Главная страница

Полтора миллиарда его друзей

Когда наш мир покидают такие выдающиеся личности, как Жаксылык Ушкемпиров, рука сама, «на автомате», тянется написать очень нетривиальный, незатертый, но все-таки сверхэпитет. И вот уже рука с авторучкой повисла над чистым листом бумаги, но память назойливо предлагает какие-то шаблоны, ничего, по сути дела, не говорящие о характере, темпераменте, внутреннем мире, наконец, заслугах фантастически популярного в нашей стране человека…

С черными горячими глазами

Впервые крохотную характерис­тику на Жаксылыка я прочитал в середине июля 1975 года в главной спортивной газете большой страны. Тогда корреспонденты «Советского спорта» Владимир Кучмий и Борис Цыбин написали о нем: «Маленький человек с черными горячими глазами». Было это после феерического выступления сборной Казахской ССР по классической борьбе на VI летней Спартакиаде народов СССР. Тот турнир проходил в Алма-Ате, и наши палуаны выиграли 5 золотых медалей из 10 разыг­рывавшихся! У земляков был полный триумф и в личном, и в командном зачете. Каждому из них в отчете были посвящены отдельные теплые строки, но почему-то меньше всех – «мухачу» Ушкемпирову. И не потому, что росточком он на великана не тянул, а весом – тем более. Просто таких, к тому времени уже гигантов мирового спорта, как земляки Жаксылыка Валерий Резанцев и Анатолий Назаренко, тоже поднявшихся на верхнюю ступеньку пьедестала почета, а заодно и Анатолия Быкова с Василием Гримайло уже прекрасно знали и специалисты, и журналисты. Этим золотым медалистам спартакиа­ды и одновременно чемпионам СССР любая похвала была впору. А вот как характеризовать мало пока известного борца?

Много лет спустя на юбилей спортивного общества «Динамо» в Алматы приехал двукратный олимпийский чемпион и пятикратный чемпион мира Валерий Резанцев. И когда в нашей беседе зашла речь о самых ярких страницах истории казахстанской классической борьбы, Валерий Григорьевич моментально и с большим желанием вспомнил ту спартакиадную победу казахстанцев, добавив при этом с нескрываемым восторгом: «А помните, как мы «отметелили» всех на ковре Дворца спорта в 1975-м?» Первым всех тогда стал «метелить» именно Жаксылык Ушкемпиров: как раз суперлегковесам предоставлялось эксклюзивное право пойти к пьедесталу почета или под неодобрительный гул болельщиков отправиться на трибуну для зрителей. В общем, довольно сомнительная с точки зрения психологии любого атлета привилегия. Но весьма ответственная. Все зависело только от того, «со щитом» ты в ту минуту оказался или «на щите».

Малоизвестный ветеран

Мне вот прямо сейчас болельщики постарше могут возразить: в 1975 году Жаксылык Ушкемпиров был уже довольно известным в стране борцом, неоднократным призером первенств СССР и чемпионом сельских спортобществ. В сборную Союза вошел двумя годами ранее. После успеха на спартакиадном ковре дела у него пошли еще по более крутой, восходящей куда-то в небо линии. В 1976 году воспитанник трех прекрасных тренеров – Рома Ильматова, Владимира Угренинова и Вадима Псарева – выиграл в Югославии Кубок Придунайских стран, традиционный матч Швеция – Казахстан в Гетеборге, международный турнир памяти Героя Советского Союза Султана Баймагамбетова в Алма-Ате. Но на чемпионате страны, проходившем в феврале 1976 года в Ульяновске, занял лишь четвертое место. И это в год Олимпийских игр в Монреале, когда все победы в хотя и престижных, но не квалификационных зарубежных турнирах меркли по сравнению с отборочным чемпионатом СССР.

Жаксылык очень хотел попасть на Олимпийские игры в Монреаль, 25 лет – в спорте это и пик формы, и наиболее реальная возможность показать себя во всей красе. Но Ушкемпиров чувствовал, что эти соревнования ему придется все-таки пропустить. В Советском Союзе в его весовой категории было нес­колько борцов, которым алмаатинец еще уступал в опыте и мас­терстве. И он это знал. Но тренеры ему говорили: «Не отчаивайся, будет у тебя еще шанс проявить себя на самом высоком уровне. Только верь в свою звезду и не переставай работать до седьмого пота!»

И следующее четырехлетие он отработал сверх того, о чем его просили наставники. «Серебро» турнира Гран-при Германии и чемпионата Европы в Чехословакии, «золото» мемориала Павла Ясинского в польском Катовице и первенства СССР в Москве…

К лету 1980 года Ушкемпиров накопил столь серьезный всесоюзный и международный опыт выступлений на ковре, что многие поклонники его таланта не сомневались: именно Жаксылык должен представлять Советский Союз на московской Олимпиаде в весовой категории до 48 кг. Хозяевам главных соревнований четырехлетия завоевывать лицензии на свои Игры в международных ристалищах необходимости не было, в каждой борцовской весовой категории они без отборочных стартов могли выставить одного участника. И этого одного должны были назвать тренеры сборной СССР.

И все же олимпийские перспективы алма-атинского кайратовца были не слишком прозрачными. Ведь, несмотря на эпизодические выступления Ушкемпирова в прес­тижных международных турнирах четырехлетия и его успехи на них, был в его весовой категории такой чудо-атлет, как Алексей Шумаков из Красноярска, которому на важнейших соревнованиях все эти годы доверяли право представлять Советский Союз. И сибиряк уверенно справлялся с заданиями наставников. Олимпийский чемпион 1976 года, чемпион мира 1977-го, серебряный призер 1978 и 1979 годов, Шумаков справлялся, оттого Ушкемпирова ни разу и не командировали на чемпионат мира. А на чемпионаты Европы трижды посылали Анатолия Бозина из Казани. А еще в резерве у тренерского штаба был Виктор Савчук из Кривого Рога… Каждый из них претендовал на место в олимпийской сборной, причем 29-летний казахстанский мастер спорта международного класса по возрасту был значительно старше и Бозина, и Савчука.

А чтобы соблюсти спортивный принцип, а заодно подстраховаться и не ошибиться в своем выборе, наши наставники незадолго до начала Игр XXII Олимпиады провели в Минске контрольные схватки между четырьмя «малышами».

Победа – дело чести

Мне довелось встретиться с Жаксылыком буквально за нес­колько дней до его отъезда в столицу Белоруссии. Дождался его после тренировки, и мы расположились на скамейке возле борцовского зала «Динамо». Это уже потом, после выдающейся победы на ковре Москвы, многие коллеги напишут, о чем вспомнил Ушкемпиров, стоя на высшей ступеньке олимпийского пьедестала почета. И не покривили против истины: перед глазами атлета действительно промелькнули и детские годы, и какие-то студенческие воспоминания, и лица родных ему людей, но шум восторженных трибун, звуки гимна своей страны, вспышки фотоаппаратов не давали сконцентрироваться на деталях, ухватиться за красную нить этих мыслей и видений.

Перед Олимпиадой же нам ничто не мешало углубиться в историю его спортивной биографии. Мы долго сидели в парке. Слушая Жаксылыка, я живо представлял себе зеленую лужайку в далеком ауле, где мальчишки устраивали соревнования по борьбе. И не только мальчишки, там же с удовольствием боролись и взрослые. Борьба всегда была в почете в совхозе имени Чапаева Джамбулской области. Аксакалы любили смотреть на пацановские игры. А схватки эти нередко перерастали и в потасовки. Наверное, потому, что у ребятишек не было ни тренеров по борьбе, ни условий для занятий. Они только и знали, что борьба эта называется қазақ күресі, правила ее немного схожи с правилами вольной борьбы. А раз так, то их и трактовали вольно. Боролись кто во что горазд.

У Жаксылыка не было братьев. Беда не велика, с точки зрения человека, которому уже под тридцать. В детстве же все виделось в других тонах, и особенно это отражалось на становлении характера, твердого мужского характера. За Ушкемпирова заступиться на таких «турнирах» было некому, а убегать с позором из круга так не хотелось! Но уже лет в 10–12 Жаксылык побеждал всех сверст­ников, да и ребят постарше, хотя весовые категории у них были далеко не одинаковыми. Частенько малышу приходилось защищать своих сестренок от обидчиков, но и самому доставалось нередко. Что такое травма, мальчишка в те годы не знал. Их тогда называли просто шишками, синяками, ссадинами. Так вот этих мини-травм в детстве у борца было немало: только дома замечал, что под глазом – «фингал», а на голове – шишка. Во время борьбы или потасовок о них не думал – надо было себя и сестер защищать, тут уж не до ссадин и царапин. Как в те годы жалел Жаксылык, что нет у него старшего брата – сильного, ловкого, справедливого и всегда готового прийти на помощь!

Уже позже, в Семипалатинске, Ушкемпиров узнал о борьбе классической. Было это в 1970 году, когда юноша стал студентом зоове­теринарного института. Специальность себе Жаксылык выбрал такую же, как и отец, работавший в то время в своем совхозе зоотехником. В институте было много спортивных секций, но сомнений у первокурсника Ушкемпирова не возникало: он должен бороться. Бороться каждый день. Это стало потребностью. С первым свои тренером Ромом Хасановичем Ильматовым он стал постигать борцовские азы, и ему понадобился лишь месяц для акклиматизации в «классике». В том же 1970 году он стал чемпионом страны среди сельских спортсменов. Впервые в жизни Жаксылык получил за победу настоящую медаль. А потом соревнований стало гораздо больше. Способного паренька заметил опытнейший алма-атинский тренер Вадим Александрович Псарев, и Ушкемпиров переехал в столицу Казахстана. Здесь он стал чемпио­ном Спартакиады народов СССР, сюда возвращался с медалями первенств страны.

…Тогда, в Минске, он в конт­рольных схватках оказался сильнее всех противников и получил пропуск на Олимпиаду.

Аплодировал весь мир

В 2000 году мы оказались с Жаксылыком в одной туристической группе, совершавшей поездку на Олимпиаду в Сидней. Ходили на различные соревнования, выезжали на ферму, где выращивают кенгуру, совершили познавательный вояж в столицу Австралии – город Канберру. А однажды всей группой, в которой, кроме Ушкемпирова, больших спортсменов и не было, направились в русский ресторан. И мне, что уж там скрывать, с поднятой рюмкой пришлось рассказать землякам о по-прежнему скромном, несколько смущенном повышенным вниманием к себе борце. Нелегко было в нескольких предложениях поведать историю московского под­вига земляка. Как он в первой же схватке сражался с блес­тящим румынским чемпионом мира Константином Александру, победил его, но в последние секунды поединка буквально взвыл от боли. Рецидив дала недолеченная травма. В поединке с румыном он вел в счете, но ближе к финальному свистку самостоя­тельно даже стоять на ногах не мог. Пока врачи «колдовали» над коленом алма­атинца, тренеры успели шепнуть ему: «Крепись, малыш! Постарайся не показать виду, что тебе больно: в зале сидят твои соперники».

В раздевалку после завершения схватки он побежал. Побежал легко, отвечая на приветствия трибун улыбкой, вскинутыми вверх руками. В тот момент его видели все – следующий соперник Роман Кипрач из Польши, болгарин Павел Кристов, венгр Ференц Шереш...

Не видели они его в раздевалке, буквально упавшего от боли в ноге. Удивлялись тренеры, врачи, удивлялись товарищи по команде – это сколько нужно иметь силы воли, каким должно быть мужество спортсмена, «порхавшего» по залу с такой травмой!

Вот где действительно пригодилась закалка детства, когда синяки и шишки в счет не брались, когда победа нужна была любой ценой. Любой, но только в честной борьбе. Вот где пригодился и печальный опыт чемпионата Европы, на котором Жаксылык, хотя и завершил встречу с вывихнутыми пальцами, но все же покинул ковер побежденным. В тот олимпийский день Ушкемпиров переборол себя, вышел победителем не только в схватке с Александру, но и оказался на высоте в психологической дуэли с будущими соперниками. А уже вечером его ждал новый пое­динок с таким же искушенным борцом Кипрачем.

…Олимпийским чемпионом Жаксылык стал 22 июля 1980 года. Первым в советской сборной по классической борьбе. Первым казахом – чемпионом Олимпийских игр по классической борьбе. И эту его победу видели на экранах своих телевизоров полтора миллиарда жителей планеты Земля! Они аплодировали мастерству, стойкос­ти, мужеству нашего парня. Нет, это им казалось, что на ковре был юноша, а на самом деле борьбу за «золото» выиграл настоящий мужчина, любящий своих родителей, сестер, жену и троих сынишек. Третий, к слову говоря, родился как раз во время Олимпиады и был назван счастливыми супругами Женисом. А у нас все знают, что это значит «Победа».

В лучах славы и в труде

Все эти 40 лет Жаксылыку аплодировали дворцы спорта и стадио­ны: Ушкемпиров был почетным гостем многих сотен спортивных соревнований, в том числе и своих именных – борцовских, не раз бежал со священным огнем спорта на различных факельных шествиях, разрезал ленточки на открытиях спортивных сооружений. В 2014 году его имя было внесено в Зал славы ФИЛА – Меж­дународной федерации спортивной борьбы. Этой же чести в том же году был удостоен заслуженный тренер СССР Вадим Псарев, воспитавший целую плеяду феноменальных казахстанских борцов-классиков: Владимира Бакулина, Валерия Резанцева, Анатолия Назаренко, Жаксылыка Ушкемпирова… Олимпийский чемпион Москвы уже в годы независимости нашей страны стал Героем Труда Казахстана, кавалером орденов «Барыс», «Құрмет», «Парасат»…

После завершения спортивной карьеры Ушкемпиров остался в спорте, став наставником молодых борцов. Но по истечении времени он занялся другим своим любимым делом – животноводством. Создал ферму, дал рабочие места многим землякам, построил спортивную школу, детский сад, общежитие для молодых семей. Мясо с его фермы нашло потребителей не только в Казахстане, но и за рубежом.

В спортивном плане заслуги Жаксылыка тоже множились с каждым годом, ведь на каждом турнире, названном его именем, загорались десятки новых имен юных талантливых борцов, которые на открытии этих состязаний ловили каждое слово легендарного атлета, а потом на ковре старались исполнить все его наставления…

Автор:
Юрий Лифинцев
11:26, 4 Августа 2020
0
516
Подписка

Популярное

Читайте также

30 Сентября 2020

Риск сохраняется

0
30 Сентября 2020

Всем миром

0