Главная страница

​«Кто готов к изменениям, тот выигрывает!»

В эффективном развитии Карагандинского угольного бассейна и внедрении открытого способа добычи твердого топлива неоценимая роль принадлежит Президенту страны Нурсултану Назарбаеву.

Казахстан обладает огромными топливно-энергетическими ресурсами и входит в десятку крупнейших производителей угля на мировом рынке. В то же время единственным районом добычи ценных коксующихся углей в стране является Карагандинский бассейн. Его балансовые запасы оцениваются в 9,5 млрд тонн, в том числе бурых углей – 0,6 млрд, каменных – 8,9 млрд, из них коксующихся углей – 5,5 млрд тонн.

Около 3 600 кв. км площади охватывают угленосные отложения, из них на долю продуктивных приходится до 2 000 кв. км. Внушительна и толща бассейна: в ней до 80 угольных пластов суммарной мощностью 110 м!

Сегодня шахтами угольного департамента АО «АрселорМиттал Темиртау» ежегодно добывается до 11–12 млн тонн коксующихся углей, что полностью удовлетворяет потребности компании и двух ее тепловых электростанций.

И все это топливное наследство досталось региону с конца 70-х годов минувшего столетия, когда угольная отрасль на тот момент единого союзного государства испытывала серьезное отставание. И Карагандинский угольный бассейн не был исключением. Поэтому избранный в 1977 году секретарем обкома партии по промышленности, а чуть позже – вторым секретарем обкома Компартии Казахстана, Нурсултан Назарбаев развернул большую работу по выводу угольных предприятий области из отстающих. На первое место вышла забота об увеличении добычи каменного топлива.

Принимались эффективные меры. Опираясь на партийных и хозяйственных руководителей, инженеров-специалистов, научных работников, Нурсултан Абишевич сумел добиться перелома в работе производственного объединения «Карагандауголь». Однако победная эйфория не зат­мила понимание тех проблем, которые испытывал Карагандинский угольный бассейн. Да, шахтеры давали план, но какой ценой? Нагрузка на каждую шахту росла. Уголь нужен был Уралу и республикам Средней Азии. Но его добыча подземным способом становилась невыгодной…

В те же годы я возглавил ПО «Карагандауголь». И вместе с Нурсултаном Абишевичем мы стали искать выход. Вот тогда-то впервые в истории угольщиков Караганды и началось интенсивное освоение угольных месторождений открытым способом. А противников у этого метода было хоть отбавляй!

К счастью, Нурсултан Абишевич сразу оценил достоинства новой к тому времени технической разработки и добился, чтобы Совет министров Казахской СССР принял соответствующее решение. Говорю сегодня с абсолютной уверенностью: только это и спасло тогда Караганду. Продуманное решение дало работу заводам, сохранило рабочие места и не поз­волило обвалиться социальной сфере, которая всегда зависела от состояния бюджета.

В 1979 году начались детальная разведка и разработка Борлинского месторождения. На этом угольном разрезе, названном Молодежный, уже в 1980 году добыли свыше 2 млн тонн угля. Это как-то ослабило нагрузку на шахты, дало им возможность подготовить и открыть новый фронт работ.

Неизвестно почему, но к концу прошлого века среди горняков укоренилось мнение, что на карте угольных месторождений Казахстана «белых» пятен уже нет. Все найдено, все открыто! – заявляли знатоки. Как они ошибались! В 1983 году угольную отрасль потрясло открытие... При проведении геологической съемки Шубаркольская поисково-съемочная партия Центрально-Казахстанской экспедиции Московского государственного университета им. Ломоносова в полупустыне, где безбоязненно кочевали стада сайгаков, на небольшой глубине обнаружила угольные пласты. Толщина самого мощного из них достигала 30 м! Это была сенсация.

Узнав об открытии Шубаркольского месторождения, Совмин республики, возглавляемый
Нурсултаном Назарбаевым, решил незамедлительно приступить к разведочно-эксплуа­тационным работам. И хотя результатов детальной геологоразведки еще не было, Совмин принял специальное постановление по разведке и разработке Шубарколя! Чтобы решиться на столь рискованное, трудное дело с отвлечением значительных средств, председателю Совета министров нужно было обладать особым мужеством.

Но этот риск обещал значительный выигрыш. И не только для шахтеров Караганды, а для всего Казахстана. Было принято решение идти на уникальный экспе­римент. Он диктовал начать освоение мес­торождения одновременно с проводимыми ускоренными темпами геологоразведкой, проектированием и строительством. Такого еще не бывало. И Нурсултан
Абишевич знал, что в случае не­удачи ему первому придется нести ответственность.

Только решительность и точный расчет могли привести к намеченной цели. А вот насколько трудным будет освоение,
Нурсултан Абишевич ясно понял лишь тогда, когда впервые посетил тот богатейший клочок земли в необозримой Сарыарке. Он увидел и совершенно пустынный пейзаж, и весь комплекс предстоящих трудностей. Поразила отдаленность от всех населенных пунктов. До Караганды – 500 км. До Джезказгана и поселка Жайрем – по 150. «Рядом», в 120 км, оказался поселок Баршино. Отсутствовали любые пути сообщения и линии электропередачи. Воды нет. Ближайшая железнодорожная станция Кызылжар – в 140 км!

Но, как говорит Нурсултан
Абишевич, «кто готов к изменениям, тот выигрывает». Уголь Шубарколя был нужен стране как воздух. Работы по ускоренному строительству разреза были возложены на меня, как генерального директора ПО «Карагандауголь». Я с головой погрузился в эту работу.

Поверьте, свет не видывал таких темпов освоения! Их можно занести в Книгу рекордов Гиннеса. В марте 1985 года, когда степь в снегу, из Караганды уже выехал караван первопроходцев. За ним потянулись другие. Нурсултану Абишевичу многие говорили, мол, зачем торопиться, давайте подож­дем до весны. А в ответ слышали: «У нас нет времени, каждый день на счету!».

Действительно, одновременных дел было великое множество. Шла прокладка железных и автодорог, линий электропередачи, водопровода. На разрезе велись вскрышные работы. Кипело строи­тельство котельной, общежитий, столовой, бани, радио­релейной линии… За год вырос вахтовый поселок со всеми социально-бытовыми помещения­ми, в том числе с клубом, гаражом и… аэропортом! В пустыню пришла жизнь.

Менее чем через 1,5 года с начала первых работ разрез Цент­ральный отправил потребителю первый эшелон с великолепным углем. Первая победа сотен первостроителей – это трудовой подвиг горняков бассейна. Вдали от семей, нередко на пределе физичес­ких возможнос­тей, они работали по 12 часов в сутки. И главным организатором и вдохновителем освое­ния Шубаркольского месторож­дения, без преувеличения, был
Нурсултан Назарбаев.

Гигантское строительство шло под его личным контролем. Пре­одолев громаду навалившихся дел, Нурсултан Абишевич десятки раз выезжал на строя­щиеся объек­ты. Через обком, Правительство республики и Союза, ЦК КПСС добивался он срочной поставки дефицитной для разреза техники, оборудования и материа­лов. Сегодня два крупнейших предприятия – Борлинский и Шубаркольский разрезы – основа стабильности топливно-энергетического комп­лекса республики.

Особое внимание Нурсултан Абишевич всегда уделял обеспечению безопасности горных работ в связи с высоким риском возникновения техногенных аварий – Карагандинский бассейн считается одним из наиболее газоносных в мире. Высокая газонос­ность угольных плас­тов – одна из главных причин взрывов метана на наших шахтах, приводящая к человечес­ким трагедиям. За последние годы в бассейне погибли свыше 140 горняков.

Но боль от случившегося никогда не покидала Нурсултана
Абишевича, какой бы он пост не занимал. Мне до сих пор помнится одно из его выступлений, где Глава государства сказал, что о шахтерском труде знает не понаслышке. «Работая в свое время в Карагандинской области секретарем обкома, я не раз спускался в шахты, и мне доводилось видеть, как велик риск шахтерского труда. Людские потери на таком производстве неизбежны, аварии в угольном производстве происходят во всем мире, таковы реалии жизни. Но гибель шахтеров на предприятиях угольного бассейна до сих пор вызывает у всех нас душевную боль, скорбь и тревогу…».

Чтобы снизить газоносность в шахтах и использовать богатые кладовые метана на нужды страны, по личному поручению Президента Министерством энергетики утвержден план мероприя­тий по организации разведки и добычи метана угольных пластов Карагандинского бассейна с выделением финансирования на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы. В предельно сжатые сроки, за 9 месяцев минувшего года, впервые в истории угольного бассейна выполнен значительный объем опытно-промышленных работ на Шерубайнуринском участке.

На трех геологоразведочных и пяти опытно-промышленных скважинах различными методами проведены операции по интенсификации газоотдачи угольных пластов. На начальном этапе получены первые притоки метана и извлечено более 180 тыс. кубометров газа. По отобранным образцам керна в ведущих лабораториях КНР, Польши и США проведены исследования и получены геолого-промысловые характерис­тики угольных пластов. Характеристики угля Шерубайнуринского участка оказались схожи с крупнейшим месторождением США Блэк Варриор, где добывается 1,5 млрд кубометров газа в год. Это главный результат. Мы его получили впервые.

В перспективе в бассейне необходимо сконцентрировать всю инфраструктуру для организации широкомасштабной промышленной добычи метана. В текущем году начато строительство трех опытно-промышленных скважин с расширенным комплексом гео­физических исследований и испытаний угольных пластов. Дальнейшая добыча угля подземным способом в Карагандинском бассейне немыслима без решения этой проблемы. Разработка и реа­лизация госпрограммы добычи угольного метана позволит обезопасить труд шахтеров и получить очень нужный в Цент­ральном Казахстане газ.

С высоты пережитого опыта прослеживаю путь Карагандинского угольного бассейна. И твердо знаю, что в историю страны золотыми буквами будут вписаны титанический труд шахтеров Караганды и огромный вклад в развитие угольных мес­торождений Президента страны Нурсултана Назарбаева.

Автор:
Николай Дрижд, доктор технических наук, профессор КарГТУ, дважды лауреат государственных премий
11:36, 1 Декабря 2017
0
1285
Подписка

Популярное

Читайте также