Главная страница

Принять или отложить?

Разработку нового Экологического кодекса в стране можно без преувеличения причислить к наиболее значимым событиям прошлого года.

Как и планировалось изначально, в качестве базовых в него заложили принципы экологичес­кого законодательства стран ОЭСР. При этом климатическая политика, основанная на распределении квот и внутреннем углеродном рынке, существенных изменений не претерпела. Зато в новой редакции кодекса появилось кардинальное новшест­во, из-за которого до сих пор не могут договориться экологические сообщества и промышленные предприятия страны.

На сегодня все еще открытым остается вопрос источников окупаемости затрат на внедрение наилучших доступных технологий (НДТ). Ситуацию усугубила и пандемия коронавирусной инфекции, повлекшая за собой мировой экономический кризис.

Как обещают разработчики документа, значимые изменения в законопроекте выльются не только в увеличение финансовой нагрузки на промышленность, но и затронут общие принципы и подходы к защите окружающей среды. Что касается энергосбережения и энергоэффективности, то здесь принципиально новых перемен не предвидится.

Эксперты едины во мнении: на законодательном уровне необходимо будет ввести стимулы для субъектов регулирования естественных монополий, связанных с передачей электроэнергии, тепла и газа, посредством включения в их инвестиционные программы расходов на энергосберегающие проекты.

В данный момент в Казахстане действуют стандарты качества воздуха, в которых указаны нормы содержания основных загрязняющих веществ. В соответствии со статистическими данными показатели состояния окружающей среды в стране улучшаются сразу по нескольким направлениям. К примеру, выбросы основных загрязняющих веществ на сегодня ниже уровня, зафиксированного в 2000 году, за исключением выбросов оксида азота и монооксида углерода, они выросли в годовом выражении на 64 и 26% соответственно.

При этом, как отмечается в Национальном энергетическом докладе за 2019 год, в 2 раза возросли объемы производства электроэнергии и добычи энергоресурсов. А в период с 2014 по 2018 год наблюдается увеличение выбросов и в абсолютных значениях, однако удельный показатель последних к ВВП снижается.

В целом важнейшая для страны задача по снижению воздействия и улучшению качества окружающей среды требует общей увязки и согласованности действий и планов государственных органов в экологической, социальной и экономической сферах.

Экологический кодекс пока не принят. В том числе, как видится, и из-за споров между экологами и промышленниками. Какие именно позиции отстаивает каждая из сторон? «Казправда» попыталась в этом детально разобраться.


За

Черный снег и серый дым

Вопросы охраны окружающей среды всегда волновали граждан, независимо от того, в какой стране они проживают. Поэтому не­удивительно, что экологические ценности были закреплены в конс­титуциях наряду с важнейшими правами человека.

В последние годы на первый план все чаще стали выходить такие глобальные задачи, как сох­ранение биологического разно­образия, создание благоприятной среды для проживания людей и право последних на получение достоверной информации о ее состоянии.

В связи с этим более чем понятна непримиримая позиция по отношению к загрязнителям живой природы председателя правления ОЮЛ «Ассоциация экологических организаций Казахстана» Айгуль Соловьевой, являющейся одним из разработчиков нового Экокодекса республики.

– Мы по-прежнему вынуждены наблюдать черный снег и серый ядовитый дым, наносящий вред здоровью людей, – говорит она. – Поэтому любые аргументы руководителей промышленных предприятий, выступающих за отсрочку принятия Экологичес­кого кодекса, считаю несостоятельными. Они не способствуют повышению качества жизни населения. Более того, обрекают экономику государства на технологическую деградацию. За последние полтора года около 140 различных экологических сообществ страны внесли в новую редакцию кодекса более 150 различных предложений, направленных на усиление общественного контроля над соблюдением норм экологичес­кого законодательства. Осталось только принять документ, который до сих пор находится на рассмотрении в Парламенте.

Практика ответственного инвестирования

По словам Айгуль Соловьевой, хорошо всем знакомый Индекс инклюзивного развития стран также служит подтверждением тому, что экономика без учета «зеленого» роста обречена на провал. В соответствии с расчетами специалистов экология определяет до 20% роста ВВП на душу населения.

– У нас есть хорошие примеры инвестиций в энергоэффективность, возобновляемые источники энергии и сокращение загрязнения окружающей среды, – продолжает глава Ассоциации экологических организаций. – Взять хотя бы амбициозный проект «Бурное Солар-2» – солнечную электростанцию, являю­щуюся наглядным доказательством того, что отечественные предприниматели проявляют интерес к ВИЭ, несмотря на высокую зависимость от угля. Бизнес, нацеленный на долгосрочные перспективы, старается отслеживать новейшие тренды мировой экономики и в соответствии с ними планирует свою дальнейшую деятельность.

В подтверждение этих доводов Айгуль Соловьева обращается к мировой практике ответственного инвестирования.

– К примеру, Норвежский фонд выводит свои активы сразу из 12 нефтяных компаний только из-за того, что те оставляют высокий углеродный след. На мой взгляд, предприятиям горнодобывающей промышленности давно пора самим продвигаться в этом вопросе, а не ждать экономических стимулов от государства, – уверена она.

Буквально на днях представители ассоциации выступили с новым почином, направленным на воспитание у казахстанцев культуры ответственной утилизации бытовых отходов. Пилотный проект StopMusor будет реализовываться в столице и Алматы по март 2021 года включительно.

К слову, сейчас в Казахстане насчитывается 3,2 тыс. полигонов, где накоплено более 120 млн тонн мусора. Свыше 20 мусорных свалок уже переполнено.

НДТ решат проблемы модернизации

Председатель Комитета экологического регулирования и контроля Минэкологии Зулфухар Жолдасов, в числе других принимавший непос­редственное участие в разработке законопроекта, приводит аргументы целесообразности внедрения на крупных промышленных предприятиях наилучших доступных технологий (НДТ).

– Сегодня европейские страны все больше отходят от неэкологичной продукции. К примеру, ряд всемирно известных брендов уже отказался от сырья из Африки по той причине, что добыто оно без соблюдения норм экологии. Если своевременно не принять необходимых мер, то в скором будущем и казахстанский экспорт на том же самом основании может стать неконкурентоспособным, – предупредил он.

Принятие нового Экологичес­кого кодекса страны поможет предприятиям решить проблемы с модернизацией, уверен Зулфухар Жолдасов.

– До 2023 года мы будем разрабатывать перечень требований к новейшим доступным технологиям, – рассказал он. – В Европе такой порядок уже узаконен, и каждая компания его придерживается. Технологии должны быть экологичными, экономичес­ки выгодными и, самое главное, апробированными.

Внедрение наилучших доступных технологий является одним из ключевых направлений законопроекта. В то же время модернизация потребует значительных расходов промышленных предприятий. И все же в Минэкологии уверены, что это единственно возможное решение вопроса качества окружающей среды в таких городах, как Темиртау, Балхаш, Усть-Каменогорск, Караганда, и других.

Тем более что данный механизм начнет применяться не сразу, а начиная с 2025 года. Уполномоченный орган отстаивает свою точку зрения и относительно сроков проведения модернизации.

На добровольных началах

– Новшество коснется только 50 крупных предприятий, выбрасывающих 70% эмиссии парниковых газов по всей стране. Производства, внедряющие НДТ, будут освобождены от экологичес­ких платежей, а сэкономленные средства они смогут потратить на модернизацию. Все будет происходить на добровольных началах, – пояснил представитель ведомства. – При этом предприятия, внедряющие НДТ, освободят от экологических платежей. А для тех природопользователей, которые предпочтут жить по-старому, они станут выше. Непосредственно на саму модернизацию отводится 10 лет (с 2025 по 2035 год).

Как отметил Зулфухар Жолдасов, для таких предприятий экологические платежи будут увеличиваться каждые четыре года: в два, четыре и восемь раз.

Вместе с тем, по оценкам экс­пертов Назарбаев Университета, несовершенное в сфере экологии законодательство обходится нашей экономике в более чем 2,4 млрд долларов, или 1,5% ВВП ежегодно.


Против

Подходит, но не всем…

О том, что планируемые в экологическом законодательстве изменения станут наиболее ощутимыми для предприятий первой категории в части обязательств внедрения НДТ и автоматизированных систем мониторинга эмиссии (АСМ), сообщается в Национальном энергетическом докладе за 2019 год.

– Необходимо отметить, что внедрение НДТ только по предварительной оценке потребует инвестиций в размере 10–40 миллиардов американских долларов. Требование по внедрению АСМ также увеличит дополнительную финансовую нагрузку на предприятия, – предупреждают разработчики НЭД-2019.

В Казахстанской ассоциации организаций нефтегазового и энергетического комплекса ассоциации «Kazenergy» проинформировали также, что не все данные по эмиссиям можно собирать в автоматизированном режиме.

В целом здесь одобряют большинство новелл Экокодекса, но внедрение НДТ считают шагом, который подходит не всем предприятиям. В частности, так считает генеральный директор ассоциации «Kazenergy» Болат Акчулаков.

– В настоящее время проходит аудит компаний первой категории, на основании чего будет сос­тавлен справочник требований к предприятиям. По его итогам они смогут самостоятельно подбирать себе технологии, чтобы соответствовать требованиям. Однако даже с учетом того, что можно будет не платить за эмиссию, не для всех из них сумм будет достаточно, чтобы провес­ти модернизацию, – уверен генеральный директор Kazenergy.

Без стимулов не обойтись

Глава ассоциации нефтяников и энергетиков видит два пути решения данного вопроса.

– Первый – если дадут возможность учитывать затраты на внедрение НДТ в себестоимос­ти и не окажется ограничений в ценообразовании для конечного потребителя. Второй – если со стороны Правительства будут приняты меры экономического стимулирования с тем, чтобы изменить фискальный режим и не допустить значительного роста потребительских цен, – предлагает Болат Акчулаков.

По его словам, если этого не сделать, цены вырастут для определенной группы товаров. В противном случае предприятия вынуждены будут провести оптимизацию персонала.

– Прогнозы говорят о том, что экономическая ситуация нач­нет выправляться примерно к 2022 году. До того, как цены на нефть восстановятся до прежнего уровня, пройдет очень много времени, а это значит, компаниям нефтегазовой отрасли ничего не останется, как подсчитывать убытки. В свою очередь внедрение новых технологий – это миллиардные вложения, поэтому вопрос экономических стимулов остается открытым. Мы – за экологические реформы, но в столь непростых экономических условиях нельзя бросать предприятия на произвол судьбы, – считает глава Kazenergy. – Разумно воспользоваться периодом большой рецессии для того, чтобы сделать необходимые расчеты и попытаться объединить проект Экологического кодекса с Налоговым и другими кодексами РК.

Как отмечают в Ассоциации неф­тяников и энергетиков, только после завершения всех расчетов можно будет вносить в Правительство пакет предложений о мерах экономического стимулирования. Тем более что этот вопрос уже неоднократно поднимался представителями крупного бизнеса в рабочих группах по обсуждению новой редакции Экокодекса.

Рекомендации НЭД

Проведенный еще до объявления в стране карантина технический аудит состояния тех же нефтеперерабатывающих заводов показал практически полное их несоответствие европейским справочникам НДТ. Как считают производственники, при комплексном подходе и соответствующей поддержке государства имеются все шансы провести полноценную модернизацию промышленности и защитить окружающую среду.

В Ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий (АГМП) также солидарны с мнением о том, что сроки принятия законопроекта следует отложить, ибо уровень инвестиций, необходимых для внедрения наилучших доступных технологий, будет превышать финансовые возможности предприятий.

– Внедрение достаточно дорогих технологических проектов, особенно с учетом того, что с коммерческой точки зрения некоторые из них невозвратные, без поддержки государства приведет к удорожанию производимой продукции и снижению ее конкурентоспособности на мировых рынках, – уверен глава АГМП Николай Радостовец.

В тексте Национального энергетического доклада-2019 (НЭД) также разработаны общие рекомендации по принятию Экокодекса страны. В частности, комплексные экологические разрешения (КЭР) для предприя­тий первой категории должны сопровождаться возможностью отлаженного ввода данного механизма для низкодоходных социально значимых предприятий.

«Для субъектов естественных монополий затраты на внедрение НДТ должны учитываться в тарифах. В то же время для энергопроизводящих предприятий (электростанций) затраты на внедрение наилучших доступных технологий должны стимулироваться и учитываться через механизм мощности», – оговаривается в документе.

Что касается налоговых преференций, то они, согласно НЭД, должны применяться на период окупаемости НДТ, но не более 10 лет. Речь идет об отмене платы за эмиссии, земельного налога, ввозных таможенных пошлин на оборудование, ускоренной амортизации либо 100-процентном вычете по внедряемым технологиям с корректировкой налогооблагаемого дохода в размере 50% от НДТ и других.

Кроме того, в НЭД поднимаются вопросы определения четких критериев, в соответствии с которыми необходимо будет устанавливать системы автоматизированного мониторинга на стационарные источники выбросов и предоставлять налоговые послабления для сферы переработки твердо-бытовых отходов.

Предлагается также предусмотреть возможность участия регулятора в деятельности внут­реннего углеродного рынка в качестве маркет-мейкера. Пос­леднее необходимо сделать для поддержания определенного коридора цен на углеродные единицы, оптимальных с точки зрения стимулирования инвестиций и затрат предприятий на покупку дополнительных квот.

Автор:
Светлана Абенова
10:55, 9 Июня 2020
0
478
Подписка

Популярное