Главная страница

Онкомаркеры на коррупцию

​ Антикоррупционная служба и общественные активисты заподозрили онкологов Костанайской области в коррупции, однако на защиту врачей встали их коллеги и пациенты, настаивая на конструктивном диалоге и поступательном движении в решении существующих проблем.

Ваша очередь № 25

В регистратуре костанайской онкополиклиники никогда не бывает безлюдно. Утром – так вообще «аншлаг». Стоя в толпе людей, невольно отмечаешь, что большая часть пациентов – люди в возрасте. Многие признают, что приходят задолго до начала работы поликлиники в надежде получить заветный талон и попасть на прием к врачу.

И если работу медучреждение начинает в 8.00, то первые посетители порой появляются около 5–6 утра. Ждут на улице. Попытки администрации изменить ситуацию пока помогают слабо. Запись через поликлинику по месту жительства и мобильное приложение «Дамумед» не снимают проблему, а лишь разделяют пациентов на тех, кто приходит по старинке в регистратуру, и более продвинутых. Новое здание поликлиники на 300 посещений уже сегодня, по словам врачей, не всегда справляется с потоком пациентов. В этом же здании расположено и диагностическое отделение. Бывают случаи разговоров на повышенных тонах, грубые фразы, обиды и слезы.

За прошлый год на прием к онкоспециалистам пришли более 54 тыс. человек. В среднем это около 200 пациентов в день. Однако важно учитывать, что врачей некоторых специализаций в больнице не хватает. Вперед на две недели обычно расписаны приемы к радиологам, маммологам, врачу «голова-шея». Пришедшему с улицы человеку будет сложно сориентироваться сразу. Сдать анализы без направления от соответствующего специалис­та и предварительной подготовки и вовсе невозможно. В этом медучреждении все заточено на выявление и лечение коварного рака. Причем людской поток на диагностику сопоставим с потоком на прием к врачам, то есть еще более 50 тыс. человек в год. Максимальное число пациентов, посетивших поликлиническое и диагностическое отделение за день, близится к 900, в среднем это около 400–500 человек. Наи­больший наплыв фиксируют в период выдачи препаратов, накануне праздников.

– По годовой статистике, 40% обращений в нашу поликлинику – первичные, – отметила заведующая поликлиникой Ксения Дисаенко. – Примерно две трети людей уходят со снятым диагнозом. Остальных ставим на учет. В 2019 году таковых было почти 2 500 человек. Если это доброкачественное заболевание, то также предлагаем пройти лечение у нас.

Рост числа пациентов онкологической больницы – процесс перманентный. Если в 2016 году, когда запускали новую поликлинику, на учете стояло 11 000 человек, то сегодня их уже почти 13 200 пациентов. Хотя специалисты отмечают, что идет корректировка внутри этой массы больных: выявляют все больше людей с раком от 0 до 2-й стадии. Соответственно, удается раньше начать лечение, продлевая не только саму жизнь, но и сохраняя ее качество. Да и уровень пятилетней выживаемости растет – сегодня это уже 52% от всех поставленных на учет пациентов. Есть и ложка дегтя – примерно у 500 пациентов 4-я стадия рака, когда онкологи уже не в силах помочь.

Вопреки всему

Встречи и разговоры с врачами дают понять, что все они оптимис­ты, хотя и с толикой цинизма.

– Есть сакраментальная фраза, что не каждый доживает до свое­го рака, – говорит заместитель главного врача онкобольницы Максим Бобошко. – Кто-то доживает до него в 60 лет, кто-то, к сожалению, в 30. Каждый раз, общаясь с больным перед операцией, отдаю себе отчет, что разговариваю с живым человеком, и после операции он должен остаться жить, потому что я несу за него ответственность.

Сначала эти фразы бьют по ушам, но когда узнаешь тяжелый график работы онкологов, к подобным «слабостям» начинаешь относиться проще.

– До обеда проводят, как правило, сложные операции, например рак желудка, – рассказывает руководитель управления здравоохранения Костанайской области Вячеслав Дудник, который 20 лет сам проработал в онкобольнице региона. – Надо полностью убрать желудок и пришить кишку к анастамозу пищевода, толщина которого тоньше папиросной бумаги. А если опухоль вросла в селезенку, надо убрать селезенку. Если в левую долю печени, то и левую долю. Объемы операции очень большие.

Часами у операционного стола в полусогнутом состоянии находятся хирурги, радиологи и вместе со своими пациентами «ловят» дозы облучения. Эти же люди днем ведут прием в поликлинике. Совместительство в онкологии не исключение, а правило.

Дефицит специалистов и, как следствие, очереди на прием и госпитализацию, безусловно, толкают людей на необдуманные поступки. Некоторые приз­нают, что предлагали деньги работникам регистратуры за запись к нужному специалисту «на ближайшее время», врачам – за проведение операции. Все, лишь бы родной, близкий человек почувствовал себя лучше. Удалось ли, никто открыто не говорит. При этом есть те, кто отмечает, что попытки были безуспешны. Речь о последних 6 месяцах работы больницы. Почему такова точка отсчета? Летом 2019 года за взятку осудили главврача онкобольницы и его зама. Они взяли у директора ТОО 4,4 млн тенге за беспрепятственную приемку реактивов в рамках договоров госзакупок.

Сегодня в больнице новый руководитель, 7 новых специалис­тов, которые пришли в 2019 году. Часть из них – молодые врачи, которым надо еще набраться опыта. Однако несколько вопросов, накопившихся за последние годы, все же сняты. К примеру, удалось вновь выделить в отдельную единицу гинекологическое отделение, где теперь 3 оперирующих врача, и сейчас идут переговоры с четвертым, который будет вести прием в поликлинике. Сложнее с радиологами. В 2019 году из стен вузов страны вышло чуть больше десятка специалистов, и все они ушли в крупные центры. В Костанае же сегодня работают 3 радиолога и один врач по совместительству. Нужно еще столько же. В среднем курс облучения длится около 30–40 дней. А это значит, что оборачиваемость коек в этом отделении медленная. За 2019 год через отделение прошли 800 человек, еще 6 000 – прошли химиотерапию, 1 600 пациентов были прооперированы. Руководство онкологической больницы признает: очередь на госпитализацию есть, и в нынешних условиях решить вопрос без расширения коечного фонда сложно. С другой стороны, на вооружение принимают новые технологии оперирования, сокращая время восстановления больных.

Всеобщая настороженность

Возможно, многочисленные и практически не меняющиеся последние пару лет жалобы на работу онкобольницы привлек­ли внимание антикоррупционной службы. Вынося на всеобщее обсуждение вопрос бытовой коррупции в областной многопрофильной онкологической больнице, члены специальной мониторинговой группы озвучили ряд вышеописанных проблем с очередями в поликлинике и на госпитализацию. Звучали обвинения и во взяточничестве. Основанием стали анонимные жалобы пациентов, которые были собраны в соцсетях. В частности, зачитанные членом республиканской мониторинговой группы Алданом Менкеевым сообщения гласили, что за запись к врачу один человек отдал 3 000 тенге, другой за операцию – 80 000 тенге.

Заместитель главного врача онкобольницы Максим Бобошко в ответ справедливо заметил, что в условиях анонимности жалоб проверить их не представляется возможным.

– Если поступит такое заявление, которое афишируется в данный момент, то у нас есть служба внутреннего контроля, внутренний отдел по противодействию коррупции, – отметил Максим Бобошко.

– Не каждый человек придет к вам с жалобой, потому что пациенты зависимы от вас, – возразил на это руководитель антикоррупционной службы по Костанайской области Куаныш Бекбассов. – Как улучшить ситуацию? У вас есть какой-то действенный план? Мы уже привели пример, что в предыдущем году ваш коллега был задержан за получение взятки. Не было бы этого примера, другой бы был. Кроме того, поступают устные сообщения. Вы на эти сигналы должны реагировать, делать мониторинг.

На вопрос журналиста «Казправды» о достоверности озвученных данных члены мониторинговой группы признали, что проверку не проводили. Сотрудники и руководство антикоррупционной службы хранили молчание. Вместе с тем люди, сидящие в зале, где проходила встреча, не скрывали негодования, открыто говоря, что бездоказательно обвинять нельзя. На защиту встали журналисты, профсоюзные работники, работники библиотек, простые пациенты, депутаты.

В целом, когда блогеры, в том числе и члены мониторинговой группы, начали собирать жалобы в соцсетях, в области развернулась кампания в поддержку онкологов. Практически каждый, кто защищал врачей, лично столк­нулся с бедой, став пациентом или пережив болезнь близких.

– Помню узкий, темный коридор старой поликлиники на первом этаже стационара, – рассказала корреспонденту «Казправды» депутат областного маслихата Екатерина Смышляева, у которой раком заболел близкий человек. – Гардероб не справлялся, и люди складывали вещи прямо возле кушеток. В 2 ряда вдоль стен стоя­ли «живые» очереди умираю­щих людей. Стояли с утра и до вечера, потому что идти некуда, а без лечения и незачем. Поток больных и сегодня в несколько раз превышает емкость онкослужбы, но принимает их не коридор и не улица, а новая, современная поликлиника. Помню, когда КТ и МРТ можно было сделать только в столице. Сегодня это исследование можно пройти с ожиданием, но уже не «никогда». И все эти воп­росы в спокойном, конструктивном русле, понимая, что проблема системная и не всегда локальная, поднимала профессиональная и просто неравнодушная общественность.

Стоит признать, что именно общественность через депутатский корпус всех уровней в прошлом году отстояла автономность онкологической службы от системы многопрофильных больниц. «Без оскорблений, без обвинений, без хайпа», – говорят пациенты и их близкие.

Что делать будете?

Важно, что в рамках встречи со специальной мониторинговой группой конструктивной критики было немного, но она была. Основную часть таких предложений высказала предприниматель и блогер Зарина Кокжанова, у которой от рака 2 года назад скончался супруг. Она собрала больше 20 вопросов у своих подписчиков, которым когда-то рассказывала о сложностях процесса лечения и прохождения обследований. Каждая из озвученных проблем – часть истории конкретных людей. Здесь и неэффективность флюорографии при выявлении рака, длительные сроки ожидания точного диагноза, невозможность получения развернутых результатов анализов, борьба с болью и многое-многое другое. Руководители здравоохранения области, вопреки предложению антимонопольной службы прервать выступление девушки, предложили дослушать, а в дальнейшем продолжить сотрудничать с Зариной в решении системных проблем.

Исполняющий обязанности главврача онкологической больницы Игорь Дженджара, встречаясь с журналистами накануне совещания с участием антикоррупционной службы, рассказал, что в текущем году будут работать над разгрузкой онкополиклиники.

– Мы хотим принять врачей-онкологов костанайских поликлиник в наш штат и вести прием на местах, чтобы разгрузить нашу поликлинику, – рассказал специалист. – Мы также хотим задействовать Аркалык, Лисаковск, Житикару, Рудный. Сейчас открывается ситуационный центр, где будем мониторить пациентов, которым уже на уровне первичной медико-санитарной помощи ставят подозрение. Будем их видеть и отслеживать в динамике. Почему еще хотим оптимизировать службу? Некоторые пациенты приезжают к нам, чтобы получить гормонотерапию или другие лекарства. Хотим, чтобы они получали лекарства на местах. Этот год будет довольно плодотворным.

В числе системных проблем остаются маленькая емкость онкослужб, необходимость повышения онконастороженности врачей на местах, доступности онкологической помощи для сельчан, дефицит онкологов. Нужны и дополнительные койки, ведь в больнице планируют открыть еще одну операционную. Расширения требует и хоспис, где сегодня всего 20 коек, но и это уже хорошо. В нем для людей организовали молельные комнаты, комнаты отдыха, разместив отделение в другом здании.

Сегодня на уровне области принято решение продолжить обсуждение вопросов в сфере онкологии. Часто оно будет проходить за закрытыми дверями, потому что многие пациенты не желают обнародования своих диагнозов и имен. Да и сама тема весьма болезненна и щепетильна. В то же время сами пациенты настоятельно рекомендуют онкобольнице изменить подход к информированию и начать рассказывать о раке в организациях ПМСП, а в собственных стенах – о правах онкобольных. А антикоррупционная служба напоминает: в случае, если пациенты столкнулись с фактами коррупции, нужно звонить по короткому номеру 1424. Вот только об анонимности в данном случае придется забыть.

Автор:
Евгения Ермакова, Костанайская область
11:17, 14 Февраля 2020
0
457
Подписка

Популярное

Читайте также