Главная страница

В черном теле

В Послании Президента поставлены задачи по усилению мер господдержки экспортеров. Для предприятий отечественной угольной промышленности, испытывающих трудности при транзите продукции на экспортные рынки, такая поддержка необходима как воздух.

«Цыплят» ВВП считают по осени

Недавно в Москве обсуждались вопросы поставок казахстанского угля на рынок Украины.

В частности, было отмечено, что угледобывающие предприя­тия нашей республики сегодня поставлены на грань остановки из-за российских ограничений по транзиту грузов в сторону Украины.

В результате переговоров между Казахстаном и Россией по транзиту угля через территорию РФ удалось увеличить разрешенный объем его поставок с 90 тыс. до 140 тыс. тонн в месяц.

Напомним, с июля по сентябрь 2019 года казахстанскими добывающими компаниями для перевозки угля в Украину через территорию РФ заявлялся объем 584,1 тыс. тонн. Минис­терством же экономического развития РФ было согласовано только 233,5 тыс. тонн. И из-за этого наша республика понесла существенные потери.

В первом полугодии 2019 года объем экспорта казахстанского угля снизился до 11,938 млн тонн, или на 3% по сравнению с аналогичным прошлогодним периодом. По итогам 9 месяцев ситуация не выправилась. При этом уровень добычи каменного топлива сократился на 3,1%.

Помимо украинского нап­равления, уменьшение экс­порта продукции произошло в Узбекистан – на 358,6 тыс. тонн (–74%), Кыргызстан – на 125,3 тыс. тонн (–37%), Беларусь – на 83,3 тыс. тонн (–43%). Кроме того, приостановились поставки угля в Азербайджан, Финляндию и Японию. С другой стороны, за 6 месяцев 2019 года объемы пос­тавок увеличились в Россию – на 538,1 тыс. тонн (6%), а также Кипр – на 210 тыс. тонн (278%).

Для экономики текущий расклад по экспорту угля малоутешителен, если учесть, что «цып­лят» ВВП считают по осени. И поскольку у всякой дискуссии свое послевкусие, то нельзя не отметить: чем меньше эффекта от экспорта у казахстанских компаний, тем ниже и возможности поддерживать необходимый уровень производственной, налоговой и социальной стабильности на предприятиях. Причем подобный спад долго продолжаться не может, в противном случае дело может дойти и до стагнации.

Основная причина падения экспортных объемов отрасли – снижение спроса на продукцию на традиционных рынках сбыта (ЕС, РФ), а также трудности в продвижении продукции на новые рынки стран Юго-Восточной Азии и в Украину. Доступ на перевозку угля через восточные порты России сегодня ограничен из-за работ по расширению Байкало-Амурской магистрали, а также реконструкции порта Восточный.

В 2018 году у казахстанских экс­портеров тоже возникали проб­лемы с транспортировкой угля на внешние рынки через дальневосточные порты. В результате было потрачено немало сил и времени, чтобы достучаться до соответствую­щих инстанций, в том числе по линии ЕЭК.

Между тем угольная промышленность Казахстана – одна из базовых отраслей, от активной деятельности которой зависит не только энергетическая, но и экономическая безопасность страны. Экспорт угля остается одной из емких статей дохода в казну государства. К тому же угольная отрасль обеспечивает выработку порядка 70% электроэнергии в РК, дает стопроцент­ную загрузку коксохимичес­кого производства, полностью удовлетворяет потребности в топливе коммунально-бытового сектора и населения.

Сложно даже представить, что было бы с теплом в домах в холодные зимние месяцы в случае перебоев с добычей угля в стране. Но благо этого не происходит. Предприятия работают стабильно. Более того, мы не испытываем, как в других государствах, непомерную нагрузку по коммунальным платежам в связи с дороговизной теплоэнергии, получаемой в результате использования других видов топлива – газа, мазута, энергии АЭС.

Несмотря на политизированную риторику об углеродной емкости мировой экономики, уголь, как и прежде, остается самым дешевым и доступным топливом в мире. Любые другие энергоносители, освоенные человечеством, в силу их высокой технологической емкости и себестоимости производства пока не могут быть существенной альтернативой этого вида топлива.

В своих прогнозах по дальнейшему развитию энергетического рынка международные эксперты сходятся во мнении, что, несмотря на снижение доли угля в глобальном энергобалансе, спрос на этот вид топлива на мировом рынке еще долго будет стабильным.

С учетом дальнейшего роста энергопотребления в регионах мира прогнозируется и неуклонный рост совокупных объемов потребления угля в сфере энергогенерации. По­этому в угледобывающих странах развитию этой отрасли уделяют немало внимания, оказывая всесторонние меры господдержки предприя­тиям в продвижении экспорта.

К слову, в текущем году Правительством РФ сделаны очередные шаги по улучшению сос­тояния угольной отрасли. В частности, там осуществляются меры по синхронизации планов развития международных пунк­тов пропуска, автомобильных и железнодорожных подъездных путей с перспективами роста объема экспорта угля. Прорабатываются вопросы рекультивации отработанных угольных месторождений, возможности корректировки налога на добычу угля.

Эти меры касаются и глубокой переработки угля в добывающих регионах, что актуально и для казахстанской угольной промышленности, развитие которой сегодня происходит в далеко не простых условиях. Они связаны и с нестабильностью конъюнктуры рынка, и с высокими транспортными издержками при перевозке продукции на внешние рынки, и с ощутимым дефицитом квалифицированных кадров, и с социальными проблемами моногородов, где сосредоточены предприятия отрасли.

Ко всему прочему угольщикам приходится работать под «перекрестным огнем» политизированного общественного мнения в связи с глобальным «зеленым» трендом, повышением экологичес­ких требований и обязательств Казах­стана по снижению выбросов парниковых газов в рамках Парижского климатического соглашения.

Предпосылки диверсификации экспорта

В последние годы в Евросою­зе ужесточились экологичес­кие требования, что привело к существенному сокращению в государствах, входящих в ЕС, генерации электроэнергии из угля. При этом стоимость каменного топлива, например, в северо-западной Европе с начала года упала на 33%.

Словом, ориентироваться на основные рынки ЕС каза­хстанским поставщикам уже нет смысла. По итогам первого полугодия 2019 года главными рынками сбыта казах­станского угля стали: Россия, куда экспортировано порядка 10,28 млн тонн продукции, Швейцария – 584,9 тыс. тонн, Украина – 310 тыс. тонн, Кипр – 286,4 тыс. тонн и Узбекистан – 127, 5 тыс. тонн.

Что касается снижения объема потребления казахстанского угля в России, то это происходит в связи с переводом энергосистемы многих регионов страны на кузбасский уголь. В сущности, эти и другие обстоя­тельства и обуславливают необходимость переориентации экспорта определенной части казахстанской продукции на новые рынки сбыта: в страны Юго-Восточной Азии и Индийского субконтинента, в Японию, Южную Корею.

Между тем, как отмечают представители отрасли, с учетом проб­лематичности транс­портировки угля через российские порты на Дальнем Востоке, одним из возможных путей вывода экспорта на рынки Азиатско-Тихоокеанского региона является транзитный коридор Достык – Алашанькоу, ведущий через КНР в порт ­Ляньюньган.

По мнению представителей Ассоциации горнодобывающих и горно-металлургичес­ких предприятий РК, освоение этого пути развязало бы руки казахстанским экспортерам в доставке продукции на рынки Юго-Восточной Азии, поскольку от транспортных издержек здесь зависит очень многое.

Ассоциация обратилась к Правительству РК с просьбой оказания содействия в проработке с китайской стороной в рамках межправительственной комиссии правовых, тарифных, технических и технологических вопросов, необходимых для организации перевозок казахстанского угля в страны АТР через порт Ляньюньган.

Железные дороги в данном случае – практически безальтернативный вид транспорта. Но проблема в том, что железнодорожные услуги для казахстанских экспортеров обходятся далеко не дешево. В текущем году очередной скачок тарифов на пользование магистральными железнодорожными сетями и услугами железной дороги как внутри страны, так и по территории сопредельных государств сделал экспорт казахстанского угля убыточным. В связи с этим АГМП во избежание дальнейшего повышения тарифов на услуги МЖС и локомотивной тяги выступает за пересмотр тарифной политики КТЖ.

В качестве альтернативного варианта здесь предлагается использовать доход от транзита при формировании тарифов (по методу «единой кассы»). Но наиболее верный способ снижения затрат на транспортировку угля, а также его стоимости для конечных потребителей на внутреннем рынке – это демонополизация рынка железнодорожных перевозок, развитие конкуренции в данной сфере за счет увеличения частных железнодорожных перевозчиков.

Примечательно, что с ноября прошлого года частные компании уже начали работать в пилотном режиме на отдельных маршрутах, в том числе по перевозке угля. Сегодня они обзавелись собственными локомотивами и вагонами. При этом стоимость их услуг по транспортировке до 10% ниже по сравнению с тарифами КТЖ.

– Это позитивная тенденция. При дальнейшей активизации деятельности частных компаний на рынке железнодорожных грузоперевозок ситуация с ценами на услуги будет оптимальной, – считают отраслевики.

Уголь – не топливо, а сырье

Большие перспективы развития угольной отрасли связаны с глубокой переработкой угля и развитием углехимии (производством жидкого топлива, коксового газа, каменноугольной смолы и много чего другого).

В общей сложности путем переработки каменного топлива можно получить более 400 различных продуктов, стоимость которых в 20–25 раз выше стои­мости самого угля, а побочные продукты, получаемые на коксохимических заводах, превосходят стоимость кокса.

Между тем в 2018 году в Казахстане производство кокса и полукокса составило лишь 0,2% от общего объема добытого угля. Поэтому, как считают в АГМП, для экономического стимулирования углехимической отрасли необходимо включить ее в перечень приоритетных секторов экономики РК, что во многом ускорит реализацию инвестиционных проектов в данной сфере.

Проводя параллель с Программой развития угольной промышленности России на период до 2030 года, следует отметить, что такая же долго­срочная прог­рамма необходима и для отечественной угольной отрасли. На прошедшем форуме угольной промышленности представители отрасли предложили разработать долго­срочную Стратегию развития угольной промышленности до 2040 года.

Ассоциация также иници­ировала внесение ряда дополнений и изменений в проект «Дорожной карты по развитию угольной отрасли РК на 2019–2021 годы». В числе первоочередных мер АГМП предложила включить в этот документ пункт об определении прогноза потребления угля энергогенерирующими предприятиями и коммунально-бытовым сектором, что позволит угольщикам более точно планировать горные работы.

Вместе с тем с текущего года в АГМП проводится работа по разработке профессиональных стандартов в угольной промышленности. В рамках проведенного анализа горно-металлургической отрасли определены востребованные виды деятельности, по которым разрабатываются профессиональные стандарты. В данный перечень вошли коксохимическое производство, добыча каменного угля открытым и подземным способами, обогащение угля и добыча лигнита.

Каждый профессиональный стандарт содержит в себе перечень профессий, охватываемых вышеперечисленными видами деятельности. В рамках разработки профстандартов устанавливаются основные трудовые функции, знания, умения и навыки, которыми должны обладать квалифицированные кадры.

Учитывая сегодняшнюю непростую экономическую ситуацию, в АГМП убеждены, что для дальнейшего развития и роста конкурентоспособнос­ти отечественной угольной промышленности, как и в РФ, необходима ощутимая и сис­темная поддержка со стороны государства. И поскольку уже сейчас отмечается тенденция снижения спроса на уголь в Европе, то дальнейшие перспективы отечественной угольной промышленности, безусловно, будут связаны со сферой глубокой переработки угля – углехимией и коксохимией.

По мнению экспертов, с налаживанием производств глубоких переделов угольная промышленность Казахстана вступит в новую эпоху технологической емкости производства с формированием полных цик­лов – от сырья, переработки до выпуска новых видов продукции. Тем самым она преодолеет сырьевой формат развития, в котором пребывает сегодня.

– Для развития дальнейших переделов угля необходима поддержка государства. Без этого становление и развитие углехимической отрасли в стране экономически нецелесообразно, а значит, и привлечение инвес­тиций и передовых технологий в эту сферу будет невозможно, – отмечают в АГМП.

Автор:
Досжан Нургалиев
09:50, 30 Октября 2019
0
2919
Подписка

Популярное

Читайте также