Главная страница

Показной патриотизм – последнее прибежище негодяя

Казахстан, как и Россия, – страна с имперским прошлым. Нас с северным соседом, занимающим 1⁄6 земной суши, скрепляет общая история Золотой Орды, 750-летие которой близится. Благодаря этому прошлому мы получили свои громадные территории, оттуда идут истоки нашей централизованной государственности, оттуда мы черпаем корни своих институтов.

Как говорил Президент Касым-Жомарт Токаев, мы расположены на перекрестке исламской, конфуцианской и восточно-христиан­ской цивилизаций. Великий шелковый путь, Золотая Орда, евразийство составляют важные звенья культурного кода казахов. Именно благодаря такому культурному коктейлю мы были и остаемся островом мира в Центральной Азии – нас не коснулись территориальные и национальные конфликты, мы, наоборот, всегда сохраняли стабильность и старались помогать тем, у кого это не получилось.

Сила казахского народа – в его гибкости, рациональности, единстве. Только так можно быть успешным и вообще выжить, находясь между двумя сверхдержавами – Россией, Китаем – и громадным мусульманским миром. Жесткая конструкция при столкновении с чем-то мощным просто ломается, более гибкая гнется, но не ломается. Именно поэтому на протяжении долгих веков Казахстан был мостом между Европой и Азией – у нас хватало ума и житейской мудрос­ти, чтобы уметь налаживать связи с крупными соседями и получать свои выгоды. Только так мы сохранились как нация и получили в награду за устойчивость свою независимую государственность.

К сожалению, есть те, кому эта государственность, с трудом обретенная стабильность, не дают жить. Они только и говорят, что Казахстан – это слуга своих больших соседей, что нас захватывают и с севера, и с востока. Тема последних разговоров предателей Родины – это, конечно, синофобия, которую пытаются разжечь в нашем традиционно толерантном и спокойном обществе. Антикитайская митинговщина, которую науськивают тем, что у нас тут якобы экспансия, только провоцирует государство действовать жестко, чтобы его потом поругали якобы прозападные демократы.

Эти люди, разжигающие ненависть к другому мирному и сотрудничающему с нами народу, делают все, чтобы оттянуть политическую модернизацию, объявленную Президентом в своем первом Послании. Они делают все, чтобы было слышно только их, заглушая конструктивное гражданское общество своими истериками. Они выкрикивают слова и лозунги, не разбирая их значения.

Для начала – что такое экспансия? Экспансия, говорит нам «Википедия», – это территориальное, географическое или иное расширение зоны обитания или зоны влияния отдельного государства, народа, культуры или биологического вида. То есть если бы китайцы задумали нас­тоящую экспансию, то ханьцев в Казахстане было бы гораздо больше, чем нашего многонацио­нального народа. Мы бы говорили по-китайски, пользовались бы китайским WeChat, ели бы китайскую еду. Очевидно, что ничего такого не наблюдается. Значит, и экспансии нет.

Враги государства говорят о том, что к нам якобы переносятся 55 вредных и устаревших производств из Китая. Да, перечень совместных казахстанско-китайских проектов действительно насчитывает 55 различных производств. Но это новые проекты на 27,5 млрд долларов в сферах машиностроения, индустрии, агропромышленного комплекса, химической и фармацевтической промышленности, нефтегазовом секторе и в сфере энергетики. Они все прошли государственную комиссию и считаются выгодными для населения нашей Родины.

У нас нет и никакой зависимос­ти от китайских кредитов. По данным Нацбанка, внешний долг Казахстана перед КНР – 11 млрд долларов, или 6,5% ВВП, из них межфирменная задолженность – 4,8 млрд. Гарантированный государством внешний долг перед КНР составляет 1,2 млрд долларов. Это ничтожно маленькая цифра.

Например, по последним данным (конец мая текущего года), государственный внешний долг Кыргызстана перед Китаем составил 1 млрд 711,6 млн долларов, а общий размер госдолга составляет 3,8 млрд долларов, то есть почти половина всех кыргызских долгов принадлежит Китаю. Долг Шри-Ланки Китаю составляет целых 80% ВВП. Этой стране, чтобы рассчитаться по долгам, пришлось отдать свой порт на 100 лет КНР! Таджикистан, чей долг Китаю составляет более 20% от ВВП, отдает свои месторождения в разработку китайским компаниям. Заметьте – долги при этом платятся на коммерческих основаниях. Никто не отдает свой народ и свою землю. Нигде нет нашествия китайцев, захватывающих страны.

То есть мы видим, что китайское присутствие в Казахстане – это только взаимовыгодное партнерство. И это только самая малая часть китайской экономической политики в мире. Всего в рамках проекта «Один пояс – один путь» КНР по всему миру финансирует инфраструктурные проекты на 8 трлн долларов! Наш внешний долг в 11 млрд – это копейки в общей чаше. Мы гораздо больше должны европейским странам. При этом я хочу заметить, что за последние годы объем торговли с Китаем у нас только снижается: мы значительно меньше продаем им ресурсов и настолько же меньше покупаем техники и промышленного оборудования. Наша зависимость даже от китайских товаров не носит какого-либо радикального значения – хотелось бы, откровенно говоря, больше.

Инициатива «Один пояс – один путь» на деле будет очень выгодна для нас при рациональном использовании. У Казахстана сейчас огромный транзитный потенциал, который прекрасно понимают в КНР. Мы можем быть и будем мостом Китая в Россию и Западную Европу – большим этапом Нового Шелкового пути, с помощью которого товары нашего соседа будут находить новые рынки сбыта. Более того, «Один пояс – один путь» не позволяет другим державам монополизировать экономическое развитие, он представляет собой альтернативу американской гегемонии!

Да, мы со своим небольшим населением не так интересны Китаю, но у нас другая миссия, мы практически всю историю были скрепляющим звеном между Востоком и Западом. Наполеон говорил, что политика государства определяется его географией. Еще со второй половины ХVIII века все наиболее транзитные пути из Бухары и Ташкента в Сибирь и Оренбург, из Астрахани в Хиву и из Семипалатинска в китайские города Кульджа и Чугучак лежали через казахские степи. Казахстану необходимо пользоваться теми привилегия­ми, которым нам даровал исторический процесс в виде нашей большой территории в самом центре Евразии.

Об этом на Валдайском форуме говорил Президент Токаев: «Мы резонно позиционируем себя как транзитный и торговый мост между Европой и Азией. За пос­ледние десятилетия Казахстан инвестировал более 30 миллиардов долларов в транспортную инфра­структуру. Построено более 2 тысяч километров железных дорог, реконст­руировано 7 тысяч километров автомагист­ралей, портовые мощности на Каспии увеличились до 27 миллионов тонн. В итоге сегодня через Казахстан проходит 5 железнодорожных и 6 автомобильных международных коридоров. До 2025 года мы планируем инвестировать дополнительно 20 миллиардов долларов в транспорт­но-логистические проекты. Мы выступаем за открытость нашего пространства для новых жизнеспособных транс­портно-логистических решений».

Китай становится настолько большой и важной экономикой, что ее невозможно уже ограничить. Даже американская якобы торговая война не работает. Наоборот, товарооборот США и Китая в 2018 году на фоне войны вырос на рекордные 28%, а оборот 2019-го, скорее всего, будет на 10% больше. Этот факт должен отрезвить всех, кто считает, что Китай можно просто игнорировать. И якобы «концентрационные» лагеря для уйгуров в СУАР никого не останавливают – потому что все прекрасно знают правду про то, что там на самом деле происходит. Ко всему прочему, всем стало очевидно, что близится эпоха, когда Китай станет мировым лидером во всех сферах. Он уже обошел США по числу миллионеров, обгоняет их в вопросах технологий. Слабый Китай, каким он был весь XIX век и часть XX, нужен, конечно, всем, но теперь Поднебесная становится законодателем мод, а ее выход на мировую арену в XXI веке затмит всю 500-летнюю историю Запада.

Думаю, поэтому якобы демократические организации только и говорят, что в Синьцзян-­Уйгурском автономном регионе ведется жесткая политика по отношению к национальным меньшинствам. Удивительно, как люди забывают важнейшие факты истории взаимоотношений. На деле то, что происходит сейчас в КНР, – это борьба против сепаратистов.

Это важнейший фактор не­стабильности и угрозы безопас­ности не только для Китая, но и для всего региона Центральной Азии и России, поэтому его разрешение имеет принципиальное значение. История уйгурского народа изо­билует примерами борьбы за независимость в разное время, начиная с периода Уйгурского каганата (745–847 гг. н. э.), заканчивая сегодняшним днем. Столь долгое существование уйгуров в состоянии противоборства с ханьским этносом, безусловно, наложило отпечаток на формирование менталитета данной народности. Поэтому некоторые из них не скупились на теракты и кровопролитие. Я не знаю, почему никто не вспоминает про сотни погибших людей из-за различных акций обозлившихся сепаратистов. Мало кто помнит тот факт, что их уничтожали и в Алматы, а при обысках находили новую карту Казахстана, о которой мечтали убитые террористы!

Все говорят про уничтожение уйгуров в лагерях перевоспитания, но никто не обращает внимания на то, что хорошего делает Китай в регионе. Там происходит совершенствование структуры экономики (промышленность, сельское хозяйство, сфера услуг), укрепление инфраструктуры, значительное увеличение сельскохозяйственного потенциала, быстрое развитие туризма, налаживание диалога с приграничными государствами, постепенное формирование современной промышленной структуры и др.

Самое интересное, что в своем большинстве жители СУАР благодарны правительству за такую политику. Проведенные Центральным национальным университетом в 2007 году двухлетние социологические исследования показали, что большинство уйгуров видят будущее своего народа в составе Китая, приверженцев сепаратистских идей не так много. Были опрошены 2 189 случайно отобранных жителей СУАР (пригодными для исследования оказались 2 094 анкеты), из них 87,1% составили уйгуры, а 12,9% – ханьцы.

В интересах получения максимальной объективности результатов исследования проводились как в крупных городах и центрах (Урумчи, Кашгар), так и в провинциальных уездах и сельских райо­нах. Из числа опрошенных 88% считают вредной деятельность сепаратистских движений. Не стала исключением и студенчес­кая среда. Результаты опросов студентов СУАР показали, что большая их часть осознает свою принадлежность к государству.

Да, население СУАР делится на категории мирного и сепаратистски настроенного. Но нормальное большинство не использует религиозность как нечто деструктивное. Дело при этом в сознательном отказе данной категории граждан от радикального проявления своей религиозной принадлежности. Важно то, что они нередко сами становятся жертвами экстремис­тов, а потому важнейшей своей задачей Правительство КНР считает защиту и всестороннюю поддержку населения СУАР.

При этом важно и понимать, что Китай никому не позволит аннексировать свою территорию. Китай – это сверхдержава, первая экономика мира по ВВП, одна из ведущих космических держав, обладает ядерным оружием и самой крупной армией по числу военнослужащих. Китай – абсолютный лидер по большинству видов промышленной продукции, мировой экспортер («фабрика мира»), обладающий наибольшими в мире золотовалютными резервами. Подавляю­щее большинство уйгуров, казахов и представителей других национальных меньшинств это хорошо понимают, они законопослушные граждане, соблюдают законы, работают, платят налоги, исходя из главного принципа, что все они являются гражданами Китайской Народной Респуб­лики. Но есть те, кто вступил в конфликт с китайской властью и законом, их ничтожное меньшинство.

КНР в своей борьбе против сепаратизма и терроризма заручился поддержкой центральноазиатских государств, заключая договоры об экстрадиции преступников, находящихся на территориях стран Центрально-Азиатского региона. Не стоит забывать и о Шанхайской организации сотрудничества, одной из основных задач которой является осуществление антитеррористической деятельности.

Итак, позиция Казахстана в этом вопросе предельно четкая и непоколебимая: Синьцзян-Уйгурский автономный район является неотъемлемой частью Китайской Народной Республики, и, соответственно, политичес­кие и любые другие проблемы Синьцзяна – это внутреннее дело Китая, в их решение Казахстан никогда вмешиваться не должен.

Аналогичная история сейчас происходит между Турцией и курдами. Эрдоган был вынужден начать военную операцию «Источник мира», чтобы отодвинуть воинственный 40-миллион­ный курдский народ от своих границ и гарантировать целостность своей территории. Курдов в 4 раза больше, чем уйгуров, и они тоже не имеют своей государственности. Согласно одной из наиболее детализированных оценок, в мире насчитывается 50 основных очагов сепаратизма, вместе занимающих территорию в 12,7 млн кв. км с населением в 220 млн человек. На наших глазах в Каталонии, почти в самом центре Европы, происходят сепаратистские акции, которые заканчиваются реальными сроками для людей, которые начали движение за отделение от Испании. А вспомните баскские теракты и ирландскую освободительную армию, которая терроризировала Британию и европейский континент!

То, что сейчас происходит в СУАР, – это контроль над ситуа­цией. Да, местами жесткий, но в таких делах лишней бдительности не бывает. Лучше повсеместное наблюдение и жесткий контроль, чем бомба замедленного действия под боком.

Предатели Родины хотят, чтобы люди протестовали против якобы «бесчеловечной политики Китая», но они постоянно лгут о том, что там происходит. Им противен спокойный и миролюбивый Казахстан, у которого выверенные отношения и с Россией, и с Китаем. Им хочется объявить войну всем и сразу – так может поступить только сумасшедший, который хочет краха своей государственности. Я нисколько не преувеличиваю: недавно беглый банкир и преступник объявил «войну» не только Казахстану, но и Путину, Си Цзиньпину и Эрдогану одновременно (очевидно же, что это клинический случай). Наблюдая раздувание антикитайской истерии и показушно-фальшивую «любовь» к братьям по крови, невольно вспоминаешь печально знаменитое изречение «ПАТРИОТИЗМ – ПОСЛЕДНЕЕ ПРИСТАНИЩЕ НЕГОДЯЯ».

За 28 лет независимости Казахстана Нурсултан Назарбаев заложил мощные внешнеполитические основы «Мәңгілік Ел» – это быть в самых добрососедских и взаимовыгодных отношениях с двумя великими державами – Россией и Китаем. Очень важно, что все страны Цент­ральной Азии строго соблюдают соглашения с Китаем по борьбе с сепаратистами и террористами. Многовекторная внешняя политика не означает, что мы абсолютно со всеми глобальными игроками должны вести одинаковую политику. Россия и Китай – приоритет (именно в силу географии и геополитики), потом США и Европейский союз. Что касается кыргызов, узбеков и туркмен, то это наши соседи и братья, и с ними у нас никогда не было и не будет проблем.

Мир стремительно меняется. Сейчас единственный фактор принадлежности к стране, к государству – это институт гражданства. Современные технологии и Интернет размывают границы наций и национальных государств. Когда-то Назарбаев призвал казахов со всего мира возвращаться на историческую Родину. Те, кто захотел, вернулись, и двери никогда не закроются. Но те, кто сейчас является гражданами КНР, находятся вне зоны наших политических и национальных интересов, потому что выбрали остаться там. Почти 800 тыс. казахов живут в Узбекистане. Нам что, заняться их проблемами? Но позвольте! Это граждане Узбекистана! В России почти миллион казахов проживает в Астраханской, Саратовской, Оренбургской, Омской и других областях. Там нет ни одной школы на казахском языке. Нам что теперь, может, митинги организовывать по этому поводу?

Нашим национал-патриотам было бы хорошо обращать внимание на проблемы казахов в самой стране, а не кивать в сторону Китая, где на самом деле живут другие люди – культурно, ментально и политически. Они хотят, чтобы по мифическому зову крови государственники метнулись спасать людей, чьи предки давно уехали в поисках лучшей жизни, игнорируя при этом международные соглашения.

И когда казахстанско-китайскую границу пересекают какие-то люди и представляются казахами, мы должны им верить? Они не наши граждане. А если это бежавшие от преследования террористы и нарушители закона? Мы из Сирии возвращали только наших СОГРАЖДАН, а не просто казахов. Это очень важный факт! И при этом часть возвращенных казахстанцев получили реальные сроки за участие в террористических организациях, а другая часть теперь перевоспитывается и реабилитируется для нормальной интеграции в наше миролюбивое общество.

Сейчас в Казахстане живут 238 тыс. уйгуров (а не 600 тыс., как думается некоторым оппозиционерам), и они – граждане Казахстана, такие же, как казахи, русские, корейцы, дунгане и другие представители нашего многонационального народа. Мы должны заступаться за этих людей, если им предъявляют незаконные обвинения или требования.

Те же, кто 26 октября соберется выходить на митинги против китайской экспансии, – это пособники предателей Родины, жаждущие разрушить стабильность в Казахстане. Они автоматически должны быть записаны в число тех, кому мы не должны подавать руки при встрече и помогать по необходимости. Я знаю, что среди них есть заблуждаю­щиеся, коим неизвестны все перечисленные мной факты, но я знаю и то, что есть абсолютно искренние ненавистники спокойствия в Казах­стане. С ними у государства должен быть отдельный разговор.

Автор:
Ермухамет Ертысбаев
09:00, 23 Октября 2019
0
17684
Подписка

Популярное