Главная страница

​Скелеты в шкафу, или Тайны «Большого Алтая»

Новый уникальный музей «Большой Алтай» в Усть-Каменогорске может стать туристической «фишкой» региона.

Зуб мамонта даю

– Нам уже звонят туроператоры и спрашивают, можно ли внести учреждение в программу туров, – говорит директор музея «Большой Алтай» Анар Смагулова. – Таких объектов больше нет в области и, наверное, в стране. Конечно, людям было бы интересно.

Музей на самом деле необычный. Один за другим в виде панно здесь выложены костяки и копии гигантских доисторичес­ких животных в натуральную величину. Как в парке юрского периода. Прикасаться к барельефам страшновато, все-таки экспонаты. Но нам разрешают потрогать бивни мамонта, кости бизона... Они – настоящие.

По словам руководителя, большую часть палеонтологической коллекции предоставила Павлодарская область. А научную классификацию провел исследователь генетики казахской лошади Леонид Гайдученко.

– Правда, эпически? – замечает Анар Смагулова. – Это работа павлодарского художника Андрея Оразбаева. Она словно символизирует идею музея – соединить историю с естественными науками.

Инициатива «Большого Алтая» принадлежит ректору регионального технического университета Жасулану Шаймарданову. За долгие годы в вузе накопилась богатая коллекция минералов, собранных студентами во время полевых практик. Понятно, что ученым хотелось сделать ее достоянием публики. Показать всем, какими рудными сокровищами обладает восток страны, какой ресурс таят недра края.

Но где есть образцы минералов, там возникает масса попутных вопросов. Как руду превращают в металл? Откуда пришли технологии? Как развивались горное дело и металлургия? Постепенно сложилась концепция музея, сочетающего историю, археологию и политехнические знания.

– Сначала решили создать три тематических зала – геологии и палеонтологии, металлургии, а также сакральной географии Восточного Казахстана, – объясняет директор музея. – Провели презентацию на областном уровне. Концепция получила одобрение и вошла в областную карту «Рухани жаңғыру» по направлению «Туған жер».

Помещение предоставил университет. Содержательную сторону определила программная статья Президента Нурсултана Назарбаева «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания». Как поясняет Анар, найденные археологами украшения и предметы из металла не возникли из ничего. Исторически на казахстанском Алтае действовала система добычи и производства цветных металлов, целая культура труда. Поэтому задуманные экспозиции должны были в первую очередь отвечать на вопрос «Как это работало?»

– Мы на весь мир славимся уникальными артефактами, но многие ли при взгляде на эти находки могут составить представление о древней эпохе? – рассуждает историк. – Нам показалось важным приблизить научную информацию к обычному человеку, сделать ее понятной каждому.

По долинам и по взгорьям

Прежде чем приступить к работе, Анар и ее команда – художник Виктор Калинин плюс оператор Андрей Охотенко – отправились в экспедицию на Калбинский хребет. Горная цепь знаменита сохранившимися до наших дней следами древних копей, где 3 тыс. лет назад рудознатцы безо­шибочно находили оловянную руду. В Уланском районе группа исследовала ущелье Карагайын и Белую гору, сделала аэросъемку, эскизы, собрала образцы. По словам историка, было важно в набросках и видео отразить естест­венный рельеф, натуральный цвет минералов и ландшафтов. Передать естество.

На древнем астрономическом комплексе Акбаур и на палео­литической стоянке в районе поселка Касыма Кайсенова были сделаны эскизы редких петроглифов. Помимо широко известных фигурок животных и сцен охоты здесь остались изображения людей без головы. Можно предположить, что речь идет о неких ритуальных обрядах. В Жарминском районе группа отсняла на видео знаменитые вертикальные выработки комплекса Аскаралы.

В итоге, как вспоминает Анар, эмоциональный и познавательный заряд оказался таким сильным, что практически сразу сложилась целостная картина экспозиционных залов.

– Дождь, ветер, холод, – вспоминает историк. – Но когда свои­ми глазами видишь, как шли геологические процессы и формировались рудные пласты, про непогоду забываешь. Словно в другом времени оказываешься. Видно, как в копи поступал кис­лород. Как были устроены вентиляционные отверстия, чтобы отводить дым от огневой проходки. Мы даже увидели древнюю систему безопасности – нетронутые кварцевые жилы, целики. Люди настолько разбирались в технологии выработок, что даже богатые оловом жилы оставляли целыми в качестве крепления.

Сейчас музей во всех подробнос­тях демонстрирует древнейшие рудники в формате дополненной реальности. Это разработка вузовских айтишников. Скачиваешь на смартфон или планшет приложение, сканируешь QR-код. И на дисплее появляется видео – затянутые лишайником куски породы, темные таинственные спуски в выработки, каменные молотки тысячелетней давности… Некоторые лазы настолько узкие, что в них мог поместиться только ребенок. Выходит, предки начинали обучать горному делу с ранних лет.

– Благодаря экспедиции мы поняли, каким хотим видеть наш музей, – говорит директор.

В ближайших планах – открытие монументальной диорамы комплекса Аскаралы в разрезе. Каждый сможет «погрузиться» в подземные копи, почувствовать себя рудокопом, взять в руки нас­тоящий каменный молоток…

Работа над экспозициями – невероятно живой и творческий процесс. Одновременно с монтажом конструкций разрабатывались экскурсии. Была показана география распространения технологий, связанных с цветными металлами и железом.

– Российский археолог Николай Зиняков изучил древнетюркские словари и нашел профессиональные металлургические термины, – рассказывает историк. – Другими словами, ценные знания записывали, сохраняли и распространяли по всей территории современного Казахстана.

Оформление «Большого Алтая» мало отвечает привычному представлению о музеях. Макеты и экспонаты напичканы «фишками» в виде 3D-моделей, проекций, световых и шумовых эффектов. В центре зала палеонтологии – виртуальный тираннозавр. Начинаешь приближаться – он разворачивается и обнажает страшную пасть. В этот момент только одна мысль: хорошо, что проекция небольшая, и хорошо, что она за стеклом.

Рядом выставлены модели животных эпохи кайнозоя, обитавших как на суше, так и в воде. По словам Анар Смагуловой, больше всего детей приводят в восторг даже не динозавры, а гигантские моллюски, дивные рыбы, устрашающие членистоногие. Ну и, конечно, дополненная реаль­ность, оживляющая этих вымерших гигантов.

В зале горного дела «зави­саешь» возле макетов древнего рудника, металлургической мас­терской и кузницы. Здесь, как сейчас говорят, визуализированы учебные тексты о технологиях I тыс. до н. э. Вот горн, тигель, кузнечные мехи – все наглядно. Задерживаемся у экспозиции древнего жилища. Мощный сруб из лиственницы создает впечатление надежного и теплого. Хотя с эстетической точки зрения он явно не пентхаус.

– Мы когда рассказываем, многие даже не верят, – говорит историк. – Андроновцы, прежде чем основать поселок, проводили ритуал жертвоприношения. Иногда это был ребенок – археологи находили костяки детей перед жилищем. Видимо, считалось, что энергия, сила ребенка переходит поселку и нужна для жизни.

Новые идеи, лучшие спецэффекты

С момента открытия музея осенью 2018 года в нем побывали десятки ученических и студенчес­ких групп, сотни преподавателей. По словам Анар Смагуловой, руководство вуза обе­ими руками «за», если учителя проводят здесь интерактивные уроки, например, по темам, сочетающим историю, краеведение, казахский язык и литературу.

– В рамках программы «Рухани жаңғыру» мы поставили задачу передавать школам музейные технологии, которые у себя разрабатываем, – поясняет директор. – Не все имеют возможность приехать в областной центр, поэтому наши специалисты готовы поделиться частью экспонатов.

Вопросы о включении «Большого Алтая» в экскурсионные программы уже задают туроператоры. И неудивительно: новая изюминка привлекает людей. Сейчас здесь планируют еще один зал – «Голос Великой степи». По словам директора музея, речь идет о нематериальном духовном наследии, а именно устной традиции, мифологии, тенгрианстве.

– Устная традиция, то есть много­кратно повторенное повест­вование, представляет собой историческую коллективную память, – рассказывает историк. – А это – основа культурного кода. Например, в легенде о Коркыте заложена глубокая философская информация о сторонах света и о том, что человек обманул Смерть. О звуках кобыза, которые могут умиротворить, гармонизировать внутренний мир. Нам интересно создать такую экспозицию, чтобы мистерии стали понятны зрителю.

В статье Главы государства «Семь граней Великой степи» сказано, что изобретение способов получения металлов открыло новую историческую эпоху и навсегда изменило ход развития человечества. Музей «Большой Алтай» стал, пожалуй, первой площадкой, где просто, понятно и ярко представлены не только природа и археология, но и технические знания по истории горно-металлургического произ­водства.

Автор:
Галина Вологодская, Восточно-Казахстанская область
10:31, 26 Февраля 2019
0
661
Подписка

Популярное

Читайте также