Главная страница

Развивая современную концепцию водопользования

Значение воды в нашей жизни сложно переоценить. Вот почему в условиях глобального изменения климата и связанных с этим погодных аномалий многократно возрастает ответственность государства и его уполномоченных органов за принятие решений в вопросах эффективного управления водными ресурсами.

О ситуации, сложившейся в водной сфере Казахстана, ее проблемах и трендах дальнейшего развития – в интервью министра экологии, геологии и природных ресурсов РК Магзума Мирзагалиева.

– Магзум Маратович, в связи с глобальным потеплением сегодня все более актуализируется проблема водных ресурсов. Причем речь идет не только о питьевой воде, но прежде всего о воде для ирригации. Как бы Вы оценили положение страны в этом плане?

– Существует понятие «водность года». Бывают как многоводные, так и маловодные периоды. При этом водность имеет цикличность и продолжительность.

Продолжительность цикла составляет в среднем от 10 до 12 лет. И, к сожалению, в последние 3 года мы находимся в цикле маловодья, который может затянуться до 2030 года. Если быть точным, то общий объем воды так называемого «суммарного речного стока» в год составляет 90 или 100 кубических километров. Из них половина – 50,8 кубических километра – местный сток, остальное через трансграничные реки поступает из Китая, стран Центральной Азии и России.

В 2019-м объем составил 83 кубических километра, что меньше среднемноголетнего значения на 20%. В сравнении с 2016–2017 годами снижение составило аж 40%. Эти показатели настораживают и заставляют задуматься над вопросами водосбережения и рационального использования поливной влаги.

Общий объем водозабора для нужд населения и отраслей экономики составляет 25 кубических километров. Из них на сельское хозяйство приходится 15 кубических километров (65%), на промышленность – 6 кубических километров (30%) и на коммунальное хозяйство – 1 кубический километр (5%).

При этом есть общеизвестные проблемы, связанные как с крупными реками, к примеру, Уралом, так и малыми – Ойылом и Жемом, где происходит интенсивное сокращение воды.

Если говорить конкретнее о проблеме Жема и Ойыла, то сейчас обстоятельства складываются следующим образом. Их воды используются для снабжения Актюбинской и Атырауской областей, поэтому эти малые реки имеют важное водохозяйственное значение. Но в последние годы они мелеют.

Наши специалисты проанализировали ситуацию на основе наблюдений, которые ведутся с 1935 года. При этом анализ показал: на данных реках прослеживается устойчивый тренд сокращения стока в многолетнем разрезе. Последние 20 лет в обоих речных бассейнах наблюдается тенденция уменьшения осадков, а также дефицит осенней увлажненности почвы.

Следовательно, надо полагать, что большая часть стока в весенний период теряется на его подпитку.

Анализ изменения температуры воздуха в последние годы показывает рост, который приводит к интенсивному испарению влаги с поверхности бассейнов рек. Это значит, что уменьшение стока Жема и Ойыла происходит под влиянием глобального потепления.

В Казахстане семь из восьми бассейнов – трансграничные. Поэтому водные дипломатические отношения с нашими соседями крайне важны.

Географическое положение и климатические условия делают республику вододефицитной страной. Скажу больше: имеющиеся водные ресурсы неравномерно распределены по нашей территории. Если Восточный Казахстан относится к водообеспеченному региону, то южные, Западный Казахстан – к вододефицитным.

– Учитывая цикл маловодья, как обстоят дела с обеспечением водными ресурсами сельского хозяйства?

– Начну с того, что к вегетационному периоду мы готовимся заранее. Ежегодно Казгидромет к 1 марта разрабатывает гидрологический прогноз по стране. На его основе до начала вегетации начинаем работу с акиматами и производителями аграрной продукции. 2020 год прошел для нас нелегко, он выдался маловодным. Однако в целом его удалось пережить успешно.

Фермеры заранее были предупреждены о необходимости рационального использования поливной воды. Давались рекомендации о сокращении посевов влаголюбивых культур, применении водосберегающих технологий и соблюдении севооборотов.

Если говорить конкретно о ситуации в регионах, то в Алматинской, Жамбылской, Кызылординской и Туркестанской областях водообеспечение орошаемых земель оказалось очень напряженным. Снижение стока рек, включая трансграничные, на 15–20% и увеличение посевных площадей влаголюбивыми растениями в данных регионах обострили проблему полива.

Площадь орошаемых земель Алматинской области увеличилась на 11% по сравнению с 2019 годом, а сток Или уменьшился в 3 раза. В Жамбылской области в 2020-м объем воды был ниже средне­многолетних данных на 15–20%.

В Туркестанской области приток Сырдарьи оказался ниже на 15%. Объем Токтогульского водо­хранилища в Кыргызстане, который является основным ресурсом реки, стал на 2 миллиарда кубов меньше, чем в 2019-м.

По Кызылординской области также возникла сложная водохозяйственная обстановка. Площадь орошаемых земель составила 251 тысячу гектаров, или 16% от общей орошаемой площади страны. Регион использовал 43% водопроводной воды в целом по республике. При этом следует отметить, что площадь посевов риса здесь составила 90 тысяч гектаров, тогда как согласно Программе развития АПК она не должна была превышать 75 тысяч.

Однако благодаря своевременным и оперативно принятым мерам все фермеры были обеспечены поливной водой и смогли пройти вегетационный период прошлого года достаточно благополучно.

– С учетом водного дефицита специалисты стали говорить о возможности попасть под некие «ножницы» в связи с ежегодно расширяемыми площадями орошаемых земель, для которых потребуются дополнительные объемы поливной влаги. Есть ли решение для этой проблемы?

– Как известно, Глава государства поручил до 2030 года довести площадь орошаемых земель до 3 миллионов гектаров. Чтобы выполнить поставленную задачу, необходимо принять комплекс мер, направленных на эффективное использование воды. Для этого Министерством экологии, геологии и природных ресурсов предлагается, во-первых, поэтапно, в течение нескольких лет в Кызылординской, Алматинской и Туркестанской областях на 29 тысяч гектаров сократить посевы риса, что позволит ежегодно экономить кубический километр воды.

Во-вторых, необходимо активизировать внедрение сберегающих технологий полива на площади не менее 750 тысяч гектаров. Это даст возможность сэкономить в среднем еще 2,2 кубических километра воды.

В-третьих, следует осуществить масштабную цифровизацию.

Позитивные примеры уже есть: в 2020 году в Туркестанской области нами был впервые оцифрован канал. В итоге удалось выявить перерасход поливной воды до 45% от режима орошения.

Этот действительно успешный кейс осуществлен в Мактааральском районе на 12-километровом магистральном канале К-19 с подвешенной площадью орошае­мых земель более 3,6 тысячи гектаров, на которых находятся 328 крестьян­ских хозяйств. Теперь каждое из них видит и знает, куда идут платежи, и может сверить данные. Здесь следует особо подчеркнуть: цифровизация непременно подтолкнет хозяйства к экономии воды.

Благодаря этому успешному опыту мы в течение 5 лет намерены осуществить масштабную цифровизацию на 119 основных магистральных каналах, в результате ежегодная экономия воды составит от 2 до 3 кубических километров.

В-четвертых, необходимо приступить к реконструкции оросительных сетей. В Казахстане имеется свыше 19,5 тысячи километров оросительных каналов, но только 3 600 километров из них имеют бетонное покрытие. В целях борьбы с потерями воды в течение 10 лет планируется одеть в бетон 10 тысяч километров ирригационных сетей, доведя их общую протяженность до 13 тысяч километров.

В-пятых, за этот же срок необходимо построить 39 новых водо­хранилищ для аккумулирования воды в объеме 3,6 кубических километра, которые позволят снизить угрозы паводковых явлений для 70 населенных пунктов и 137 тысяч человек. Тем самым будут обеспечены источником воды 394 тысячи гектаров новых орошаемых земель, что позволит создать более 129 тысяч рабочих мест в сельском хозяйстве.

Уже сегодня в Туркестанской области ведется строительство водохранилища Кенсай-Коскорган-2, по 28 аналогичным водным объектам разрабатывается технико-экономическое обоснование, а по трем – проектно-сметная документация.

В-шестых, необходимо пересмотреть тариф на использование воды для орошения. Тарифы являются низкими в связи с тем, что в них заложены только минимальные затраты на содержание водохозяйственных сооружений, капитальный ремонт и реконструкцию.

Низкий удельный вес стоимости воды в себестоимости продукции не стимулирует земледельцев внедрять сберегающие технологии, а также проводить реконструкцию систем орошения. К примеру, в килограмме помидоров стоимость воды составляет примерно четыре тиына... Это недопустимо еще и потому, что низкие тарифы тормозят приток новых инвестиций. Кроме того, примитивные технологии полива на более чем 90% площади приводят к развитию ирригационной эрозии, засолению почв и другим негативным процессам.

Таким образом, успешное осуществление шести вышеперечисленных мер позволит к 2030 году обеспечить экономию воды, необходимой для полива 3 миллионов гектаров орошаемых земель.

– Магзум Маратович, в начале интервью Вы говорили о том, что значительная часть водных ресурсов к нам поступает извне. Есть ли проблемы, связанные с трансграничными реками?

– Казахстан географически расположен в нижнем течении основных крупных рек (Сырдарьи, Иртыша, Или, Урала, Шу, Таласа и Эмеля). Вследствие этого мы в значительной степени зависим от водохозяйственной политики сопредельных стран: Китая, Кыргызстана, Узбекистана и Российской Федерации.

Что касается Узбекистана, то водохозяйственные отношения осуществляются по бассейну Сырдарьи и регулируются в рамках пятистороннего соглашения между Казахстаном, Кыргызстаном, Узбекистаном, Таджикистаном и Туркменистаном «О сотрудничестве в сфере совместного управления использованием и охраной водных ресурсов межгосударственных источников». В рамках документа действует межведомственная координационная водохозяйственная комиссия.

Основной проблемой по бассейну Сырдарьи является нарушение установленного еще в советское время порядка распределения водных ресурсов. С обретением независимости республики стали проводить самостоятельную водохозяйственную политику во многих случаях, увы, без учета интересов стран низовья.

С коллегами из Узбекистана в прошлом году нами проведена значительная работа. Подписана «дорожная карта» по вопросам сотрудничества в сфере водных отношений, охватывающая весь спектр проблемных вопросов с определением сроков их решения.

Мы провели совместный осмотр водохозяйственных сооружений, построенных и реконструированных после 1991 года. Это было сделано для того, чтобы определить те водохранилища, которые ранее не учитывались в водном балансе.

Как известно, в свое время с Казахстаном не было согласовано строительство Сардобинского водохранилища, безопасность его эксплуатации также находилась в исключительной компетенции узбекской стороны. Прорыв его дамбы стал поворотным моментом в наших отношениях.

Совместно с узбекскими коллегами мы пришли к пониманию, что только общими усилиями можно не допустить повторения подобного рода аварий. Сейчас продолжаются переговоры по межправительственному соглашению о совместном управлении и использовании трансграничных водных объектов. Мы намерены довести данный вопрос до конца.

Подписание соглашения позволит в будущем обеспечить прозрачность распределения водных ресурсов на основных водохозяйственных участках, расположенных на территории Узбекистана.

Что касается сотрудничества с соседями из Кыргызстана, то нас объединяют реки Шу и Талас. С 2000 года действует межправительственное соглашение об использовании водохозяйственных сооружений межгосударственного пользования. Из положенного объема воды мы получаем в последние годы примерно 60–70%.

Это нас не может не беспо­коить, поэтому мы часто встречаемся с коллегами из Бишкека, устанавливаем круглосуточные дежурства на водных объектах в вегетационный сезон. Надеемся, ситуация с подачей воды казах­станской стороне по межгосударственным каналам, в основном расположенным в бассейне реки Шу, улучшится.

Водные отношения между Казахстаном и Российской Федерацией регулируются соглашением о совместном использовании и охране трансграничных водных объектов от 2010 года.

В последние годы особую обеспокоенность вызывает экологи­ческое состояние Урала, связанное с уменьшением его водности. В соответствии с поручением глав государств, данным на XVI Форуме межрегионального сотрудничества Казахстана и России в Омске, были разработаны и подписаны совместные программы оздоровления бассейнов рек Урала и Иртыша.

Утверждена Единая дорожная карта по совместным гидрологическим исследованиям всех транс­граничных рек между Казахстаном и Россией, в рамках которой предусмотрены мероприятия по изучению гидрологического режима Урала. Здесь мне бы хотелось отметить, что 90% стока реки формируется на территории Российской Федерации. При этом уровень воды в реке зависит от объемов, поступающих в период половодья.

Мы уже приступили к реализации «дорожной карты». Результатом совместной работы с российскими коллегами станут усовершенствование эксплуатации водохранилищ в верховьях реки и предложения по совмещению пиков половодья по основным притокам и руслу Урала с целью обеспечения паводкового стока, близкого к максимальным расходам.

Обеспокоенность вызывает состояние рек Караозен и Сарыозен (Большой и Малой Узени) в Западно-Казахстанской области. Данный вопрос также доведен до сведения российских коллег. В результате мы пришли к договоренности о выработке единой методики расчета водохозяйственного баланса этих рек, который позволит выявить проблемы гидрологического режима и послужит принятию совместных мер по улучшению их состояния.

Необходимо провести тщательный анализ, изучить, какие на сегодняшний день существуют барьеры в части регуляции режима поступления воды из российских регионов, расположенных выше по течению. Поэтому работа по вопросам водной дипломатии будет усилена и активно продолжена.

– В январе текущего года Глава государства подписал новый Экологический кодекс. Какая роль отведена водным ресурсам на законодательном уровне?

– Вызовы и риски для водной безопасности Казахстана во многом связаны с неэффективным управлением водными ресурсами. Одна из главных причин – несовершенное водное законодательство. Водный кодекс был принят в 2003 году, прошло уже 17 лет. Необходимо пересмотреть его в целях дальнейшего совершенствования.

В этой связи министерство приступило к подготовке нового Водного кодекса, в текущем году планируем разработать его концепцию.

Современная концепция водопользования предполагает не только регулирование потребности в воде и ее качества, но и сохранение связанных с водными объектами природных экосистем.

Приоритетной целью водной стратегии и политики станут осуществление национальных действий по сохранению водноресурсного потенциала страны и экологическая безопасность ее водных экосистем. Планируется пересмотреть экономические механизмы в сфере водопользования для стимулирования водосбережения, внедрения наи­лучших технологий и развития государственно-частного парт­нерства.

Конечно же, это не означает, что в действующем водном законодательстве эти вопросы не отражены. Они есть, но, к сожалению, по разным причинам не актуальны.

Как уже было сказано, в начале текущего года Президентом страны подписан Экологический кодекс. Одной из основных его новелл стал принцип «загрязнитель платит», в основе которого лежит подход, что государство должно создать такие условия, при которых производителям будет экономически невыгодно загрязнять окружающую среду. Использование наилучших доступных технологий станет краеугольным камнем экологического регулирования.

Создание условий, стимулирующих бережное отношение к воде, – наш следующий шаг как уполномоченного органа. Водный кодекс также должен соответствовать международным стандартам и обеспечивать рациональное использование водных ресурсов.

В настоящее время Казахстан председательствует в Бюро Конвенции об охране и использовании трансграничных водотоков и международных озер. Одним из основных принципов конвенции является управление водными ресурсами, осуществляемое таким образом, чтобы потребности нынешнего поколения удовлетворялись без ущерба для поколений будущих.

Новый Водный кодекс будет разработан с учетом нашего обязательства перед будущими поколениями путем создания условий для экономии воды всеми потребителями.

– Благодарим Вас за содержательное интервью. Что бы Вы хотели добавить от себя лично?

– Главное, следует помнить, что вода – ресурс ограниченный. Поэтому каждый из нас несет ответственность за ее умеренное и рациональное использование.

Экономия воды, бережное отношение к ней позволят решить и предотвратить многие сложные ситуации.

Автор:
Гурий Шедин
09:09, 25 Января 2021
0
1149
Подписка

Популярное