигнутые в производстве и применении различных видов искусственного волокна, хлопковое волокно, благодаря универсальности, по-прежнему сохраняет исключительное значение. Нет ни одной отрасли народного хозяйства, которая не использовала бы в той или иной мере материалы и изделия из хлопка.

Всего из хлопкового волокна, семян и других частей растения вырабатывается более 150 видов различных материалов и изделий.

Мы же пока довольствуемся продажей на экспорт хлопкового волокна – глубокая переработка слабо развита и не отвечает современным требованиям.

В перспективе хлопководческой отрасли необходима диверсификация. Нужно снять все проблемы, сдерживающие возможность получения высоких урожаев. Если в ближайшие 5 лет средняя урожайность не достигнет 35–45 центнеров с гектара, то, думаю, нужно искать другие пути. Как вариант производить хлопка-сырца столько, сколько нам нужно для глубокой переработки до готовой продукции.

Ранняя капуста, бахчевые, лук с гектара орошаемой пашни дают прибыль от 5 до 15 тысяч долларов, а хлопок в отдельные годы в некоторых хозяйствах принес землевладельцам только убытки. Так что проблем предостаточно. Но виноват в этом не хлопок, а отношение к его возделыванию.

Автор:
Беседовала Любовь Доброта, Туркестанская область
11:13, 21 Мая 2019
0
267
Подписка

Популярное

Читайте также