Главная страница

Шкурный вопрос

Одна из острых проблем животноводов – отсутствие производств по переработке шкур и шерсти.

Не секрет, что данное сырье животноводам некуда сдавать и, как это ни парадоксально, остается только выбрасывать его... на свалку. Не раз приходилось видеть, как на селе хозяин подворья, зарезав барашка, шкуру тут же складывал в мешок и отвозил за поселок вместе с мусором.

– Жалко, конечно, сырье ценное, – сокрушался он при этом, – а куда его девать?

Увы, так приходится поступать хозяину личного подворья, а теперь представьте, к примеру, подобную картину в масштабе целого скотного базара или мясокомбината, где ежечасно скот забивается на конвейере – там горы шкур и шерсти! Куда это все вывозится – тоже на свалку или на утилизацию?

Хорошо, если руководство производства продумало наперед этот вопрос и договорилось с кем-то из партнеров, возможно, даже зарубежных, коль нет соответствующих перерабатывающих мощностей в родном отечестве. Впрочем, и здесь возникают нестыковки, поскольку там, за границей, в первую очередь обращают внимание на качество кожевенного сырья, и обычные низкосортные шкуры, заготовленные к тому же как попало, там тоже мало кому нужны. Короче, замкнутый круг получается…

И как бы кто сегодня ни хаял былые советские времена, но в этом секторе животноводства тогда все же был какой-то порядок, системный подход, который и перенять не грех. Люди старшего поколения помнят, что в каждом районе работали заготовительные конторы, и их представители на гужевом транспорте объезжали дворы, собирая шкуры, шерсть, даже костные отходы. Все это потом отправлялось на предприятия переработки. Прибывали заготовители в строго определенные дни, и к тому времени жители уже ждали их возле своих домов.

На складе самой заготконторы прием также был организован. Ее представитель строго проверял качество каждой шкуры, следя за тем, чтобы на ней не было порезов или отверс­тий, оценивал ее по сортности и затем уже расплачивался с каждым сдатчиком кожсырья по твердым государственным расценкам.

Учитывая это, хозяева домашней скотины, освежевывая тушу забитого животного, старались не допускать порезов шкуры, обсаливали ее, обеспечивая надлежащее хранение и хороший товарный вид. То есть был стимул, потому и качество не страдало.

В свое время в Актобе даже запустили завод первичной обработки шерсти (ПОШ), и местное сырье стало напрямую поступать туда на переработку. В начале 90-х годов в проекте было и строительство крупного кожевенного предприятия на базе мясокомбината. Однако комбинат вскоре постигло банкротство.

Долгое время его уникальное оборудование было законсервировано – хозяева надеялись возродить производство, но из-за отсутствия оборотных средств, инвестиций все приш­лось выставить на торги. Таким образом, в общей цепочке переработки произошел разрыв, который и до сегодняшнего дня отражается на отрасли.

В 2014–2015 годах в рамках Комплексного плана Правительства РК, казалось бы, принимались меры по развитию переработки сельскохозяйственной продукции и пищевой промышленности, но каких-то кардинальных изменений они не принесли.

Помнится, в те годы в Мартукском районе на базе одного из крестьянских хозяйств был введен в эксплуатацию цех первичной обработки шкур КРС мощностью 180 тонн. Стоимость проекта составила 135 млн тенге. Фермер вложил и собственные деньги. Прежде чем вводить производство, он изучил рынок сбыта, нашел потенциальных покупателей кожевенного полуфабриката. Закупил турецкое оборудование, подготовил 30 специалистов кожевенного дела.

Сырьем на первоначальном этапе обеспечивали мелкие и крупные фермерские хозяйства, закупал его предприниматель и у хозяев личных подворий. В тот момент данное производство было единственным предприя­тием в области, осуществляющим такой вид деятельности. Готовую продукцию – кожевенный полуфабрикат – охотно начали приобретать кожевенники из Турции, Китая. Но постепенно что-то пошло не так, и темпы производительнос­ти пошли на убыль.

По словам начальника областного управления ветеринарии Кусайына Сарсембая, причина спада – в сбыте, все упирается прежде всего в качество сырья. И это проявляется не только по линии ветеринарии. Многое зависит от ухода, наличия племенного вида скота, кормовой базы... А у нас как получается: лишь бы сдать сырье, а все остальное – на последнем месте.

Возьмем, к примеру, овчину. Как отметил представитель ведомства, в области выращивается четыре вида овец, но, к сожалению, не во всех хозяйствах хватает специалистов, которые могли бы строго в соответствии со всеми зоотехническими нормами вести работу по организации племенного стада. Отсюда и качество шерсти. Для решения этой проблемы ведомством предпринимаются шаги по улучшению ситуации.

В областном управлении сельского хозяйства также не скрывают того, что прием и переработка шерсти, шкур остаются большой проблемой для аграрного сектора не только региона, но и всего Казахстана. Чтобы как-то поправить положение, изначально в области пытались решить вопрос открытия завода по переработке шерсти – заключили даже контракт с крупной турецкой компанией.

Партнеры запросили сразу пробные партии сырья на экс­пертизу для лабораторного анализа. Отправили им, на первый взгляд, самое лучшее с предприя­тий мясного кластера, с мясокомбината, где применяются новейшие технологии. Но, по оценке заказчика, вся продукция оказалась ниже шестой категории. Немало изъянов выявилось именно по линии ветеринарии из-за болезней животных. Потому и шерсть оказалась не соответствующей необходимым стандартам. А так от хорошего сырья разве отказались бы?

Чтобы оберегать скот от болезней, из местного бюджета каждый год изыскиваются необходимые средства. Порядка 21 млн тенге выделяется на прививки и 8 млн – на лекарственные препараты. Ежегодно проводятся госзакупки. И как говорят ветеринарные специа­листы, важно в соответствую­щий сезон всем владельцам скота вовремя его прививать.

В том, что ситуацию с улучшением племенной работы в животноводстве, а значит, и с повышением качества шерсти, можно успешно решать, убежден и заведующий отделом овцеводства областной сельскохозяйственной опытной станции кандидат сельскохозяйственных наук Куаныш Есенгалиев. Как он считает, потенциал у области в этом направлении огромный. Во всяком случае, был период, когда тысячу голов племенных пород овец, выращиваемых в хозяйстве «Алтын Әсел», охотно закупили Арабские Эмираты. Причем на экспорт были проданы породы актюбинского типа – казахской курдючно-полугрубошерстной.

По словам ученого, это стало возможным благодаря успешной научно-исследовательской селекционной работе, которая ведется там с 2003 года – с момен­та создания на базе ТОО племенного хозяйства. Этот тип породы был весьма ценен и в советские времена, поскольку белая шерсть, так называемая ковровая, пользовалась тогда большим спросом. Она была незаменима в качестве основного сырья для коврово-ткацких производств.

Выведение такой шерсти было взято даже на контроль Совета министров бывшего Союза: «сверху» было спущено задание о необходимости разведения овец полугрубошерстных пород в четырех областях Казахстана, одной из которых стала Актюбинская.

Основными точками для выращивания ценного генофонда племенных овец стал юг региона – хозяйства Иргизского, Шалкарского и бывшего Карабутакского районов. Совместно с учеными на их базе и велась кропотливая работа по совершенствованию племенных качеств овец, созданию на основе селекции новых высокопродуктивных заводских линий, типов.

Как отмечает Куаныш Есенгалиев, уже тогда ученые хорошо понимали, что повышение эффективности и конкурентоспособности отрасли во многом связано с более полным использованием генетических продуктивных ресурсов разводимых пород овец. И результат их усилий в этом направлении оправдался: были апробированы казахские курдючные полугрубошерстные овцы сразу трех типов, в том числе актюбинский, созданный при участии ученых местной опытной станции.

В последующем в процессе разведения только в актюбинском регионе поголовье данного типа достигло в те времена 200 тыс. овец.

В годы распада Союза многие хозяйства оказались в кризисе, закрылись, а племенной скот стал уходить на бартер. Такая же участь могла коснуться тогда и одного из племсовхозов в Иргизском районе. Однако Хамит Утеулы – директор нынешнего производства – решил сохранить ценные породы, соз­дав на базе бывшего совхоза ТОО «Алтын Әсел». Не растерял он связи и с учеными. В 2003 году товариществу был придан статус племенного хозяйства. Сегодня численность выходного поголовья казахской курдючной грубошерстной породы овец актюбинского типа у него сос­тавляет несколько тысяч. И хозяйство считается одним из крупных в области. На хорошее качество сырья сразу, как говорится, клюнули: на ковровую шерсть поступают заказы как из регионов республики, так и зарубежных государств. Спрос на белую, светло-серую шерсть полугрубошерстных овец вновь пошел вверх, поскольку в стране открываются новые коврово-ткацкие производства.

Животноводы «Алтын Әсел» по рекомендации ученых строго соблюдают всю технологию содержания, выпаса племенного скота, на должный уровень пос­тавлена селекционная работа. Есть у хозяйства свои зимовья и сочные летние пастбища. Образцы выращиваемых племенных овец Хамит Утеулы нередко привозит на сельскохозяйственную выставку в областной центр. Директор строит большие планы по дальнейшему увеличению поголовья высокопродуктивной породы и расширения рынка сбыта ковровой шерсти. Он убежден: коль есть качество – будет и сбыт.

Автор:
Жубаныш Байгуринов, Актюбинская область
07:50,18 Октября 2021
0
1528
Подписка

Популярное